Асимметричный ромб как идеальное решение для вертикального футбола | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Асимметричный ромб как идеальное решение для вертикального футбола — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Теория
Бундеслига
30 января , 18:16
30 января , 18:16
Асимметричный ромб как идеальное решение для вертикального футбола
Алик Магизов - подробно об эффективности структуры.
Содержание
01Почему это так эффективно
02Кейс Нагельсманна в «Хоффенхайме» и «Лейпциге»
03Кейс «Ред Булл Зальцбург»
04Какие выводы можно сделать?

Одно из важных свойств ромбов во владении – это количественное и позиционное преимущества. В этом случае сопернику намного тяжелее обороняться, так как они должны выполнять более сложные движения при опеке, а атакующая команда открывается сразу в двух стратегически важных зонах – между игроками в линии и в межблоковом пространстве.

Ромбы могут формироваться на основании схемы, как 4-4-2 ромбом, и через структуру в разных формациях. Например, 3-5-2 или 3-4-3, где крайний центральный защитник, вингбек, 6/8 и нападающий/инсайд формируют ромб при билд-апе. Основное преимущество, которое получает команда – сразу несколько адресатов под первый пас и 3 варианта последующего развития после приема мяча.

Диагональность в этом случае будет естественным явлением, сопровождаемым хорошим позиционным расположением игроков, которое позволяет эксплуатировать слепые зоны соперника в разных вариациях. Этот текст – погружение в движение в ромбах, как они формируются (из статики или в динамике) и какие преимущества предлагают.

Почему это так эффективно

Для начала стоит поговорить о нескольких моментах, которые кажутся достаточно важными, чтобы полностью разобраться в теме:

1) Причина эффективности передач на третьего (как внутри, так и в связке с ромбом) – рефракторный период. Это явление, которое хорошо исследовал (работа есть в свободном доступе) Гарольд Пашлер. В общем смысле рефракторный период – временной интервал между обработкой двух быстро последовательно идущих стимулов, которые требуют моментальной реакции. Когда люди реагируют на каждый из двух последовательных раздражителей, реакция на второй стимул часто становится медленнее, если интервал между стимулами уменьшается.

S1 и S2 стимулы; central processing – обработка поступившей информации; R1 и R2 обозначают итоговую реакцию. Как видно из схемы – интервал времени между двумя реакциями достаточно большой, что позволяет использовать это явление в футболе как интуитивно, так и целенаправленно. Простой пример – ложное движение, когда атакующий старается избавиться от персональной опеки. Первое движение – провоцирует, а вторым игрок освобождается от опекуна, так как тот затрачивает время на обработку и реакцию. Более сложный пример сопряжен с открыванием в слепой зоне и игрой на третьего. Обычно два быстро следующих друг за другом паса провоцирует оборону на реакцию, что позволяет конечному звену в цепи получать мяч в относительно свободной зоне или с большей свободой. Пример из матча «Лиона» (4-2-3-1) с «Лейпцигом» (4-2-2-2).

Изначально вингер Террьер позиционирует себя так, чтобы реагировать на движение Клостерманна и закрывать линию передачи на крайнего защитника. Но движение вглубь от Поульсена открыло линию передачи на третьего, Сараччи. Важный момент – быстрая игра в касание от Поульсена, когда внимание обороняющейся команды переключилось на игрока между линий, а у крайнего защитника появилось больше времени на поиск решения после приема мяча. Еще один важный момент – зона для Форсберга, которая образовалась после смещения партнера вглубь.

2) Важная деталь, связанная с предыдущей темой – преимущества расположения ромбом против разных типов опек. Против персональной все заключается в движении игроков, которые могут провоцировать соперника покидать свою зону. Здесь так же можно привести пример с опорником, который уводит соперника из центра в полуфланг ложным движением под мяч и открывает линию паса на восьмерку/десятку. В зональной системе все сложнее, так как игроки всегда стараются оборонять зоны или линии передач на тех, кто в них находится. Поэтому намного важнее быстрая и четкая циркуляция мяча, чтобы ловить соперника на перестроении. Преимущество ромба в таких случаях – общее расположение относительно мяча: обычно в боковых слепых зонах и/или за спиной в коридоре между игроками.

Здесь Мвепу опустился ниже и спровоцировал Зелиньски (открытый мяч), поэтому после передачи на Юнузовича, у австрийца появились хорошие опции под пас между линий. В зависимости от ноги, в которую пойдет передача, у него есть варианты развития: в ближнюю (ведущую) – пас в разрыв между двумя центральными полузащитниками; в дальнюю с продолжением движения – на Собослаи, который по эпизоду ускорился выше, чтобы открыться в карман между Кальехоном и Руисом.

