Футбол гладбахской «Боруссии» через публицистику Рене Марича | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Футбол гладбахской «Боруссии» через публицистику Рене Марича — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
Бундеслига
25 марта , 19:11
25 марта , 19:11
Футбол гладбахской «Боруссии» через публицистику Рене Марича
Лонгрид Сергея Титова.
Содержание
01Начало атак. Агрессивная роль Гинтера и помощь Зоммера
02Использование пространства через передачи в диагональном направлении
03Изменение ролей крайних защитников как влияние Марича на Розе
04Прессинг через полупозиции
05Ауты как важный источник контрпрессинга и моментов

В это странное время нам нужно больше источников вдохновения и позитива, а в мире футбола история Рене Марича – одна из самых вдохновляющих за последние годы. Марич прошёл долгий путь от тактического блогера Spielverlagerung через помощь Томасу Тухелю, Рогеру Шмидту, «Мидтьюлланну» и «Брентфорду» до статуса помощника главного тренера «Ред Булл Зальцбург» и гладбахской «Боруссии». Работу с Марко Розе Маричу принёс подробный разбор игры «Зальцбурга U18», опубликованный на сайте в январе 2016-го. С того момента Розе и Марич выиграли Юношескую Лигу чемпионов, дошли до полуфинала Лиги Европы с «Зальцбургом», а в этом сезоне успешно строили претендента на ЛЧ из гладбахской «Боруссии», которая с момента назначения Люсьена Фавра держит статус одной из самых интересных команд для изучения в Европе.

Этот текст – не просто разбор игры Гладбаха, но и попытка проследить, как в игре команды переплелись принципы футбола Розе на практике и теоретические мысли, написанные Маричем на страницах блога.

Начало атак. Агрессивная роль Гинтера и помощь Зоммера

Марич – фанат подходов Луи ван Гала и Пепа Гвардиолы, особенно периода «Барселоны», к построению начала атаки. Их структуры объединяет формирование тройки в первой линии билд-апа, и основная разница между подходами – в достижении формы и временных эпохах существования команд. Ван Гал в «Аяксе» середины 1990-х создавал тройку за счёт глубоких позиций крайних защитников, Богарда и Райцигера, и подъёма выше центрального защитника с более развитыми функциями организатора атак (Райкард, после его трансфера – Блинд). К старту тренерской карьеры Гвардиолы крайние защитники уже активнее подключались в атаку, и более эффективным способом создания тройки при начале атаки стало смещение разыгрывающего опорного, Бускетса, на одну линию к центральным защитникам. Ван Гал тоже пришёл к подобному подходу.

Марич называет ошибкой стандартный подход к разбору подобных ситуаций, с акцентом на создание численного перевеса 3v2 в первой линии билд-апа: «Реальная эффективность – в изменении направлений передач, связей и заполненных зон». Со смещением вглубь разыгрывающего опорного крайние игроки в тройке занимают более широкие позиции, что а) позволяет им продвигаться с мячом вперёд с меньшим риском для обороны в случае потери, б) усложняет контроль передачи на фланг высоко поднятому крайнему защитнику. При паре ЦЗ, начинающих атаки, природа их расположения и движения делает пас скорее вертикальным, чем диагональным, при тройке и из более широкой позиции – более диагональным и под меньшим углом наклона.

Центральный защитник в широкой позиции получает больший набор опций: более сложный для обороны пас крайнему защитнику, вертикальный пас через полуфланг, заброс на ход вингеру. В стандартной системе 4-4-2 без мяча его бессмысленно прессинговать, направляя во фланг – под него уже создан набор опций. Повышенная свобода центрального защитника в широкой позиции, как у Толоя в «Аталанте» или Башэма у «Шеффилд Юнайтед», создаёт ещё несколько опций – возможность вскрывать пространство через рывки вперёд с мячом, через быстрые комбинации.

Такая роль центральных защитников – системный принцип Гладбаха, вне зависимости от схемы. Здесь мы приходим к правильной интерпретации 3-4-3 с Закарией в задней тройке, часто используемой Розе в 2020-м: цель при владении – получить перевес не в первой линии билд-апа за счёт Закарии (тройка будет и при структуре 2-2, легко переходящей в 3-1), а в центре поля, чтобы у широко расставленных ЦЗ было больше вариантов (высшая математика: при структуре 3-2 их больше, чем при 3-1). Ещё один важный принцип Гладбаха в построении атак от ЦЗ – если зона мяча, обычно один из флангов, перегружена, команда разворачивает владение через ближнего центрального защитника или опорного в дальний полуфланг. Когда «Боруссия» попадает под высокий прессинг, разворот следует через Зоммера.

