Концепция ложной девятки в футболе Пепа Гвардиолы | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Концепция ложной девятки в футболе Пепа Гвардиолы — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Теория
АПЛ
19 октября , 15:28
Концепция ложной девятки в футболе Пепа Гвардиолы
Большая тактическая теория от Артёма Исаева и Сергея Титова.
Содержание
01Месси как идеальная ложная девятка Гвардиолы: чему можно у него научиться?
02Фабрегас как ложная девятка
03Матч «Барселоны», где Гвардиола сыграл с двумя ложными девятками (за 10 лет до финала ЛЧ)
04«Бавария»: серия экспериментов с ложной девяткой
05Прыжок в Англию. Как были устроены 3-2-2-3 «Манчестер Сити»: коротко о том, что сделал Пеп в прошлом сезоне
063-2-2-3 => 3-2-3-2. Ложная девятка в сезоне 20/21
07Функционал ложной девятки в 3-2-2-3 (3-2-3-2)
08Вторая ложная девятка – это как?
09Ложная девятка и «Манчестер Сити» сейчас. Интерпретация vs структура

Пеп Гвардиола навсегда изменил футбол, и концепция «ложной девятки» – одно из главных его наследий. Идея с игрой без нападающего и перенасыщением центра поля уже была изобретена до Гвардиолы, но Пеп её оживил, вывел на самый высокий уровень и вписал в неё лучшего игрока планеты.

Скорее всего, если вы здесь, у вас высокий порог вхождения и вы уже неоднократно читали, как Пеп Гвардиола придумал для Лео Месси роль ложной девятки в мае 2009-го перед 6:2 с «Реалом», как ловил вдохновение и когда вызвал Месси в клубный офис перед игрой (если не читали – ловите наш текст четырёхлетней давности). Коротко напомним, что было тогда: Гвардиола попросил Месси играть чётко между центральными защитниками и опорными, чтобы создать численный перевес, заставить ЦЗ Мадрида, Каннаваро и Метцельдера, выдёргиваться из линии и помогать в доводке мяча на свободное пространство. План сработал. Матч стал классикой футбольной тактики.

Этот текст – попытка проанализировать концепцию «ложной девятки» в разных моментах карьеры Гвардиолы и очень детально оценить её текущее состояние по «Манчестер Сити». О Месси в роли ложной девятки и об игре «Сити» говорят часто, но есть ещё несколько углов, под которыми можно смотреть на эксперименты Гвардиолы с ложной девяткой – вписывание в роль Фабрегаса, тактические поиски в «Баварии» и «Сити», опыт игры с двумя ложными девятками задолго до финала Лиги чемпионов (было и такое).

Месси как идеальная ложная девятка Гвардиолы: чему можно у него научиться?

Конкретно успех Лео Месси как ложной девятки в «Барселоне» Гвардиолы в русскоязычном сегменте уже отлично расписывал Вадим Лукомский. Мы проанализируем игру Месси чуть с другим подходом – рассмотрим его как идеальную модель ложной девятки.

Две сноски перед стартом. Первая: игрок на позиции ложной девятки – только часть тактической концепции, и Месси не совсем правильно оценивать в отрыве от Хави, Иньесты, Фабрегаса и партнёров по атакующей тройке, понимавших игру на его уровне. Однако здесь мы акцентируем внимание на частном внутри общего, на идеальных действиях ложной девятки в рамках концепции. Вторая: конечно, здесь будут инопланетные действия Месси с мячом, которым тяжело научить, но совсем без них его игру ложной девяткой не оценить. Суть роли и концепции – в управлении пространством, но управлять им нужно и без мяча, и с мячом.

Создавать и разыгрывать численные преимущества в зоне мяча

Самый простой, самый сложный и самый важный элемент концепции (как известно, самое сложное – играть в простой футбол). Ложная девятка должна много участвовать в циркуляции мяча. У роли есть несколько вариантов интерпретации, и вариант с Месси – максимально заточенный именно на численные преимущества в зоне мяча. Лео мог отскакивать и широко на фланг, и за две линии соперника, чтобы создавать перевес при розыгрыше. Но важно не просто перегружать зону, а продвигать мяч так, чтобы снова разыгрывать преимущество – либо численное, но в другой зоне, либо динамическое.

Создал численный перевес — отыгрался — развернул в зону, где создан новый численный перевес

Создал численный перевес — выждал момент для передачи — побежал в глубину атаки

Самый ценный численный перевес, созданный Месси

Много открываться в труднодоступные зоны и в глубину защиты

Важный фактор успеха ложной девятки – открываться так, чтобы сопернику было крайне сложно считывать движение и выбирать худшее из двух плохих продолжений: дать свободно принять мяч на пространстве или выдернуться из позиции и освободить более опасное пространство другому игроку. Особенно сложны для защиты следующие открывания:

– в слепую зону. Между линиями Месси ловил ситуации, когда центральный полузащитник соперника фокусировался на мяче и перекрывал прямую линию передачи, и двигался чуть в сторону от закрываемого пространства. Встречавший игрок не мог прочитать линию передачи, Месси получал передачи в ход и мог после приёма разгоняться на ведении;

– в квадратах между игроками в равноудалённую между ними (или чуть ближе к полузащитникам из-за их фокуса на мяче). При таких открываниях сопернику сложно понять, кто именно должен ломать квадрат, и если его ломает защитник – есть риск открыть пространство за спинами, внутри линии или шире линии, в зависимости от перестроения;

– глубоко в недодачу (тот же эффект: защитнику надо выдёргиваться, линии надо перестраиваться, возникает свободное пространство или внутри линии, или шире и есть угроза игры за спину);

– в карманы между защитниками и за спины защитникам, когда линия раздёргана. Такая ситуация подразумевает, что защиту дёргает кто-то ещё, кроме ложной девятки – вингер или один из высоко забежавших центральных полузащитников. Вот пример подобной вертикальной атаки.

