Прессинг Розе спровоцировал ещё один слабый топ-матч «Лейпцига» | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Прессинг Розе спровоцировал ещё один слабый топ-матч «Лейпцига» — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Матчи
Бундеслига
2 февраля , 16:47
2 февраля , 16:47
Прессинг Розе спровоцировал ещё один слабый топ-матч «Лейпцига»
Сергей Титов – о матче РБЛ против гладбахской «Боруссии».
Содержание
01Прессинг Гладбаха задал тактический сценарий матча
02Преимущество Гладбаха в начале атаки – тоже в специфике 3-4-3
03«Лейпциг» был безыдеен в позиционке до удаления. Решения Нагельсманна изменили игру
04После красной Плеа. Одностороннее движение

Февраль – сложнейший месяц сезона для Юлиана Нагельсманна. Начиная с Гладбаха, «Лейпциг» попал в 5-матчевый переплёт, где 4 из 5 ближайших соперников – команды из еврокубковой зоны (ещё «Бавария», «Шальке», «Байер», ещё старт в плей-офф Лиги чемпионов). Это важно, потому что при Нагельсманне РБЛ ещё не выдал ни одного сильного и цельного топ-матча по качеству игры: очки набираются за счёт матч-менеджмента Нагельсманна и мощной психологии, причём иногда, как в Дортмунде, в абсолютно проигрышных матчах. Игра с гладбахской «Боруссией» продолжила тенденцию, и после неё «Лейпциг» потерял контроль над чемпионской гонкой – теперь лидирует «Бавария» Флика, лучшая по качеству футбола после периода Гвардиолы.

Проблема Нагельсманна в топ-матчах – неготовность к тактическим решениям под «Лейпциг», маскируемая работой уже по ходу игры. Марко Розе удивил Нагельсманна переходом на 3-4-2-1, хотя Гладбах уже использовал схему по ходу сезона. Так Розе получил сразу серию тактических преимуществ перед «Лейпцигом», и до глупого удаления Плеа (неочевидность которого признал и Нагельсманн) игра была под полным контролем Гладбаха.

 

Прессинг Гладбаха задал тактический сценарий матча

Прессинг Розе строится на принципах, а не на установках, что держит качество давления на одном уровне, вне зависимости от схемы, и делает её смену безболезненной. Главный принцип прессинга Розе – стартовое расположение игроков в полупозициях при начале от вратаря или ЦЗ. Обычно игроки «Боруссии», за исключением прессингующего по мячу, располагаются между двумя соперниками и реагируют на выбор направления атаки, после чего разбирают 1v1 игроков в зоне мяча. Прессинг в полупозициях упрощает создание фланговых ловушек, не даёт начинать через центр (слишком велик риск перехвата) и часто провоцирует длинные передачи в борьбу, снимаемые высокой линией обороны.

Прессинг Гладбаха против «Лейпцига» строился на тех же принципах. Начальная точка – владение Гулачи или Упамекано: к игроку с мячом приходил Тюрам, перекрывая передачу через центр (вратарю) или поперечную (Упамекано). Следующий пас провоцировал перестроение: инсайд, Плеа или Хофманн, поднимался к центральному защитнику, получавшему мяч, вингбэк на ближнем к мячу фланге перестраивался за ним к КЗ «Лейпцига», за его спиной компактность формировали уже центральные защитники.

Вот пример, как это работало. При начале от Упамекано Тюрам расположением блокирует ему поперечный пас. Отдавать в центр опасно – Хофманн перекрывает линию передачи Адамсу, Нойхаус и Крамер поджимают опорных за спинами, к передаче на ближний фланг тоже готовы и Хофманн, и Лайнер. Наиболее очевидный вариант – отдавать вратарю: самый удобный для прессинга Гладбаха в полупозициях.

Поперечный пас Клостерманну проходит, но к нему в прессинг поднимается Плеа, направляя мяч во фланг. Когда Мукиэле получает мяч, Гладбах уже готов к фланговой ловушке: крайнего защитника «Лейпцига» встречает Вендт, Эльведи на фланге страхует, центральные полузащитники перестроились (так как дальний, Хофманн, перестроился к дальнему опорному, один из ЦП может сместиться к одному из игроков атакующей группы «Лейпцига»). Сзади у Гладбаха остаётся +1, так как в линию опустился Лайнер.