Ниже – пример из матча с «Лейпцигом», где в стартовом плане Розе и Марича Эльведи, левый ЦЗ, располагался выше Гинтера, правого ЦЗ, а центральный в тройке, Закария, на первых минутах стягивался ближе к левому флангу. Из-за отсутствия очевидных продолжений на фланге Эльведи отдаёт Закарии, а он завершает разворот владения.

Опять же, тексты Марича и более детальное погружение в футбол «Боруссии» направляют на новую интерпретацию плана. В разборе матча (там есть и про 3v2 в первой линии – зачем вы меня ещё читаете?) я писал, что план заключался в акценте на левый фланг – сейчас логично предположить, что Гладбах осознанно стягивался левее, чтобы перетянуть туда построение «Лейпцига», уязвимого к разворотам с фланга на фланг, и через пас назад довести мяч до Гинтера, получающего больше свободы на мяче.

Возвращаясь к защитникам. Гинтер сильнее, чем Эльведи, нацелен на продвижение мяча из широкой позиции, он лидер Бундеслиги без «Баварии» по progressive passes на 90 минут (13,12). Гинтер устойчивее Эльведи под давлением, более склонен к передачам в центральную ось, агрессивнее использует острые передачи, плюс Эльведи страдает от классической проблемы правоногого защитника в зоне левого центрального (требования широкой позиции усиливают необходимость в рабочей левой ноге).

Что самое важное: с доводкой мяча до Гинтера в широкую позицию принцип билд-апа Гладбаха перетекает в принцип позиционной атаки – создание ромбов и короткий розыгрыш внутри ромбов. В идеальной ситуации Гинтер получает адресатов коротких передач в трёх вертикальных зонах и серию ситуативных опций, о которых будет в следующем разделе.

Классическое начало атаки «Боруссии» через ромб. Гинтер с мячом – варианты в трёх вертикальных зонах. Пас Крамеру – у него также варианты в трёх вертикальных зонах (и пока закрытый по линии передачи игрок, готовый к комбинациям на третьего)

Правильное понимание принципов центральными защитниками крайне важно для структуры начала атаки Розе и Марича. Гладбах редко двигает мяч напрямую через центральную ось, и если даже Крамер и Закария получают мяч в начальной стадии за первой линией прессинга, то часто используют поперечные передачи в более свободный полуфланг.

При этом предвосхищение передач в один из полуфлангов – тоже скорее проигрышная стратегия, особенно если нарушается компактность. Если парой игроков в первой линии прессинга закрывать Эльведи и Гинтера, свободу получит игрок между ними (и давать свободу Закарии, склонному к рывкам на широком шаге с плотным контролем мяча, тоже неприятно). Предвосхищение поперечной передачи разыгрывающего опорного на ЦЗ потенциально даст свободу другому игроку в центральной оси. Здесь ещё важно, что и Крамер, и Закария, и Нойхаус, и Штробль быстро оценивают ситуацию и готовы реагировать на неудачные прессинг-действия передачами свободным игрокам.

Крамер получает мяч от Эльведи. Варгас делает шаг в сторону Гинтера – практически сразу же следует пас Хофманну. Далее центр «Аугсбурга» валится по принципу домино

Под высоким прессингом повышается влияние Яна Зоммера, тоже помогающего в разворотах владения в нужный полуфланг. В январе 2015-го Марич иронично оценивал возможный рост влияния вратарей в построении атак, и так переосмысленного после Нойера: «Почему вратарь не должен располагаться между центральными защитниками? Почему бы ему не перейти на позицию центрального защитника, когда он движется вперёд? <…> Конечно, потому что это не сработает». Но вместе с неудачным прогнозом, что в Бундеслиге никогда не появится Юлиан Поллерсбек, Марич конструктивно объяснил, как сочетать участие вратаря в билд-апе и широкие позиции центральных защитников – через создание ромба, где четвёртым игроком будет шестёрка. Гладбах часто использует эти ромбы, когда зона мяча перегружена и ближний адресат перекрыт – чтобы более безопасно перевести мяч в дальний полуфланг.