Не торопиться с мячом

Терпение на мяче – одно из главных качеств всех главных разыгрывающих в «Барселоне» Гвардиолы. В развитии владения «Барса» часто оставляла пустыми центр и полуфланги в последних 20-25 метрах от ворот, постепенно продвигала мяч и ждала идеального момента для передачи на ход или за спину, куда вбегали игроки из широких позиций. Проникнуть в штрафную было проще, когда «Барселона» постепенно нагружала и раздёргивала защитную линию открываниями в разные стороны. Терпение игроков с мячом выражалось в стремлении обострить не в первый, а в идеальный момент, когда линия обороны уже была сломана, а бегущий за линию игрок ещё не залез в офсайд.

«Барселона» была в этом плане невероятно синхронной командой, где игроки чувствовали, когда надо стянуть соперника, когда вбежать на созданное пространство и когда туда отдать. Идеальный эпизод Месси в этом контексте: первое предложение под него пошло за спину, отвлекло одного центрального защитника и растянуло линию, второе – вытянуло второго. Линия сломалась, центр растянулся, туда вбежал Хави, и Месси поймал идеальный момент для проникающей – пока Карвалью не успел полностью переключиться с игрока перед собой на него.

Ещё эпизод, типичный для «Барселоны» Гвардиолы: пока игрок на передней линии разрывает короткими рывками одного защитника и стягивается в зону к другому, Месси ждёт, когда другой игрок вбежит за спины в созданную зону.

Чувствовать пространство, куда открыться сразу после отданного паса, как настоящая девятка

Установка, объединяющая в себе все предыдущие и объясняющая космическую результативность Месси в «Барселоне» Гвардиолы. Типичный паттерн голов Месси того времени: отскочил под мяч – принял и потащил мяч – дождался предложения на фланге под пас на ход – отдал на ход или вразрез – сам побежал в штрафную под ответный пас. То есть он сначала перенасыщал пространство, затем на ведении искал идеальный момент, чтобы отдать на ход, и сразу же вбегал на свободное пространство.

Перед открыванием в штрафную Месси сам же разряжал пространство. Ещё одна типичная ситуация в подобных комбинациях: когда Месси тащит мяч, полузащитники отыграны, и снова один из центральных защитников выдёргивается на него и встречает лицом. Крайнему защитнику рядом с ним обычно требуется сужать (или же он приглашает отдать вразрез). Следует передача на ход, Месси получает преимущество в динамике и уже практически наверняка опережает хотя бы одного из защитников – встречавшего лицом.

Фабрегас как ложная девятка

После лета-2010 и отъезда Златана Ибрагимовича концепция ложной девятки стала постоянной частью футбола Гвардиолы, однако год спустя в «Барселоне» появился ещё один игрок, способный играть ложную девятку – Сеск Фабрегас. Гвардиола объяснял функции Сеска в этой роли, похожие на функции Месси – он должен был помогать группе полузащитников перегружать одну зону для лучшей циркуляции мяча. Фабрегас чаще играл ложную девятку именно как дополнительный полузащитник в перегруженной зоне, где вместе с ним разыгрывали Хави и Иньеста – отскакивал под приём мяча перед двумя линиями соперника, а если искал мяч между линий, то двигался глубоко и располагался значительно ближе к полузащитникам, чем к защитникам соперника.

Однако в таких перегрузах Сеск чаще скорее сбивал циркуляцию мяча, чем налаживал её. Смещаясь в глубину, он часто приходил вплотную к игроку с мячом, отходил на готовую линию передачи для самостоятельного приёма мяча, неоправданно перенасыщал небольшое пространство. Полезнее он был, когда отскакивал в глубину и давал опцию выхода из перегруженной зоны на более свободное пространство – и между линиями, и на фланге, и в центре за спинами соперников, поджимающих зону мяча.

Игроки «Барселоны» – например, Жерар Пике – рассказывали, что дело в привычках Фабрегаса: в «Арсенале» он часто и немного хаотично отходил за мячом, чтобы управлять игрой команды, в «Барселоне» его просили действовать строже в рамках игровой концепции, держаться определённых точек, и Сеску не хватало терпения ждать мяч. Он перегружал зону, но при этом снижал вариативность в развитии атаки. В левом полуфланге он много дублировал Иньесту, оказываясь с ним в одной точке или на одной линии передачи, а когда отходил правее, то дублировал Месси. Иногда ту же проблему перед «Барселоной» ставил и Месси, но даже при неоправданных перегрузах зоны он лучше управлял динамикой атаки, чем Фабрегас.

Сеск как ложная девятка был очень заточен на игру за спину – пожалуй, больше, чем кто-либо из исполнявших роль у Гвардиолы. В перегруженной зоне он ждал открывания за спины защитникам от вингеров и очень быстро поддерживал их резкими передачами верхом. Перед штрафной – не только забрасывал мяч на ход, но и сам резко открывался за спины. Причём не на спринте, как происходит обычно, а с минимальным ускорением, но в слепую зону, чтобы ближний защитник не успел среагировать, и с мягкой подстройкой под мяч. Он ловил моменты, когда соперник был сфокусирован только на мяче, и отлично чувствовал дистанцию при открываниях – например, не прилипал к защитникам, когда забегал в слепую зону за спины опорным.

Как любая ложная девятка, Сеск качественно искал мяч в пространстве между линиями и создавал пространство за спинами защитников. Особенно это проявлялось в матче Лиги чемпионов против «Милана», где он выдёргивал из линии постаревшего Алессандро Несту. Фабрегас отходил от него в недодачу, попадал под давление уже после приёма, уходил от защитника в сторону или отыгрывался с партнёром – тогда Неста оказывался в полупозиции, а в зону за его спиной следовало открывание из глубины на скорости от вингера или восьмёрки.

При этом в общей картине возникло впечатление, что Фабрегас создавал пространство открываниями недостаточно часто – больше тяготел к игре в перегруженных зонах и к подыгрышу на флангах, чем к растягиванию пространства между линиями. Причина тоже видится в желании Сеска не просто создавать предложение и пространство, а заполнять пространство: разыгрывать мяч или оказываться в идеальной точке для приёма.