Тут можно снова сказать про принцип диагональности. Обычно обороняющиеся игроки двигаются достаточно линейно, с желанием перекрыть опцию для вертикального паса (это заставляет игрока с мячом искать менее опасные опции). Поэтому открывания по диагонали к игроку с мячом заставляют их выполнять более сложные движения или находиться в полупозициях, между двумя линиями передач. Выгода для атакующей команды – при расположении вполоборота принимающий будет видеть часть поля впереди, куда продолжит движение и иметь меньшее влияние от соперника.

«Байер» Боша – хороший пример на эту тему, хотя здесь речь не идет про ромб (хотя есть специфичная структура при билд-апе из четырех игроков в центре + полуфланге). Они используют очень много диагональных пасов и асимметричное расположение, которое служит катализатором для создания удобных линий передач. Обычно хватает паса из одного вертикального канала в другой (кроме самого первого — он должен пересекать хотя бы один), чтобы воспользоваться линейными движениями соперника.

Вингер изначально закрывал полуфланг и прямую линию передачи на Брандта, поэтому Баумгартлингер открылся под пас на третьего, чтобы отрезать соперника. Дальше следует еще одна стенка, которая позволяет выключить правого центрального полузащитника и правого фулбека. Если следить за «Байером» хотя бы на небольшой дистанции, то можно понять, что такие моменты возникают неслучайно и не построены на импровизации, а отработаны на тренировках, чтобы игроки распознавали эти моменты в игре.

Теперь можно переходить к реальным примерам.

Кейс Нагельсманна в «Хоффенхайме» и «Лейпциге»

У Юлиана Нагельсманна достаточно большое разделение полей на зоны, так что не всегда удается уловить все перемещения и закономерности. Но есть некоторые важные принципы, как, например, при билд-апе – когда мяч находится на фланге, то нападающий действует в связке с кем-либо. В «Хоффенхайме» это был второй партнер или одна из восьмерок. Это смесь вводных, которые позволяли правильно циркулировать мяч и выходить из-под прессинга за счет нескольких моментов: движения в слепых зонах, одновременного открывания вглубь и за спину, игры на третьего и поиска партнера с лучшим обзором. Матч с «Кельном» – неплохой пример для ознакомления, чтобы понять, как они формировали ромб и как он помогал достаточно вертикальной команде продвигать мяч и находить дальнейшее продолжение.

Изначально стоит коротко рассказать, как оборонялся «Кельн». Они располагались в 4-3-3 с узкой тройкой полузащитников. Главная задача этой системы – оборона полуфлангов, где вингеры должны были закрывать вертикальную передачу крайним центральным защитникам. В зависимости от расположения игроков «Хоффе» фулбек и восьмерка разбирали оппонентов в зоне, но лучшие эпизоды были при опеке своих прямых оппонентов. На бумаге это выглядело так, что каждый игрок получал своего соперника и сине-белые не могли создать свободного игрока в зоне, но на деле в динамике получилось сложнее.

Главная возможность вскрывать оборону соперника при таком подходе — хорошая горизонтальная циркуляция мяча. «Хоффенхайм» располагался в привычных 3-1-4-2 при билд-апе и 3-3-4, когда проникал в треть соперника. Триггер для передачи – если вингер не успевал занять оптимальную позицию по отношению к КЦЗ, а Вагнер правильно по таймингу нырял вглубь под вертикальный пас. Как отскочивший нападающий распорядится мячом, зависит от качества передачи – если сильная низом или неудобная для приема, то обычно идет скидка на вингбека, который имеет хороший обзор с фланга; если передача идет верхом, то нападающий старается сделать кивок и продлить мяч на забегающего в свободную зону за спину фулбека партнера. В любом случае под него открывались два игрока – вингбек и восьмерка/шестерка в полуфланге, что облегчало сохранение мяча. Крайний центральный мог опционально выступать в роли страхующего или разворота атаки, если соперник успевал перестроиться.

Основное преимущество заключалась в том, что движение вглубь само по себе плохо контролировалось, и поэтому Вагнеру никто не мог помешать создать моментальный численный перевес. Вингбек делал ложное открывание под мяч, а восьмерка «Хоффе» располагалась широко в полуфланге, что давало еще одно преимущество – соперник старался держать их в поле зрения и отвечал на это действие, либо действовал ориентировано по своим оппонентам, чтобы накрывать на приеме, но недостаточно хорошо сканировал перемещения у себя за спиной. Поэтому когда Вагнер получал мяч в слепой зоне, у соперника не получалось быстро переключать акценты и сжать пространство вокруг для отбора – игроки были достаточно удалены друг от друга, а между ними возникали коридоры, чтобы вывести мяч из перегруженной зоны.