Зоммер обладает всеми качествами, чтобы помогать команде в поле – быстро и качественно работает с мячом ногами, не сбивает или даже ускоряет темп владения. Что самое важное, Зоммер не боится рискованных решений и сложных передач под давлением, при этом очень хладнокровен и явно оценивает риски. Периодически Зоммер играется с прессингом соперника – при получении паса назад от одного из ЦЗ вратарь дожидается прессингующего, ловит его на движении корпуса в центр и отрезает обратной передачей ближе к флангу вместо разворота. Отрезая одного игрока, Зоммер усложняет прессинг всей команде соперника.

Плюс Зоммер обладает отличным видением поля – видит и правильно оценивает сложные варианты развития владения. Это помогает, когда под билд-ап Гладбаха очень качественно подстраиваются – например, как «Унион Берлин»: персонально-ориентированный прессинг в схеме 3-4-1-2, где нападающие опекали ЦЗ, Ингвартсен под ними не давал свободного пространства Крамеру, а ещё глубже центральные полузащитники плотно опекали Закарию и Нойхауса, приходившего с позиции десятки вглубь. Проблемы прессинга возникали во фланговых зонах, где Вендт и Лайнер получали больше свободы, а вингеры до первых точных передач не попадали под давление крайних ЦЗ (они не смещались так широко). Зоммер качественно ловил «Унион» на эпизодах, когда на фланге – преимущественно левом – возникал свободный игрок или создавался численный перевес.

Использование пространства через передачи в диагональном направлении

Как мы уже изучили, после доводки мяча в полуфланг Гладбах развивает атаки через создание ромбов. Полуфланг – идеальная зона для старта розыгрыша: при таком сценарии игрок, продвигающий мяч, получает предложения в трёх вертикальных зонах. Как вариант, владение может развиваться и через фланг, но с более близкой подстройкой под мяч и с созданием пространства за спиной крайнего защитника ложными открываниями. Чёткой установки, кто именно по позициям формирует ромб, нет. На скриншоте ниже его создают центральный защитник, крайний защитник, шестёрка и вингер, но в ромбах участвуют и десятка в 4-2-3-1 (что часто делают и Эмболо, и особенно Штиндль), и нападающий, открывающийся в недодачу.

Главная выгода контроля через ромбы для Марича – диагональное поле зрения для игрока с мячом и выигрышный набор опций с короткой диагональной передачей (Марич вообще называет полуфланги зонами с «натуральным диагональным характером»). Из-за совокупности деталей Марич считает полуфланги более выигрышными зонами в развитии владения со стратегической точки зрения, чем центр: «Центр имеет многочисленные преимущества и является зоной, наиболее близкой к воротам, но между полупространством и центром есть много сходств с точки зрения преимуществ. Полупространства дополняются большей вариативностью: из центра вы можете сыграть двумя одинаковыми способами, из полуфланга – в две разные зоны, включая центр. Как следствие, игра из полуфланга в центр более эффективна, чем игра из центра в полуфланг».

В полуфланге для игрока с мячом формируется наиболее эффективная целевая ориентация поля зрения. Как и при расположении в центре, бинокулярное поле зрения игрока составляет 180° – 200° (за счёт движения глаз оно может быть расширено до 270°), но в полуфланге у него гораздо лучший обзор. Шире набор опций для развития владения, что видно на схеме ниже – и по зонам, куда направляется мяч, и по направлению, и по вариантам, как именно он направляется: пас может быть и диагональным, и вертикальным, и горизонтальным. Пространство, которое игрок с мячом не видит, при этом уменьшается. При контроле мяча в полуфланге меньше риск попасть под давление из-за спины, сам прессинг становится менее опасным, а боковая линия достаточно далеко, чтобы использовать её как помощь в обороне, что происходит при владении на фланге.

Слева – опции продвижения мяча при поле зрения 180° из центра. Справа – опции продвижения мяча из полуфланга

Теперь о важности коротких передач в диагональном направлении. В теоретическом лонгриде об использовании полуфлангов Марич отмечал, что такие передачи – наиболее сложные для обороны: «Вертикальный или горизонтальный пас приносит только простое изменение направления игры, из-за чего оборонительный блок соперника должен «только» правильно перемещаться по мячу. Диагональный пас приводит и к прямому выигрышу в пространстве, и к перемещению мяча. При такой передаче ходы, которые противник должен сделать в ответ, значительно сложнее, чем при вертикальных и горизонтальных передачах. Должны быть скорректированы и направление, и высота, а не только один из двух аспектов. Также соперник должен располагаться несколько асимметрично, поэтому отдельные игроки должны двигаться немного по-другому, что также может привести к большому количеству ошибок».