Ещё одна черта, которая явно ограничивала Фабрегаса как ложную девятку на фоне Месси – ведение мяча. Сеск мог протащить мяч, но на средней скорости и по прямой, без резких смен направления, без старта с места.

Идеи Гвардиолы к Евро-2012 подхватил Висенте Дель Боске. В сборной Испании Фабрегас тоже использовался как ложная девятка, в схожей структуре и на схожих козырях. Он не был очень эффективен в растягивании пространства между линиями и получении мяча внутри, он не так часто вытягивал из линии защитников, а его самые яркие эпизоды на Евро связаны с открываниями в слепые зоны и за спины защитникам. Игра в сборной закрепила интерпретацию роли ложной девятки от Фабрегаса: он скорее поглощал пространство и отлично чувствовал, как это делают партнёры, чем создавал его.

Матч «Барселоны», где Гвардиола сыграл с двумя ложными девятками (за 10 лет до финала ЛЧ)

Когда Месси и Фабрегас играли вместе, они отлично чувствовали идеальный момент, чтобы обострить передачами друг на друга из разных позиций – по просмотренным играм создалось впечатление, что Сеск действительно был на одной волне с Месси, Хави, Иньестой, тянул их уровень по интеллекту на поле. Однако среди матчей «Барселоны» в сезоне-2011/12 в плане тактической концепции выделяется рядовая победа 8:0 над «Осасуной». Этот матч – первый эксперимент Пепа Гвардиолы сыграть с двумя ложными девятками. План с двумя ложными девятками на финал Лиги чемпионов против «Челси» был почти 10 лет спустя.

Структурно «Барселона» играла так: сзади – тройка Абидаль-Пуйоль-Маскерано, Вилья держал ширину слева, Дани Алвес – справа, Бускетс, Хави и Тиаго составляли треугольник в центре, а Фабрегас и Месси постоянно двигались в поисках свободного пространства. Как обычно для той «Барсы», при владении вдалеке от ворот и Сеск, и Месси смещались в глубину, ближе к флангам: Сеск – левее, регулярно меняясь позициями с Вильей, Месси – как обычно, правее.

Интересное начиналось, когда «Барселона» готовилась проникать между линий. В финальной трети Сеск и Месси часто держались чуть ближе к центральным защитникам, чем к опорным, и много двигались в недодачу. При этом защитники «Осасуны» играли агрессивно и выходили из линии по открываниям вглубь. В результате постоянно складывалась следующая ситуация:

Первый центральный защитник реагирует на игрока с мячом или на первое предложение в недодачу

Второй центральный защитник реагирует на открывание за спину первому и теряет пространство, за которое отвечает

Есть открывание в это пространство (здесь и часто – от третьего игрока, который не отвлекал ЦЗ)

Движение вглубь от центральных защитников расшатывало всю оборону «Осасуны». Возникали ситуации, когда сразу два игрока, один из которых – крайний защитник, реагировали на открывания за спины, падали к воротам по центру и теряли пространство за спиной. Тогда появлялось пространство по ширине, где у «Барселоны» тоже постоянно было предложение. Вот показательный момент, как работала вся концепция. Сначала каталонцы дважды использовали ширину, забегая за спины внутрь от крайних защитников, а затем – сыграли с фланга за спины. Во второй ситуации с открытым мячом оба центральных защитника среагировали на движения в недодачу, и после диагонали это поймал Месси, получив преимущество в динамике эпизода.

Важная деталь плана – взаимозаменяемость игроков: контекст эпизодов требовал, чтобы защитников нагружали сразу три игрока, и не обязательно в тройке должны были оставаться Сеск и Месси. Сеск разменивался с Вильей, а позицию Месси при его смещениях вглубь мог заполнить Хави, Тиаго или даже Алвес. Структура и динамика владения постоянно сохранялась.

Помимо численных перевесов против защитников, созданных тактикой с двумя ложными девятками, Месси и Фабрегас также придумали два гола чёткой игрой против пары центральных защитников. В первом эпизоде Сеск получил мяч между линий, оставил Месси (тоже расположенному между линий) и побежал за спину защитнику. Второй эпизод – более стильный: после диагонали направо Дани Алвесу ЦЗ, опекавший Месси, побежал страховать фланг, а игравший по Сеску ЦЗ остался держать соперника перед собой чуть больше, чем нужно.

«Бавария»: серия экспериментов с ложной девяткой

Тактические поиски Гвардиолы в Мюнхене мы знаем намного детальнее и достовернее из книг Марти Перарнау. Помощник Пепа Доменек Торрент говорил, что за полгода в «Баварии» Пеп сделал больше тактических экспериментов, чем за четыре сезона в «Барселоне», но главной причиной поисков Гвардиолы была адаптация – как к собственным игрокам, так и к лиге (которая, например, удивила тренера тотальным акцентом на прессинг).

Концепция ложной девятки тоже потребовала адаптации. Изначально Гвардиола верил в полное копирование роли и её встроенности в структуру, а на роль видел 4 опции – Мюллера, Гётце, Роббена и Рибери (Франк вообще был первым выбором для Пепа). Однако Рибери и особенно Роббен – игроки, которым было удобнее заходить внутрь поля на ведении после приёма широко на фланге, а не принимать мяч внутри. Их стиль мало того, что не подходил под роль ложной девятки, а отпечатывался на организации всей атакующей группы. Роль напрямую связана с открываниями вингеров за спины и стартом из узких позиций, а Рибери и Роббен стартовали из широких – из-за этого при рывках за спины чаще получали мяч в боковых зонах штрафной, чем в центре. Хорошая опция под приём с уходом и ударом или под игру на третьего, бегущего под принимающего, но не самая опасная.