Система прессинга Гладбаха после триггера – точно такая же, как и в 4-2-3-1, и в 4-3-3. Главная причина, почему Розе перешёл на тройку центральных защитников – добавить дополнительного игрока, помогающего при выходе «Лейпцига» из-под прессинга через длинные передачи. Пара Вернер-Нкунку плохо подходит для ставки на лонгболлы, но оба могут убежать за спины защитникам после длинной и выигранного в центре поля подбора. Используя тройку ЦЗ, причём с опорником Закария в роли страхующего, Розе избежал проблем с перехватом и верховых передач, и вертикальных низом. Отчасти показательно, что единственный момент в первом тайме «Лейпциг» создал после того, как выиграл подбор, вытянул Гинтера из зоны и создал 2v2 против ЦЗ Гладбаха (правда, Вернер всё равно завершал момент из офсайда).

«Лейпциг» долго и тяжело искал выходы из-под прессинга Гладбаха. Редкие удачные попытки связаны с эпизодами, когда Нойхауса или Крамера выманивали в прессинг и отрезали передачей под смещение вглубь Форсберга или Забитцера. Если Форсберга быстро накрывал Гинтер, Лайнер или Крамер, то Эльведи изначально не уходил глубоко на чужую половину за Забитцером – из-за этого австриец в паре эпизодов свободно получил мяч в опорной зоне «Боруссии» и пробовал передачи по флангу на ход Нкунку или Мукиэле. С продолжением РБЛ после выхода из-под прессинга Гладбах справлялся за счёт подстраховки от защитников.

Один из редких успешных выходов «Лейпцига» в первом тайме. Клостерманн отрезал Плеа пасом Лаймеру, Нойхаус вышел к нему – Лаймер в касание отдал Забитцеру. Эльведи не вышел из линии за ним, Забитцер сделал проникающую на ход Мукиэле

При выходе «Лейпцига» через длинные передачи Гладбах высоко поднимал тройку защитников, обязательно оставался один страхующий (обычно Закария, но если передача шла в его зону – ближний к мячу крайний ЦЗ), плюс к зоне мяча стягивался Крамер. Если «Лейпциг» даже выигрывал верховой мяч или подбор, либо Крамер, либо крайний ЦЗ сразу шёл на фол и сбивал темп атаки. Плюс в реализации задумки Розе помог выбор нападающих от Нагельсманна – Вернер и Нкунку вступили лишь в 5 верховых единоборств за первый тайм и выиграли лишь одно.

Бонус к успешному высокому прессингу Гладбаха – гол Хофманна: это единственный момент «Боруссии» в матче, спровоцированный давлением, но тоже показательный в плане принципов прессинга. Встречая Клостерманна с мячом, Плеа направлял его в центр под нерабочую левую ногу – при этом Хофманн перекрывал линию передачи дальнему ЦЗ, был готов к прессингу вратаря, а Тюрам закрывал опорника. Правой Клостерманн мог отдать только Гулачи под давление, выбрал пас левой и подарил Нойхаусу голевую передачу. Тот же принцип – направлять центрального защитника в центр, при этом перекрывая центр – Гладбах использует постоянно, в любой схеме, и в начальной точке, и при перестроении в прессинге.

Преимущество Гладбаха в начале атаки – тоже в специфике 3-4-3

+1 игрок в первой линии билд-апа – ещё одно преимущество, созданное переходом Розе на тройку ЦЗ, но использованное слабо. Во-первых, мешал прессинг «Лейпцига», который быстро адаптировался к структуре начала атаки 3-2. Триггером стала передача Закарии одному из крайних центральных защитников – в зависимости от выбранного направления его накрывал Забитцер или Форсберг, Вернер закрывал обратную передачу Закарии, а Адамс и Лаймер поджимали Крамера и Нойхауса со спины. Широкое расположение крайних ЦЗ «Боруссии» позволяло им играть на опорных, но под давлением они возвращали мяч в первую линию, Закарии или дальнему ЦЗ.