Аналогично диагональные передачи по Маричу наиболее полезны в развитии атак: преимущества вертикальных и горизонтальных пасов объединяются, а недостатки нейтрализуются. Подобные передачи из полуфланга следуют как в центр, наиболее важную ось поля, так и на фланг, где принимающий развёрнут внутрь поля и оценивает варианты продвижения мяча вперёд (в том числе через следующий диагональный пас).

Использование коротких диагональных передач – главная фишка ромбов Гладбаха, сильно влияющая на восприятие игры команды: стремление к постоянному продвижению мяча вперёд, свойственное вертикальному стилю, объединяется с регулярной сменой направления атак и зон владения. Важно также, что внутри сложного тактического принципа игроки получают достаточную свободу мышления. Нет жёстких установок, кто по позициям создаёт ромб и как продвигать мяч внутри ромба, есть только склонность к передачам конкретного типа, которые могут разнообразно сочетаться в серии комбинаций, а не в 1-2 жёстких паттернах, что ограничило бы свободу игроков.

Идеальные атаки Гладбаха при Розе и Мариче – эпизоды, где мяч внутри ромба доводится до игрока, составлявшего вершину ромба (максимально идеально, если ещё и транзитом через крайнего защитника). Из-за специфики расположения – Марич даже связывает её с историей футбольной тактики (долгое время полупространства игнорировались, а структуры обозначались чёткими линиями и делениями на фланги и центр, как в дефолтной 4-4-2) – принимающего сложно накрыть. Против стандартного среднего/низкого блока он окажется в квадрате между игроками обороны, и хотя бы один, реагируя на приём мяча, вынужденно покинет зону. Тогда уязвимой сразу становится зона за спиной этого игрока.

Идеальный ромб Гладбаха: все игроки поучаствовали в эпизоде, вершина ромба – Тюрам – открылся в полуфланге между линиями, потащил мяч в центр, а Штиндль расширил и так большую свободную зону ложным открыванием

Развитие атак Гладбаха и через центр, и через фланг после розыгрыша в ромбе разнообразно. При любом заданном направлении есть 3-4 возможных продолжения, и выбор в каждом эпизоде зависит от расположения партнёров и индивидуальных склонностей игроков. Например, Нойхаус, получая мяч ближним к центру внутри ромба, нацелен на продвижение с мячом к штрафной и замах против встречающего защитника – далее может последовать и удар (чаще), и проникающая передача. Так, после передачи внутри ромба или из ромба в центр есть 4 частых продолжения с обострением:

– смещение в центр с ударом из-за штрафной или показом удара, как иногда делает Нойхаус;

– передача вразрез под открывание игрока, балансирующего на грани офсайда или вбегающего из глубины, пока другой игрок движением в недодачу стягивает за собой защитника. Это сложные, но в случае реализации, как против «Фортуны» – невероятно эстетичные атаки;

– ещё одна диагональная по направлению передача со сменой зоны развития атаки – из полуфланга в центр, из центра в полуфланг;

– когда обороняющаяся команда перегружает фланг против ромба, ближний к центру игрок может отскочить чуть глубже, получить пас назад и вырезать диагональ верхом на дальний фланг или заброс за спины с открытого мяча, также в зону дальнего крайнего защитника. Под забросы игроки «Боруссии» готовят эпизод не только внутри ромба, но и на передней линии – нападающий вытягивает центрального защитника вглубь, ближний к нему и дальний от ромба защитник перестраивается, расширяется зона для вбегающего за спины игрока.

После передачи внутри ромба на фланг продолжений меньше, и они зависят от фланга, куда доставлен мяч. Крайние защитники Гладбаха разнородно продвигают мяч. Бенсебаини и Вендт создают ширину в ромбе обычно в средней трети, часто отдают диагональные передачи в полуфланг, после них продолжают движение в центр или даже за спины защитникам под ответный пас. Лайнер больше нацелен на приём мяча в широкой позиции и подачу – либо со второго касания, либо после проброса мимо соперника себе на ход или в центр.