В том числе натуральное поведение вингеров привело Гвардиолу к концепции пары узких крайних защитников (ложных фулбэков), которые не дублировали вингеров на флангах. Так появилась неожиданная опция, сочетаемая с ролью ложной девятки – с левого края за спины врывался крайний защитник Алаба, пользуясь не только своей узкой позицией, но и широкой позицией Рибери.

Как и в «Барселоне», в поисках реализации идеи с ложной девяткой Пеп задвигал на фланг чистую – Марио Манджукича. Например, в первой официальной игре, за Суперкубок Германии против дортмундской «Боруссии», Гвардиола поставил ложной девяткой Мюллера (также в его роли отрезками играл Шакири), а Манджукич играл левее и должен был стартовать от правого защитника – Гросскройца, слабейшего в четвёрке – внутрь за спины центральным. Однако подобные эпизоды совсем редко возникали в затяжных атаках, а в контроле мяча на фланге Манджукич тоже приносил мало пользы.

Из-за травмы Гётце на старте сезона Томас Мюллер остался единственной реалистичной опцией на роль, но и этот выбор ограничивал игрока. Фишка Мюллера в заполнении пространства, а не в его создании. Играя ложную девятку, Мюллер хорошо выполнял тактические функции роли – стягивал внимание защитников расположением перед ними, между ними, открываниями в недодачу. Однако сам Мюллер получал мало ситуаций, где мог бы открыться в свободную зону под удар, и в том числе из-за отсутствия чистого нападающего, который мог бы создавать для него пространство – то есть терял лучшее качество. Со свободного пространства Мюллер-ложная девятка чаще бил не после комбинаций, а после открываний за спину по дальней стороне от зоны мяча (как открывался Фабрегас).

Гётце как ложная девятка тоже оказался игроком с рядом ограничителей. Часть из них связаны с самой концепцией владения – ложная девятка могла уходить глубоко во фланг под розыгрыш, перенасыщались сразу оба фланга, а створ перед центральными защитниками не заполнялся. В рамках концепции Гётце перенасыщал фланги, завязывал там циркуляцию мяча и часто либо открывался за спинами крайнего и/или центрального полузащитника (причём вплотную к ним, а не между линиями), либо отскакивал под мяч ещё глубже, но совсем редко приходил в створ. Интересно выглядела связка Мюллера и Гётце, когда они вдвоём перегружали один фланг – Гётце пользовался движением Мюллера и оставался либо 1-в-1, либо свободным в нагруженной зоне.

Странное впечатление, но для ложной девятки Гётце оказался недостаточно техничным игроком. Он много двигался под мяч так, что возможности заходить внутрь поля не возникало (особенно это проявлялось справа, когда Гётце не мог стартовать внутрь под удобную ногу). Мелочь, но очень влиявшая на его решения – после подобного приёма он тратил время, чтобы начать разворот, не всегда успевал в высокой плотности и много отыгрывал в менее опасные зоны, назад или на фланг.

Лучшие моменты Гётце как ложной девятки возникали, когда он получал мяч лицом к воротам, обычно с фланга – тогда он двигался внутрь и мог далеко протащить мяч на ведении. Но такие эпизоды возникали редко в матчах, изученных для текста.

Поиски идеальной ложной девятки кончились летом 2014-го: «Бавария» забрала свободным агентом Роберта Левандовского. Приход нападающего, которого позже Гвардиола называл «девятка с половиной», убил необходимость в ложной девятке – Левандовски, имевший опыт игры десяткой и оттянутым нападающим ещё до «Баварии», усвоил требования к смещениям вглубь, переводам на фланг, ложным открываниям для создания пространства партнёрам. Тот же Марти Перарнау подчёркивал важный штрих в их взаимоотношениях: в первом сезоне Гвардиола не до конца был доволен Левандовским, потому что он редко выходил из роли типичного центрального нападающего, много оставался в створе. В следующем сезоне Левандовски поднял планку по забитым мячам, но Пеп больше ценил адаптацию Роберта к его стилю, выход из классической роли, повлиявший на всю дальнейшую карьеру Левандовского.

Прыжок в Англию. Как были устроены 3-2-2-3 «Манчестер Сити»: коротко о том, что сделал Пеп в прошлом сезоне

«Манчестер Сити» образца прошлого сезона – вопрос достаточно изученный. Большой текст с разбором общих принципов Гвардиолы в контексте структуры 3-2-2-3 написал наверняка всем известный Рене Марич (а если вдруг неизвестный – исправляемся: например, читаем этот текст). Его разбор вышел на немецком тактическом сайте Spielverlagerung: «How Guardiola & 3-2-2-3 (ultimately) solved the defending meta». Так что часть из того, что написано в этой главе, в той или иной степени отсылает к статье Марича (с дополнением или более подробным изложением некоторых деталей); рисунки схем так же взяты оттуда. Для более полного погружения в структуру «Сити» можете прочитать эту статью; здесь же сфокусируемся на некоторых общих принципах (которые кажутся важными в контексте ложной девятки) и на том, что непосредственно касается ложной девятки.

Почти вся структура строится вокруг идеи создания перегруза в центре поля. Это одна из основ философии позиционной игры. Команда должна стабильно контролировать мяч и всегда иметь варианты между линий – поэтому «Манчестер Сити» должен иметь достаточное количество человек сзади для плотного контроля мяча и перегружать опорную зону соперника, что иметь варианты продвижения вперед.

Чтобы получить численное преимущество в центре, не отнимая игроков атаки, Пеп часто использует ложного фулбэка еще со времен «Барселоны». В прошедшем сезоне в центр к Родри уходил Канселу или Зинченко, второй крайний защитник (обычно Уокер) располагался чуть глубже и уже.

 

Если соперник давал возможность спокойно контролировать мяч в первой линии, «Манчестер Сити» мог пользоваться этим и дополнительно перегружать опорную зону, отправляя туда ложного фулбэка (3-1-3-3).