Вторая причина – недостаточная скорость циркуляции мяча в первой линии билд-апа. Гладбах не использовал переводы из одного полуфланга в другой, меняя направление через Закарию или Зоммера, и РБЛ в высоком прессинге успевал перестраиваться. В дебютном отрезке матча к этому прибавилось слишком читаемое движение Закарии в первой линии билд-апа: он открывался под мяч в левом полуфланге, из-за чего передачи на Эльведи читались прессинг-блоком «Лейпцига» (проще перестроиться), а Гинтер в правом полуфланге располагался на слишком большом расстоянии.

Возможно, это задумка тренерского штаба, чтобы Эльведи начинал атаки чуть выше, а Вендт поднимался к крайнему защитнику «Лейпцига», в первые 10 минут Гладбах строил билд-ап именно так. Но после стартовых минут Закария перестроился – раздавал мячи чётко из центральной зоны, чаще подключал Гинтера.

Это было логично и по другим причинам. Справа Гладбах на сезонной дистанции качественнее комбинирует на фланге через создание ромбов, оттуда был создан первый острый момент (удары Плеа из-под защитника и Вендта с подбора), там вскрылись проблемы «Лейпцига» в высоком прессинге. При передачах Гинтеру Гладбах манипулировал движением Форсберга – швед выдвигался к нему, в это же время ближе к флангу открывались Лайнер, Хофманн (обычно перед Хальстенбергом) и Тюрам (перед Упамекано). В результате либо «Лейпциг» прессинговал выше и со смещением обоих ЦЗ ближе к флангу, либо один из игроков получал свободу.

Первый острый момент «Боруссии» в матче. Форсберг после прессинга по Гинтеру стягивается глубже и закрывает пас через полуфланг. Хальстенберг и Упамекано держат позицию по прямым оппонентам. Лайнер свободен справа и получает мяч

Из-под высокого флангового прессинга Гладбах выходил вертикальными забросами в сторону Тюрама – тогда удавалось манипулировать движением уже двоих игроков. При начале атаки через Гинтера Лайнер приходил близко к нему, и если РБЛ шёл в прессинг, то вместе с Форсбергом по вингбэку «Боруссии» поднимался Хальстенберг. Выше во фланге оставались Тюрам, цеплявшийся за мяч, и Хофманн, собиравший подборы под французом и кидавший мяч ему на ход. Эта комбинация сработала в голевой атаке (заброс Тюраму – скидка Хофманну – передача на ход), а также в схожих чертах, но с другим продолжением получалась ещё дважды.

Утверждение, что «Лейпциг» некачественно прессинговал, ложно – команда Нагельсманна перекрыла центр, не дала дышать в билд-апе Крамеру и Нойхаусу, заблокировала Гладбаху и вход на свою половину поля через центральную ось, и контроль мяча внутри неё. Скорее здесь классический случай, когда команда со структурой без мяча 4-4-2 не понимает, как защищать фланги против 3-4-3. Форсберг и Хальстенберг так до конца и не разобрались, как накрывать Гинтера, Лайнера, разбивающего высокий фланговый прессинг забросами, и Хофманна как подбирающего во фланге.

«Лейпциг» был безыдеен в позиционке до удаления. Решения Нагельсманна изменили игру

В средне-низком блоке Гладбах оборонялся 5-4-1 с очень узкой четвёркой, перекрывающей центр и полуфланги. Похожий план против «Лейпцига» использовал Люсьен Фавр, и идеи Нагельсманна по вскрытию низкого блока до перерыва были теми же, что и против Дортмунда. «Лейпциг» расставлялся 2-3-5, чтобы перед каждым защитником Гладбаха располагался игрок, и владел мячом перед двумя линиями. Основной паттерн, который использовал РБЛ – передачи в пространство между опорными соперника (или сбоку от них) и создание численного преимущества в зоне мяча за счёт смещения одного из игроков, прилипших к защитнику, вглубь. В среднем блоке такие передачи обычно застревали в ногах опорных, единственное исключение – атака с дальним ударом Забитцера. Более того, после одной из передач Форсберга между линий на Забитцера «Боруссия» организовала контратаку с выходом Тюрама 1 на 1.