Карта передач Бенсебаини. Радиус сектора – частота передач в определённом направлении, цвет – длина передач, чёрная линия – отсечка точных передач

Карта передач Лайнера

Ещё один важный момент в контексте ромбов – открывания нападающего, Алассана Плеа. Ни в какой терминологии, тем более в жёстких трактовках Марича, Плеа нельзя отнести к ложным девяткам и по объёму перемещений, и по командному заполнению зон (если Плеа покидает центральную ось, его замещает один из партнёров, что исключается в концепции ложной девятки). Плеа – девятка с расширенными функциями в подыгрыше, он тоже участвует в ромбах и регулярно открывается на ближнем к мячу углу штрафной, начиная движение от центрального защитника.

Чаще открывания Плеа ложные и растягивают пространство между ЦЗ соперника: крайний защитник, скорее всего, стянут к ромбу, центральный вынужден дёргаться за Плеа, чтобы не дать «Боруссии» войти в штрафную через него, и с его смещением увеличивается расстояние между защитниками. В созданную зону из глубины может врываться десятка или дальний вингер, на которого и пойдёт передача. Аналогично Плеа двигается и в центре, растягивая высоту линии защиты и создавая пространство для партнёра.

Альтернативный вариант участия Плеа в ромбе – смещение вглубь под приём мяча и разворот с мячом в центр. Когда Плеа разворачивается лицом внутрь поля, оборона соперника снова теряет компактность и не успевает её восстановить. Центральный защитник идёт за Плеа, пока он не отходит слишком глубоко и увеличивает расстояние между игроками в задней линии. Плюс, пока Плеа разворачивается, в созданное им пространство из глубины вбегает хотя бы один партнёр – десятка и/или игрок из ромба (что особенно свойственно Бенсебаини и Вендту).

Плеа открывается от центрального защитника в недодачу при создании ромба и получает мяч от Эльведи

Плеа разворачивается с мячом в центр, получает ситуацию с открытым мячом. Вендт и Херманн создают предложения для партнёра

Изменение ролей крайних защитников как влияние Марича на Розе

Принцип построения ромбов при владении, встроенный Маричем, наиболее изменил функции крайних защитников в системе Розе. В разборе «Ред Булл Зальцбург U18» Марич отмечал, что из-за активного участия восьмёрок в развитии атак ближе к чужой штрафной крайние защитники ориентированы на расположение шестёрки, корректируют позицию по ней и в большей степени готовились к переходу в оборону, чем к поддержке атаки – схематично команда выстраивалась 2-3-2-3, фланги блокировались широко и глубоко. При этом Марич отмечал, что использование крайних защитников может быть более эффективным, в том числе и за счёт смены схемы. «Недостаток ширины на входе в чужую треть иногда является причиной, по которой комбинации развиваются слишком поспешно и приводят к потере мяча – но это критика высшего уровня (особенно для молодёжных команд!)», – писал Марич.

Крайние защитники гладбахской «Боруссии» играют намного активнее. При создании ромбов справа Лайнер постоянно поднят выше Гинтера под диагональный пас и держит широкую позицию. При создании ромбов слева Бенсебаини и Вендт двигаются более свободно, но сохраняя структуру ромба – могут смещаться в центр через пас или заполнять зону, созданную открыванием в недодачу. В прессинге крайние защитники Гладбаха теперь часто выполняют функции, свойственные восьмёркам в игре раннего Розе – в средней трети выдвигаются к крайним защитникам и блокируют им продвижение мяча через фланг.

Но Розе – прагматичный тренер, помешанный на балансе: крайние защитники не могли получить более атакующие роли без урезанного участия в атаке других игроков. Розе пожертвовал шестёрками. При создании фланговых ромбов один из центральных полузащитников обязательно остаётся в центре на подстраховке, на второй темп атаки тоже может включаться только одна из шестёрок. А при командном прессинге они вместе контролируют центр, располагаясь компактно между собой и близко к центральным защитникам, помогая при длинных передачах и на подборах. Только когда мяч доставляется широко на фланг, ближний к мячу полузащитник может сместиться и закрыть потенциальную диагональную передачу в центр. Его напарник при этом остаётся в позиции. Даже центральные защитники Гладбаха более агрессивны в смещениях к флангу при позиционной обороне, чем шестёрки.

Это может быть ещё одной причиной, из-за которой смена расстановок и тактических планов проходит абсолютно безболезненно для Гладбаха. При более оборонительной роли крайних защитников перестроение проходило бы сложнее из-за разницы в требованиях по позициям.