Таким образом, привычными для «Сити» были разные фигуры в центре поля, как следствие – немного разные структуры, которые, в зависимости от развития атаки, структуры блока соперника, иногда и состава, использовались командой и сменялись даже по ходу одного матча или владения. Один опорный и три над ним на одной линии, как выше; два опорных и два в полуфлангах; ромб, по устройству похожий на вариант 1-3, но ближе к 1-2-1 – в общем, очень гибкое движение. Все эти цифры несут в себе некоторую долю условности, но все же важны для понимания особенностей владения команды.

 

Типичный эпизод с ромбом в центре (без ложной девятки). Перегружена опорная зона соперника, Канселу и Де Брёйне чуть глубже, периодически Канселу сдваивает центр с Родри, Силва активнее подключается выше к Феррану Торресу. Де Брёйне двигается свободно, особенно при владении в финальной трети поля.

Возможностей внутри уже этой схемы, без ложной девятки, очень много. Одна из основных – свободные (но вписанные в систему, это важно) роли восьмерок. Они могут уходить по эпизоду глубоко и/или широко на фланг, перегружать центральную зону, смещаться в полуфланг или подключаться в штрафную (последнее сделало Гюндогана лучшим бомбардиром команды). Например, если взять скриншот выше из матча с «Бернли», мы видим, что Силва, номинально правая восемь, сместился в центр, а Гюндоган в любой момент может сместиться на фланг из своей зоны (стандартный паттерн «Сити» 20/21).

Одна из восьмерок (например, Бернарду Силва) сместилась на фланг справа.

Подобное смещение на фланг слева, условные варианты развития атаки после приема.

На втором примере смещение на фланг Гюндогана заставило Соучека отпустить Зинченко.

В прошлом сезоне команда на дистанции достигла практически идеальной геометрии в отношении движения и гибкости – именно тут кроется уникальность команды образца сезона 20/21. Понимание игроков, как располагаться, как владеть мячом, как подстраиваться под разные структуры соперников, как менять свою структуру, и при этом сохранять основу своего построения – все это было действительно на очень высоком уровне. За исключением, пожалуй, иногда странных трудностей в некоторых матчах ЛЧ из-за перестраховок (которые вовремя исправлялись – как, например, в матчах с «Боруссией» Дортмунд) и логичных трудностей в некоторых матчей против топов, в первую очередь против экстремально сложного для Пепа «Челси».

Это принесло команде лучший в плане результатов сезон и (вероятно, это даже важнее для Пепа) лучшую позиционную структуру на дистанции, как ее оценивают многие – самую интересную и сложную в карьере Гвардиолы. Этот «Сити» стал лучше регулировать темп игры, научился играть более вертикально (и это факты), к имеющимся комбинациям и идеям добавив новые. Вся игра команды стала намного более сложной.

Одной из главных особенностей того «Сити» стало регулярное использование ложной девятки – подобного в «Сити» еще не было. Это перестраивало игру команды с 3-2-2-3 на 3-2-3-2, еще сильнее перегружало центральную зону, отлично сочеталось с движением восьмерок и открывало команде новые опции.

3-2-2-3 => 3-2-3-2. Ложная девятка в сезоне 20/21

Возможно, решение использовать ложную девятку было хотя бы отчасти вынужденным: Агуэро был травмирован и в итоге почти весь сезон просидел на скамейке, Жезус выпал из основного состава. Впрочем, в матчах второй половины сезона, где периодически выходили Агуэро или Жезус, они могли выполнять уже привычные для системы функции, опускаясь глубже, свободно двигаясь в полуфланги. Так что ложная девятка – на мой взгляд, лишь отчасти вынужденная мера; на деле в большей степени это именно полноценный идейный момент в рамках реализации концепции игры команды (тем более, вовсе не новый для Гвардиолы). И хотя Пеп открыто намекал на то, что команде нужен центрфорвард, не покидает ощущение, что в прошлом году идея с ложной девяткой была одной из центральных для Гвардиолы в целом.

Ложная девятка (вместе с использованием ложного фулбэка) усложняла сопернику контроль центра поля. Обычным сочетанием становились чистые 3-2-3-2, что, с учетом вышеперечисленных вариантов движения игроков центра, первой и передней линий атаки, привело к очень гибкой и сложной структуре. Если даже при игре с классическими фулбэками и ложной девяткой «Сити» мог получать преимущество в центральной зоне…

Вариант 4-3-3 с ромбом в центре и классическими позициями фулбэков.

Вариант с 2-2 в центре и классическими позициями фулбэков.

…то с двумя ложными ролями плюс особыми задачами для восьмерок команда была почти неуязвима в своем контроле.

Классика «Манчестер Сити» 20/21: 3-2-3-2

Вот как может выглядеть в матче:

Классическое расположение «Сити» с широкими позициями КЦЗ. Силва – ложная девятка.
Эпизодически, для демонстрации гибкости команды: альтернативный вариант билд-апа – 2-3; номинально ложная девятка (Жезус) и левая восьмерка (Гюндоган) в полуфлангах. Силва – номинально правая восемь, при атаках – центральный из второй тройки, свободная роль.
Вариант 4-3-3 с ложной девяткой и стандартными позициями фулбэков. Ложная девять номинально Жезус, в полуфланге.

Пятерка впереди заполнялась так: по флангам в разном сочетании играли Стерлинг, Фоден и Марез, восьмерки в базовом сочетании – Де Брёйне и Гюндоган, ложная девять – чаще всего Силва (или Фоден, Жезус, Торрес, тот же Де Брёйне).

Движение игроков зачастую было свободным, но и в нем есть свои механизмы. Одна из самых свободных ролей была у КДБ, что вообще является неотъемлемой частью его игры. Из своего правого полуфланга Де Брёйне свободно двигался в центр и на противоположный фланг. Именно поэтому его называют «свободной восьмеркой» или даже второй ложной девяткой (к этому вернемся позже).

Не будем более подробно останавливаться на структуре – все основные вещи в контексте нашей темы мы проговорили. Разберем ниже конкретные примеры с участием ложной девятки: как это было и для чего это было нужно.