Ещё одна идея, которая смотрелась логично под узкий блок Гладбаха – заброс из-за двух линий в зону за спиной Закарии. Но, во-первых, «Лейпциг» использовал её до перерыва лишь однажды (и вдобавок редко подавал в штрафную), а во-вторых, страхующий центральный защитник, Эльведи, прочитал эпизод и не пустил прямого оппонента за спину.

Характер большинства позиционок «Лейпцига» до перерыва был хаотичным – Гладбах чуть снизил интенсивность, но всё так же активно включался по триггерам, вынуждал выносить мяч, после чего собирал весь верх и подборы. Из-за этого одновременный выход Шика и Поульсена в перерыве напрашивался – пока соперник применял высокий прессинг, «Лейпциг» хотя бы выигрывал мячи после длинных передач.

После двойной замены у «Лейпцига» сформировалась атакующая четвёрка Вернер-Поульсен-Шик-Нкунку. РБЛ перенёс из первого тайма забросы из-за двух линий, причём Гладбах мимикрировал под расположение соперников в позиционных атаках, используя крайних защитников ровно настолько узко, насколько расположены крайние игроки «Лейпцига» в верхней пятёрке. Новые идеи по сравнению с первым таймом – перенасыщение левого фланга, где вместе с Хальстенбергом очень широко открывался Вернер, и больший акцент на подачи (за первый тайм набралось всего 2, за второй до удаления Плеа – 4). Ещё появилась явная стратегия игры при кроссах: трое в центре штрафной, играющие против центральных защитников и влетающие к линии вратарской, и двое на подготовке подачи. Причём слева вместе с Хальстенбергом открывался Вернер, который, получая мяч, был больше нацелен на смещение под правую с ударом, чем на подачу.

После красной Плеа. Одностороннее движение

Детали удаления уже не интересуют, для нас важнее ход матча при игре 11х10. «Лейпциг» забрал тотальный контроль: 86% владения, 13-0 по ударам. Самым пасующим игроком Гладбаха после удаления стал Ян Зоммер, а Бреэль Эмболо, вышедший цепляться за мячи, проиграл Упамекано и Клостерманну почти всю верховую борьбу (в защиту швейцарца – иногда у него не было шансов, Зоммер перебивал длинными передачами и его). Гладбах оборонялся по схеме 5-3-1 и с 75-й минуты, когда «Лейпциг» заново взвинтил темп, сбитый фолами, отплёвывался выносами к центральной линии.

Нагельсманн окончательно зажал Гладбах в штрафную ещё одной атакующей заменой – Ольмо вместо Адамса, перешедшего на позицию правого защитника в перерыве. С этого момента схему РБЛ можно было трактовать как 3-1-4-2: Хальстенберг и Клостерманн двигали мяч из полуфлангов, Нкунку и Ольмо располагались широко, Вернер – левее и чуть глубже, чем Шик и Поульсен. «Лейпциг» усилил давление на левый фланг, сделал более явным деление задач на флангах (левый – перенасыщающий и бьющий, правый – подающий) и манипулировал оборонительной структурой Гладбаха. В 5-3-1 дальний центральный полузащитник стягивался очень близко к партнёрам, чтобы не нарушать компактность. После этого следовал перевод в правый полуфланг, на Забитцера или Ольмо, и навес в штрафную.

Даже в таком изматывающем ритме «Лейпциг» редко успешно доводил мяч в штрафную – удары из штрафной в основном наносились после стандартов или странных отскоков, как в случае с Ольмо на 82-й минуте. Команде Нагельсманна помогла альтернативная опция, со смещениями с левого фланга в центр и дальними ударами с правой (такой удар получился у Нкунку). Но даже при игре 11х10 РБЛ выглядел недостаточно остро для команды с таким территориальным преимуществом – команда выстрадала гол, а не наиграла на него.

Так Нагельсманн вытаскивает очки в проигрышных матчах уже не в первый раз.