Еще один пример – подстройка от Тухеля в 3-4-1-2, которые хорошо накладывались на схему Нагельсманна и позволяли более гибко оборонять пространство между линий. В его интерпретации было несколько важных вводных: при передаче на Вагнера КЦЗ и шестерка перекрывались ближним к активной зоне нападающим и десяткой, которые блокировали их как адресатов для обратной передачи. Пятерка защитников сзади позволяла выбрасываться достаточно далеко, поэтому на помощь к вингбеку выдвигался крайний центральный, чтобы не дать разыграть на фланге 2v1. По восьмеркам играли Вайгль и Кастро – обычно закрывали линию передачи на них, а когда мяч доходил до фланга, то Юлиан сжимал пространство вингбеку, начиная движение от опекаемого из центра, а Гонсало работал на подстраховке.

Идея заключалась в том, чтобы занимать позиции глубже и не дать Цуберу или Вагнеру получить мяч на ход по флангу. Поэтому Пищек и Гинтер действовали в более выжидательной манере, а Вайгль должен был агрессивно играть по Стивену и закрывать ловушку. Проблемой для Боруссии стало то, что они были слишком персонально-ориентированными как в эпизоде выше и упускали резкие движения из глубины. Из-за этого в некоторых эпизодах удавалось найти решение через заброс в полуфланг за спину Гинтеру, либо проникающий пас в карман между вингбеком и КЦЗ.

В этом эпизоде «Хоффе» навредила статичность Ута. У него было два варианта действий: сделать ложный рывок вглубь, чтобы спровоцировать Сократиса на обратное от полета мяча движение (выиграет пару секунд для Демирбая); сделать ложное движение и ускориться под мяч самому. Главное – любым способом усложнить передачу опеки между двумя игроками. Вместо этого он изначально занял позицию чуть глубже и передвигался шагом, поэтому грек при забросе передал его Кастро, а сам сыграл на опережение по мячу.

Для Нагельсманна смена схемы не так важна, так как принципы всегда остаются неизменными. Поэтому после переезда в «Лейпциг» он перенес ромб в 4-2-2-2 и, кажется, сделал его эффективнее. Добавилась более гибкая позиционная структура с распределением по зонам в зависимости от нахождения мяча и улучшение циркуляции за счет поддержания расстояний между игроками.

Из-за большего уклона к Juego de Posicion вершины ромба не закреплены за определенными игроками, а могут меняться в зависимости от положения мяча и стадии развития атаки. Поэтому можно говорить, что это не строгая формация, а способ продвигать мяч через зоны так, чтобы у каждого игрока после приема мяча был вариант для продолжения. Это один из лучших способов поддержки вертикального позиционного футбола, так как он отвечает требованию хорошей вертикальной циркуляции и преодолению пространства в кратчайший временной отрезок.

Этот подход достаточно интересен, но требователен к игрокам в плане понимания позиционной игры. На каждой половине поля есть четыре зоны, которые формируются из двух каналов – флангового и полуфлангового. Нужно разделить их горизонтальной линией ровно посередине. Тогда появляется требование к игрокам – при билд-апе занимать каждую зону, в зависимости от расположения партнеров. Фланговый канал обычно заполняется крайним защитником и вингером, в полуфланге могут действовать КЦЗ/нижний опорный, смещающийся глубже нападающий. Принципы, которые можно предположить – следующий адресат всегда открывается выше, а мяч обязательно должен пересекать один канал. Поэтому на тренировочных полях в «Лейпциге» 7 вертикальных каналов – они разделяют каждый фланг еще на 2. Эффект – из-за компактного расположения обороняющаяся команда концентрируется в этой зоне, поэтому каждая передача требует от игроков обороны постоянного переключения внимания (где мяч? где соперник?), из-за которого им тяжелее контролировать передвижения своих оппонентов.

Кейс «Ред Булл Зальцбург»

«Зальцбург» известен системным подходом и поиском тренеров под свою концепцию. В последние годы это обязательно свои воспитанники, которые прошли путь в академии (где занимаются образованием тренеров на базе клуба, кстати) или из системы «Ред Булла» в целом, как Джесси Марш. Игра строится больше на принципах и общих паттернах, которые вытекают естественным образом из схемы/принципа или индивидуальных характеристик футболиста. Эта часть текста как раз о ромбе, который образуется естественным образом – из схемы 4-4-2.