Функционал ложной девятки в 3-2-2-3 (3-2-3-2)

Большая часть примеров на схемах и скринах выше и далее – игра «Сити» против структур 4-Х-Х (4-3-3/4-5-1, 4-4-2, 4-4-2d, 4-4-1-1/4-2-3-1), однако глобального отличия в роли ложной девятки не будет при игре против пятерки. Пример – игра с «Вест Хэмом» во второй части сезона, где ложную девятку сыграл Агуэро: он выполнял те же функции по перегрузу центральной зоны или полуфланга. Альтернативные истории с уникальной структурой под 5-Х-Х – например, финал ЛЧ, когда «Сити» вышел с двумя ложными девятками (одна всегда располагалась выше, вторая открывалась вглубь). Хотя при игре против пятерки «Сити» мог легко выйти и с более классической девяткой – слишком важно иметь человека на последней линии всегда, чтобы создавать глубину, всегда иметь человека на линии защиты.

Так что среди примеров ниже будут чаще матчи против четверки, но акцент в любом случае делается на функциях ложной девятки и ее значении для игры «Манчестер Сити» – для этого нам хватит общего контекста прошлого сезона без жесткой выборки матчей.

Первый яркий матч прошлого сезона с использованием ложной девятки – игра с «Челси», еще при Лэмпарде. Тогда «Ман Сити» забил три мяча в первом тайме (причем все три мяча уложились в 18 минут). Роль ложной девятки исполнил Де Брёйне – вероятно, лучший игрок команды для этой роли, который особенным образом интерпретирует ее. У него есть несколько важных качеств, главное из которых – умнейшее движение без мяча и редкое умение не только искать или создавать пространство для себя, но и открывать зоны для партнеров, очень хорошо чувствовать игру и реагировать на ситуацию (как следствие, блистательная игра в переходных фазах).

В матче с «Челси» Де Брёйне стал ключевым игроком. Против 4-3-3 именно его движение перегружало центр или полуфланг, а оба центральных защитника лондонцев путались, теряя то Кевина, то одного из игроков, кто занимал его позицию в центре атаки. Пример ниже, конечно, самый яркий и исключительный (не разобрались и Канте, и ЦЗ, на мой взгляд, в первую очередь Зума), но в любом случае показательный.

Де Брёйне стягивался к флангу или располагался в полуфланге, глубоко для ЦЗ, чтобы помочь разыграть накоротке.

Также Де Брёйне мог просто уйти глубже, иногда открыв этим пространство в полуфланге или центральной зоне для вбегания партнеров. Первый пример из матча с «Челси», где КДБ своим движением открывает пространство за спиной ЦЗ. Туда смещается фулбэк соперника, открывая фланг (заодно посмотрите, как играет Канте, корректируя свою позицию из-за Кевина). Второй пример уже из другого матча и с участием Жезуса, но показательный в этом контексте – Габи вынимает ЦЗ, а Диаш забрасывает в эту зону, увидев забегание Канселу.

Матч с «Челси» можно назвать простым и образцовым для описания роли ложной девятки – так же, как и матч «Сити» с мадридским «Реалом» в прошлом году, когда идея с Фоденом в этой роли стала главной причиной победы команды Гвардиолы и проблем «Реала» (почитайте об этом у нас, пост по матчу отлично дополняет этот текст). В упомянутом посте также подробнее о том, как ложная девятка может влиять на прессинг команды – вместо форварда выходит игрок, который умеет прессинговать грамотнее и интенсивнее (и с этой задачей мало кто может справиться лучше, чем Фоден).

Но обе эти истории – больше про подстройку Пепа под соперника, чем про роль ложной девятки в рамках стандартной структуры команды. Матч с «Челси» получился достаточно открытым: «Челси» старался прессинговать и владеть мячом, поэтому Де Брёйне влиял на игру особенно сильно в переходных фазах или после недолгого владения. Игра с «Реалом» похожа этой исключительной ролью ложной девятки: роль Фодена была особенно важна для прессинга команды, при владении все было даже слишком просто для «Сити» – движение Фодена разрывало блок «Реала», он всегда оказывался лишним (=> свободным) или открывал зону партнерам. А потому все сложные структурные элементы схемы «горожан» (базовой для большинства матчей в чемпионате) в тех играх не раскрылись в полной мере. «Манчестер Сити» играл иначе.

Если матч в прошлом сезоне складывался для «Сити» менее открытым или вовсе очень закрытым со стороны соперника, роль ложной девятки в контексте контроля мяча в рамках обозначенной в предыдущих разделах структуры возрастала.

Против схемы 4-4-2 в линию при затяжных владениях «Сити» перегружает опорную зону соперника 3v2 и/или растягивает опорных соперника, чтобы получить пространство в середине. Перегруз также помогает сужать четверку защитников и вскрывать либо через полуфланги, либо через переводы на изолированный фланг.

За счет ложной девятки при первом сценарии – перегрузе опорной зоны – удается создавать вилки для одного из опорных соперника. Если крайний полузащитник ориентирован не перекрытии варианта в полуфланге и пробует поджимать игрока с мячом (точнее, находится на оптимальном расстоянии, чтобы если что поджать его), то опорник остается 2в1 с восьмеркой и ложной девяткой. Идеально закрыть линию вертикального паса непросто – ложная девять и обе восьмерки, Гюндоган и КДБ, отлично ищут пространство, – поэтому «Манчестер Сити» получает два варианта для продвижения мяча, один из которых почти всегда открыт. Если все перекрыто, включаются другие механизмы (один из основных – восьмерка уходит на фланг), но даже простая циркуляция мяча через опорных и первую линию, как правило, дает возможность разыграть таким образом.

Во втором сценарии (растягивание центра) – есть шанс разбить блок прямо через центр. Растягивая опорных за счет смещения обеих восьмерок в полуфланги и широких позиций крайних центральных защитников (или ухода ложного фулбэка на свою стандартную позицию), ложная девятка получает возможность либо принять мяч в центре, часто без давления, особенно если уходит очень глубоко (почти на уровень разыгрывающих опорных Родри и Канселу/Зинченко), либо быстро отыграться. Так ложная девять вынимает игроков соперника из своих зон, давая новые возможности для розыгрыша.