Прессинг через полупозиции

Цели Розе без мяча – прессинговать на чужой половине большой группой игроков, закрывая центр и полуфланги, быстро перемещаться блоком по мячу и при этом оставлять сзади достаточно игроков, чтобы не допускать провалов при выходе из-под прессинга через серию коротких передач или длинной. В Гладбахе из-за широкого набора вингеров Розе отошёл от 4-4-2 ромбом в пользу 4-2-3-1, что частично повлияло на характеристики прессинга. Так, стартовое давление на центральных защитников стало менее агрессивным. Но подход Розе к игре без мяча сохранился.

Прессинг Гладбаха – зонный и строится на расположении игроков в полупозициях. При начале атаки от вратаря четвёрка прессингующих закрывает полуфланги и центр, при этом не опекая игроков соперника персонально и не включаясь в давление на рывках. Это особенно видно на примере противодействия схеме 4-2-3-1: нападающий располагается между парой центральных защитников, десятка – между опорными, вингеры – между опорным и крайним защитником. Против 4-3-3 десятка уже более плотно опекает разыгрывающую шестёрку соперника, но тоже в рамках контроля зоны, а не контроля конкретного игрока.

Вингеры отвечают за перекрытие полуфлангов. Один из них может располагаться чуть ближе к центральному защитнику соперника, как Херманн на скриншоте выше, но с целью развернуть начало атаки в другого ЦЗ, обычно более слабого в продвижении мяча. Даже если вратарь сыграет через защитника, к которому ближе вингер, игрок «Боруссии» не выдвинется к нему, а будет контролировать вертикальную передачу через свою зону.

Блок перестраивается после паса центральному защитнику. Нападающий направляет его во фланг, тройка под ним тоже сдвигается к флангу. Пас крайнему защитнику загоняет соперника в ловушку – крайний защитник Гладбаха включается в активный прессинг по принимающему, вингер сдвигается и снова перекрывает направление передачи через полуфланг (реже сам вступает в отбор), пространство за их спинами страхует опорный. Нападающий, направлявший атаку во фланг, перекрывает выход из ловушки обратной передачей. Теоретически можно разбить прессинг переводом на дальнего центрального защитника, но по нему обычно качественно перестраивается дальний вингер «Боруссии».

Расположение в прессинге до паса на фланг

Перестроение после паса на фланг

Второй типичный вариант развития владения – длинная передача центрального защитника соперника. Но под прессингом передача часто получается неакцентированной, а из-за коротких расстояний между игроками Гладбаха в нижней шестёрке практически все подборы остаются за опорными и центральными защитниками. С подбора они быстро пасуют свободному игроку и начинают собственную атаку.

Строение прессинга на принципах, а не на запрограммированных действиях, и на контроле зон вместо конкретных игроков приносит те же плюсы, что и в атаке. Во-первых, прессинг-структура Розе очень гибкая и легко подстраивается как под расстановку соперника, так и под изменения в своём тактическом плане. Так, в 3-4-2-1 без мяча, часто используемых после зимнего перерыва, Гладбах использует те же принципы, что и в 4-2-3-1. Нападающий на старте прессинга активно направляет ЦЗ во фланги и блокирует центр, а инсайды перекрывают линии передач через полуфланги без активного давления.

Так происходит даже в матчах, где 3-4-2-1 накладываются на 3-4-2-1 соперника (как против дортмундской «Боруссии») – инсайды переключаются на крайних ЦЗ, когда они уже пасуют на фланг, чтобы заблокировать обратный пас; также при получении передачи назад и при статичном начале атаки от вратаря. Но при начале атаки инсайды контролируют зону и линию передачи, а не игрока. Со сменой схемы несущественно меняется только расположение опорных в прессинге.

Пример высокого прессинга в 3-4-2-1. Инсайды при владении вратаря располагаются в полупозициях: Штиндль – между Пищеком и Джаном, Хофманн – между Загаду и Витселем

Пас Загаду – Хофманн выдвигается к нему, блокируя линию передачи, Крамер и Лайнер поддерживают движение

Во-вторых, расположение в полупозициях заставляет игроков постоянно думать и принимать решения, как правильно скорректировать позицию по мячу или по движению партнёра. Понимание футболистами игры без мяча улучшается, а система перемещений их дисциплинирует – ошибка одного игрока в перестроении может повлиять на общекомандную компактность.