Австрийская команда, как и Рангникболл в целом, делает ставку на вертикальную позиционную игру. То есть в основе всех движений лежат правильные расстояния между игроками и взаимная циркуляция, но в отличии от команд Гвардиолы или его последователей здесь нет жесткого требования по заполнению каждым игроком определенной зоны. Основная ставка делается на движение в слепых зонах и каналах между игроками соперника, поэтому «Зальцбург» легко адаптируется под компактные блоки (например, против «Наполи»).

Здесь есть несколько важных моментов:

1) Крайние защитники отвечают за ширину. Они позиционируют себя на одной линии с полузащитой соперника, чтобы связывать крайних полузащитников и заставить соперника обороняться более плоско. Это открывает важные каналы между обороняющимися, растягивает фокус игроков и позволяет создавать в центре 3v2/3v3 с редко подключающимся четвертой опцией опорником (если по нему не играют персонально). Дополнительная эффективность – если игнорировать фулбеков, то они смогут спокойно получать мяч на ход в изоляции и атаковать фланг, либо вернуть мяч в центр в более опасную зону. По тем тренировкам, которые Мориц Коссманн (хороший знакомый Рене Марича) выкладывал когда-либо в свободный доступ и связывал с «Зальцбургом», обычно они проходят в поле, которое усечено по углам и создает ромбовидную форму. У крайних защитников либо роль дополнительной опции с 1-2 касаниями, либо своя зона, из которой можно выйти только передачей в центр, желательно диагональной.

2) Из-за вертикальной компактности движения восьмерок и десятки очень гибкие, поэтому они спокойно поддерживают выход из-под прессинга с опорным или крайним защитником в связке. Здесь тоже сохраняется принцип открывания в вертикальном канале между игроками, чтобы при приеме находиться в их слепой зоне. Если восьмерке приходится открываться перед линией полузащиты, то вглубь отскакивает десятка для игры на третьего.

Перед приемом игроки обязательно оценивают свою позицию и корректируют ее относительно соперника. Выбор между «открыться между линиями» и «перед линией» зависит от акцентов обороняющихся и пространства, которое они позволяют использовать после приема.

3) Ромб очень компактен и сохраняет взаимные позиции, поэтому он может разворачиваться в какую-либо сторону. Логично, что игроки должны обязательно заполнять все 3 канала (оба полуфланга + центр). Небольшие расстояния между игроками улучшают циркуляцию мяча и возможность обострять через средние передачи, играть на третьего. Основная ставка внутри – довести мяч до игрока с наиболее качественной позицией или развернуться при получении мяча самому. Поэтому в тренировочном процессе много внимания уделяется индивидуальной работе, чтобы игроки, в зависимости от ситуации, могли разнообразно разворачиваться под давлением/без. Также хорошая динамика требует много движений и передвижений, особенно в моменты перед приемом мяча.

В случае «Зальцбурга» разделение на зоны достаточно условно и служит мысленным ориентиром, чтобы поддерживать правильный посев. Они не игнорируют расположение соперника и поэтому стараются занимать позиции между ними. Важные вводные: компактность, подвижность, динамика и дополнительные подстройки, которые помогают повысить эффективность расположения ромбом (например, нападающие связывают внимание центральных защитников открываниями с внешней стороны). Логично, что происходящее на поле – это проекция отработанного на тренировках. Например, малые игры, где дается 8 секунд для возврата мяча и 10, чтобы пробить по воротам. Игрокам приходится адаптироваться под эти условия и формировать свой стиль игры, чтобы намного быстрее играть вперед, открываться и хорошо распознавать ситуации при контрпрессинге.

Какие выводы можно сделать?

Структура ромба достаточно эффективна во всех фазах, но очень требовательна к команде. Чтобы облегчить ее усвоение, движения внутри и варианты развития, можно отрабатывать заранее читаемые паттерны, которые потом перенесутся в игру. Такие моменты, как динамика и разделение на зоны, гибкая структура, будут служить дополнительными возможностями для прогресса команды, но усвоение или исполнение каждого элемента требует дополнительных когнитивных и/или физических качеств, которые не всегда развиты или не поддаются развитию на определенной стадии. Но даже на отрезке карьеры отдельных тренеров можно отследить интересные кейсы и подстройку под ростер определенного уровня исполнителей. Поэтому можно считать, что эта структура полезна при различных вводных, особенно командам, которые ставят на быстрое преодоление пространства.