Такое особенно актуально, если соперник пробует персонально опекать восьмерок. Например, так сыграл «Эвертон» (мы это упоминали выше): Дукуре и Дэвис опекали Фодена и Силву соответственно. В итоге обе восьмерки были почти выключены из игры.

Проблемы «Эвертона» начались сразу, потому что «Сити» отреагировал быстро.

Во-первых, очень умно и разнообразно двигались Канселу и Родри – им удавалось находить возможность для приема мяча или открывать зоны (несмотря на то, что их по-разному – через контроль линии передачи или через прямую опеку – контролировали Ришарлисон, Сигурдссон, Ивоби). Плюс Канселу периодически забегал выше.

Во-вторых, обе восьмерки (и иногда оба опорника) растягивали блок соперника, уходя широко. Так, в центре образовывалась дыра – туда опускался Жезус. Несколько раз он получал там мяч совсем один и даже мог развернуться или легко отыграться на вбегающего из глубины партнера – Родри или Канселу. Еще одна проблема – свобода ЦЗ: в подобных сценариях с персональной/частично персональной опекой они либо могут спокойно выбирать варианты на мяче без продвижения, либо даже имеют возможность двигаться с мячом вперед уже на чужой половине.

Широкие позиции восьмерок (Силва и Фоден), достаточно широкие + высокие в сравнении со стандартными позиции Канселу и Родри => много пространства для ЦЗ.

Еще три примера.

Проблемы создаются и широкой позицией вингеров (о чем мы уже писали). Как только крайние защитники соперника слишком ориентируются на восьмерку в полуфланге (или на мяч), или весь блок соперника сужается из-за перегруза «Сити» в центре, следует перевод (в лучшем случае) или заброс за спины (в худшем) на флангового нападающего. Мастер таких переводов и забросов – Родри (3.18 переводов в прошлом году p90 – лучший результат в команде, один из лучших по лиге среди своего амплуа, и это без учета его аккуратных забросов во фланги из середины). Это косвенно имеет отношение к ложной девятке, ведь и ее движение создает путаницу в центре, иногда заставляет играть узко (например, если ложная девятка вынимает за собой центрального защитника).

Еще одна особенная роль ложной девятки – смещения на фланг и в полуфланг. Часть смещений на фланг устроена так же, как и уже упомянутые выше смещения восьмерок, и это больше эпизодические моменты.

Помимо этого, одна из восьмерок может сместиться чуть глубже и ближе к центру (например, при развороте атаки), и тогда ложная девятка часто подстраивается и открывается в полуфланге. В этой зоне игрок выполняет соответствующие восьмерке функции, например, вбегает в карман за спину крайнему защитнику.

Или помогает разыгрывать накоротке: иногда даже не касаясь мяча, а просто забирая на себя внимание одного из защитников. Один из основных вариантов команды для взлома последней линии блока – это тонкие вертикальные передачи из полуфланга в штрафную или диагональные передачи с фланга за спину крайнему защитнику. Такое проходит у «Сити» регулярно – это классические комбинации команды. Поэтому ложная девятка может помочь стянуть на себя одного из пары – КЗ и ближний к мячу ЦЗ. Плюс может опуститься глубже (в том числе на фланг), чтобы перегрузить зону и помочь вывести игрока (или помочь выйти самой себе) на удобный открытый мяч для передачи в штрафную.

Наконец, ложная девятка важна и для прохождения прессинга. Неважно, как именно устроен прессинг соперника, ложная девять – всегда проблема, потому что формально ответственность на этом игроке лежит на одном из ЦЗ, который зачастую не может уходить настолько высоко.

Вторая ложная девятка – это как?

Мы уже вскользь упоминали то, что Де Брёйне выполняет слишком свободные функции как для стандартной восьмерки, так и для обычной восьмерки в структуре «Сити» (левая восьмерка Гюндоган в прошедшем сезоне выполнял свободные, но все-таки понятные, ограниченные функции). Также мы вспоминали финал Лиги Чемпионов, где «Сити» вышел с двумя ложными девятками.

Можно встретить оба термина в употреблении – и свободная восемь, и вторая ложная девятка – применительно к «Сити» прошлого сезона и, в частности, к роли Де Брёйне. Но это все-таки разные вещи.

Свободная восьмерка – основная роль Де Брёйне по прошлому сезону. Такая же интерпретация и у Марича в его тексте, на который мы ссылались. Ложная девятка по сезону всегда была одна.

По умолчанию КДБ располагается справа, обостряет из правого полуфланга. На деле, как мы писали выше, структура в прошлом сезоне перестраивалась, и Де Брёйне либо оставался чуть правее в тройке игроков под широко расставленными вингерами (центр занимала ложная девятка), либо, в зависимости от развития атаки, он занимал любую позицию из тройки над опорными или одним опорником (если команда играет без ложной девятки, а выше поднимается фулбэк); особенно свободно Кевин играет в финальной трети поля. Но движения Де Брёйне (вы можете увидеть их примерно в любой игре «Сити» и сейчас) – это свободная интерпретация вполне обычной восьмерки в структуре «Манчестер Сити», и есть достаточно сильная разница с функционалом ложной девятки. Которую, к слову, по сезону КДБ играл не так часто, как это может показаться без контекста – это, наоборот, скорее уникальные истории.

Но есть исключения. Давайте для примера возьмем финал Лиги Чемпионов. В тексте про финал мы прямо написали, что «Сити» играет в две ложные девятки. И есть разница. Вот как было в финале:

Мы видим принципиально иное расположение. Фоден и КДБ в ряде эпизодов располагаются рядом, и главное, что один заменяет другого: один или второй либо располагается на уровне ЦЗ, либо открывается вглубь, вытягивая соперников. Это именно две ложные девятки, так как они заменяют друг друга.