Стандартное оружие против компактного высокого прессинга – разворот на дальний фланг через серию передач. Марич в разборе прессинга «Зальцбурга U18» с похожей системой отмечал потенциал таких выходов из-под давления, но на уровне юношеского чемпионата Австрии они не проходили (удивительно). В Бундеслиге подобные развороты владения строят в основном через свою штрафную, чтобы создать чуть больше свободного пространства для одного из защитников. Но когда Гладбах сталкивается с быстрой сменой фланга в средней трети, команда не успевает перестраивается и допускает эпизоды 1v1 или с продвижением мяча через свободное пространство на дальнем фланге.

На эту проблему качественно надавили «Бавария» и «Вольфсбург». «Баварии» Розе и Марич помогли стартовым планом, перестроившись на 4-4-2 ромб. В этой схеме, как и в «Зальцбурге U18», на передачу на фланг реагировала ближняя восьмёрка, а не крайний защитник. Пара нападающих при этом перекрывала разворот через обоих ЦЗ, а десятка, Штиндль – одного из опорных. Но «Бавария» создавала 2v1 в зоне Штиндля, опуская к Тиаго Толиссо или Горецку, выходила через свободного игрока и разворачивала владение на дальний фланг. Дальняя восьмёрка, Бенеш, обычно не рисковала и не покидала зону, оставаясь на одной линии с опорным – в результате свободный полузащитник «Баварии» несколько секунд двигал мяч вперёд без давления и затем отдавал либо между линий, либо на открытый фланг, когда Бенеш уже стягивался ближе к мячу.

«Вольфсбург» растягивал структуру Гладбаха через серию смен направления. После передачи правому защитнику прессинг-блок «Боруссии» смещался к левому флангу, туда же за одной из восьмёрок приходил Хофманн, игравший левым центральным полузащитником. Через серию коротких передач отрезался сначала он, затем второй опорный, и мяч переводился на дальний фланг, где создавалась ситуация 1v1 для Жоао Виктора или 2v2/2v1 с подключением Руссильона.

Ещё один важный момент для прессинга «Боруссии» – командное перестроение после паса на фланг: важно не допустить вертикального продвижения мяча вперёд. Крайний защитник практически всегда выдвигается навстречу принимающему и закрывает мяч, а ближний центральный сдвигается ближе к флангу на его подстраховку. Структура, где крайнему защитнику в зоне мяча помогают вингер и один из центральных полузащитников, а второй страхует центр, сильно усложняет разбитие прессинга через пас с фланга в центр. Но Гладбах уязвим к вертикальным передачам по флангу, особенно за спину вышедшему на подстраховку центральному защитнику.

Если передача проходит, ещё один ЦЗ вынужден стягиваться к мячу – в результате в створе остаётся либо один крайний защитник (при 4-2-3-1), либо вингбэк и дальний центральный защитник (при 3-4-2-1), иногда на подстраховку может опуститься опорный. В любом случае тогда у Гладбаха остаётся мало игроков, блокирующих развитие атаки.

Гладбаху важно качественно сдерживать атаки вдалеке от штрафной и из-за проблем в организации позиционной обороны перед и внутри своей штрафной. В затяжной позиционной обороне вингеры, особенно Тюрам, неохотно помогают в глубине, из-за чего крайние защитники часто вынуждены выдёргиваться к мячу (что тоже провоцирует движение ЦЗ за ними) или обороняться в ситуациях 1v1. При подачах центральные защитники «Боруссии» достаточно ориентированы на мяч, из-за чего плохо контролируют дальнюю штангу и слепые зоны, а опорные полузащитники не всегда доигрывают за рывками в штрафную со второго темпа. Плюс уже упомянутые эпизоды, где как минимум один центральный защитник высоко выходит на подстраховку крайнего, и за его спиной подстраховка уже работает хуже.

Ошибки Гладбаха в обороне маскирует сильная игра Зоммера – пожалуй, лучшего вратаря текущего сезона Бундеслиги в плане шот-стоппинга (но из-за отсутствия адекватных post-shot-метрик и недоверия к xG-xGOT, используемой Opta, это мнение основано только на визуальном впечатлении).

Ауты как важный источник контрпрессинга и моментов

В разборе «Ред Булл Зальцбург U18» Марич отмечал ауты как один из компонентов, делающих атакующую игру команды эффективнее. При этом преимущества, обозначенные Маричем, касались скорее выигрыша пространства, чем доводки бросков до моментов:

– Для очень вертикального футбола «Зальцбурга» характерны были ситуации, когда шла неточная прямая передача, но защитник, бежавший на перехват, попадал под прессинг. Иногда лонгболы были умышленным решением для старта прессинга в более опасных зонах. Защитник в цейтноте вынужден быстро принимать решение, часто это приводило к выносам в аут – и за счёт заработанных аутов «Зальцбург» выигрывал более высокую стартовую позицию для новой атаки.