Глобально не так важно, как мы назовём позицию игрока. Важно, что игрок делает на поле. Но чтобы не запутаться в терминологии и точнее понимать как раз функционал игрока, стоит различать эти вещи. Две ложные девятки – не выдумка, но этот вариант не носит системный характер (скорее наоборот – является уникальной историей в рамках подстройки под соперника). Неслучайно самый яркий пример – исключительный матч, финал Лиги Чемпионов.

Тем не менее, матчи, где намеки на что-то необычное, как две ложные девятки, у «Сити» были и до финала ЛЧ. Например, вот такой вариант игры был в матче с «Вулверхэмптоном» (кстати, «Вулвз», как и «Челси», играл в три ЦЗ).

Помимо обозначенных вариантов движения игроков, можно отметить редкие высокие подключения и регулярные смещения на фланг Силвы, а также смену позиций Канселу и Де Брёйне.

От 3-2-2-3/3-2-3-2 команда перешла на аналог 3-5-2 при владении (или аналог 3-2-5, когда КДБ поднимался выше к Стерлингу и Жезусу), где в нападение к Жезусу уходил Стерлинг, иногда даже более ориентированный на центральную зону, чем номинальная девятка. Стерлинг иногда открывался вглубь, вынимая КЦЗ, стараясь открывать вариант для передачи за спины, и даже оставался в глубокой позиции после открывания – поэтому его роль легко может интерпретироваться как ложная девятка, хотя и с гораздо меньшим объемом открываний вглубь, чем обычно делает ложная девятка у «Сити». Основной задачей Стерлинга все-таки были открывания за спину, поэтому он большую часть времени располагался на линии ЦЗ.

Что касается Жезуса, то он еще реже открывался вглубь (плюс «Сити» строил игру преимущественно через левый фланг), поэтому его позиция может интерпретироваться как обычная девятка (в паре с другой). Однако он все-таки эпизодически открывался глубоко; в сочетании с позицией Стерлинга это действительно напоминало сдвоенное нападение.

Такой вариант структуры актуален прежде всего против тройки ЦЗ, и мы можем назвать его экспериментом с двумя девятками, где как минимум одна в некоторых атаках играет как ложная, но есть и вторая, ситуативно забирающая на себя часть функционала первой (а есть и атаки, где обе действуют в более классической манере). Так что говорить о двух ложных девятках как системе пока точно рано, хотя эксперименты в этом направлении – неважно, это именно две ложные девятки или их стоит называть иначе, нам важны функционал и структура – у Гвардиолы, кажется, были.

Ложная девятка и «Манчестер Сити» сейчас. Интерпретация vs структура

В нынешнем сезоне «Сити» играет иначе, и, вероятно, становится еще более гибкой командой. Главное отличие многих матчей этого сезона – точно нет той «радикальности» в структуре (да, даже несмотря на гибкость прошлогодней версии команды): игроки располагаются чуть более стандартным образом для 4-3-3 в интерпретации «Сити», но очень много интерпретируют ситуации на поле, меняя позиции, заполняя зоны, комбинируя согласно принципам.

Есть ряд деталей, которые наглядно свидетельствуют об изменениях по сравнению с прошлым сезоном. Например, необязательные ложные девятки и ложные фулбэки. С тем же «Бернли», например, Канселу часто подключался по полуфлангу или флангу, и лишь изредка сдваивал центр; иногда в глубокую позицию отходил правый вингер Марез – такого в прошлом году практически не было. Ложные фулбэки по сезону именно в таком виде, как в прошлом году, скорее редкость.

Команда почти не использует широкие позиции восьмерок в привычном для прошлого сезона понимании. Сейчас все чаще «Сити» использует стандартные треугольники на флангах, где обе восьмерки активно отходят в ширину, иногда меняясь местами с фланговыми нападающими, но именно в развитии за ширину отвечают вингеры (высоко) и фулбэки (опционально и глубже).

Что касается ложной девятки, то это скорее опция: например, с «Бернли» в первом тайме Стерлинг играл скорее чистую девятку со смещениями в полуфланг, а вот во втором тайме на этой позиции уже играл Фоден и как раз исполнял ложную девять – помогал в развитии атаки, тогда как основная угроза шла со сдвоенных/строенных полуфлангов. При этом Фоден с «Челси» также вышел в нападении, но он интерпретировал эту роль иначе, чем в матче с «Бернли», и в целом скорее должен называться обычной девяткой. С учетом, конечно, профиля игрока, Фоден действовал свободно, но без функций ложной девятки. Его задачей были забегания за спину, редкие смещения в полуфланг, и опять же редкие, несистемные смещения вглубь. Глубже в контроле помогал Силва, игравший восьмерку.

В матче с «Ливерпулем» «ложной девяткой» был Грилиш, который часто смещался в полуфланги, несколько раз менялся позициями с Фоденом, и самое главное – перегружал зону Милнера. Это совсем иная ложная девять, потому и в кавычках. Грилиш точно не действовал в той манере, в какой действовала ложная девять прошлого сезона, и область его влияния была ограничена одним полуфлангом. А самый яркий пример – открывание Грилиша в полуфланге и пас на Фодена, когда Милнер получил желтую – был в момент, когда Силва открывался на позиции нападающего (что снова говорит об особенной свободе этого варианта команды).

Другие игроки тоже интерпретируют роль по-своему (например, Торрес, Жезус, часто Стерлинг – все разные, но все близкие к чистой девятке, с акцентом на забегания за спину). И, пожалуй, в этом сезоне в контексте роли ложной девятки на первое место встает не слово «структура» – хотя она у «Сити» в этом году еще более гибкая, разносторонняя, свободная, – а слово «интерпретация», также важное раньше, но сейчас приобретающее особый смысл. И ложная девятка теперь не является экстраординарной чертой особенной структуры команды (как это, на наш взгляд, часто было в прошлом сезоне), а опцией внутри глобальной идеи команды и чуть более свободной структуры.