– Ауты соперника прессинговались максимально интенсивно и очень компактно по горизонтали. Часто прессинг приводил не только к отбору мяча, но и к потенциально опасной ответной атаке из-за встречного движения и зон между игроками соперника.

– Собственные ауты тоже использовались, как ситуация для контрпрессинга: после неточного броска игроки «Зальцбурга» включали давление по мячу, провоцировали неточные передачи и развивали контратаки после возврата мяча.

В «Боруссии» Розе тоже использует ауты – как соперника, так и свои – как способ высоко отобрать мяч и быстро довести его до ворот через свободное пространство. При аутах соперника Гладбах расставляется очень узко большой группой игроков, при броске из средней трети близко к зоне мяча может стянуться даже дальний крайний защитник. Если Гладбах получает контроль над мячом после броска, то использует или быстрые передачи в свободное пространство между защитниками, или типичные для себя розыгрыши в ромбах. Если контроль остаётся за соперником, команда включает типичный контрпрессинг – обязательно атакуется игрок с мячом, ближний к нему адресат, адресат передачи назад, по пасу вратарю накрывается и он.

Добавка к идеям раннего Розе – явная работа «Боруссии» над собственными розыгрышами аутов. Их основу тоже составляют комбинации в ромбах, используемые в позиционных атаках – с быстрой серией передач между четвёркой, открыванием нападающего в недодачу, заполнением созданной им зоны. При этом у Гладбаха есть две явных заготовки именно под ауты. Первая – вертикальный бросок и резкое движение бросающего игрока внутрь поля под ответный пас. Обороняющаяся команда при аутах обычно ставит перед бросающим одного игрока, свободного от опеки, чтобы закрыть обратную передачу, но близко к своей штрафной его использование выглядит бесполезным. Кажется, здесь Гладбах играет на психологии эпизодов: обороняющийся игрок реагирует на бросок в зону защитника, которого могут обыграть 1v1, смещается на помощь партнёру и теряет игрока, бросавшего из-за боковой.

Вторая заготовка – создание пространства в зоне ближнего центрального защитника открыванием нападающего в недодачу, вбегание партнёра в созданную зону и вход в штрафную по лицевой линии с защитником на плечах. Помимо того, как создаётся пространство, здесь важен и ещё один фактор: кто именно заполняет пространство? В этой заготовке такой игрок – Эмболо: он здорово укрывает мяч корпусом и на приёме, и на развороте с мячом, широко расставляет ноги и разворачивается к воротам через дальнюю (то есть даже дотянуться до ноги, чтобы сыграть с фолом, очень сложно). Контроль мяча на скорости у Эмболо хуже, но подобные эпизоды и не требуют высокой скорости.

**

«Для молодёжной команды «Ред Булл Зальцбург» технически, тактически, физически и ментально силён, показывает большое доминирование в игре без мяча. В игре с мячом есть потенциал, но, как уже упоминалось, это критика высокого уровня», – заканчивал Марич текст об игре команды U18, которую потом тренировал вместе с Марко Розе. Известно, что в штабе Гладбаха Розе отвечает за оборонительные процессы, прессинг и контрпрессинг (как и в «Зальцбурге», очень мощно отработанный), а Марич – за принципы игры с мячом. Очевидно, что идеи из текстов Марича на Spielverlagerung перенеслись на поле – до знакомства с ним Розе не использовал ромбы и регулярные диагональные передачи при владении, его футбол по описанию Марича был очень вертикальным.

От совместной работы Розе и Марича выиграли все. В игре Гладбаха объединились один из самых прогрессивных в современном мировом футболе подходов к прессингу и «диагональный» комбинационный стиль игры в атаке, к которому Розе пришёл явно под влиянием Марича. А ставка на принципы вместо чётких установок даёт игрокам больше думать и фантазировать на поле, что помогает им развиваться.

Использованные при подготовке текста материалы Марича:

«Ред Булл Зальцбург U18»

Вертикальный или продвигающийся вперёд центральный защитник

Полупространства

Что является «ложным» в тактике? Дискурс