Давайте разберём игру Павла Маслова без эмоций | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Давайте разберём игру Павла Маслова без эмоций — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
РПЛ
1 апреля , 20:15
1 апреля , 20:15
Давайте разберём игру Павла Маслова без эмоций
Сергей Титов - о защитнике «Спартака».
Содержание
01В клубе сильнейшая сторона Маслова - чтение игры. Оно помогает и против быстрых вингеров
02Качества Маслова помогают ему при обороне пространства
03Игра в единоборствах
04Продвижение мяча. Подстройка как важнейший элемент прогресса
05Молодёжная сборная как индикатор проблем Маслова (в любой другой роли)

Поговорить про Павла Маслова давно пора и без матча с Францией. Маслов — один из самых интересных центральных защитников РПЛ для оценки: в тройке центральных защитников «Спартака» он может визуально казаться слабым звеном, он допускает результативные ошибки, но Тедеско упорно доверяет ему, статистика оценивает его достаточно высоко (например, по PAdj-отборам и по проценту успешности Маслов в топ-10% центральных защитников лиги), и сам Маслов действительно сильно спрогрессировал за год.

Этот текст готовился ещё до молодёжного Евро, но мы не успели подготовить его к старту турнира. Медлительность сделала разбор ещё более актуальным. Здесь — подробный разбор, в чём Маслов силён, в чём прибавил за год, где его слабости и как игра в четвёрке защитников сильнее их раскрывает.

В клубе сильнейшая сторона Маслова - чтение игры. Оно помогает и против быстрых вингеров

Маслов защищается во многом за счёт чтения игры, которое у него складывается из нескольких компонентов. Он сфокусирован на мяче, не теряет мяч из поля зрения, в пограничной ситуации более важный ориентир для него — мяч, а не соперник. Он понимает, как расставлять корпус в различных ситуациях и корпусом выигрывать позицию на мяче. Важно ещё, что Маслов располагается практически всегда в стойке, готовым к движению и вперёд из линии, и назад на подстраховку пространства за спиной, и в стороны.

Фокус на мяче и сильная работа корпусом помогают Маслову в чтении игры против быстрых вингеров при недостатке скорости (и стартовой, и дистанционной). Если через его зону идёт передача на ход и вингер отваливается в ширину от него, Маслов часто ловит соперника на противоходе — играет по мячу, а не по сопернику, в момент передачи выходит на мяч и перехватывает его.

Когда идёт передача на ход вингеру за спину Маслову, Павел использует зазор на 2-3 метра, за счёт него выигрывает позицию и корпусом не пускает игрока к мячу. Против очень быстрых игроков, которым Маслов проигрывает в дистанционной скорости даже с зазором, а также в ситуациях 1в1 с пробросом мяча себе на ход Маслов любит корпусом пересекать траекторию соперника по ходу рывка, иногда даже с жёстким контактом корпус-в-корпус, пограничным в плане чистоты. Он отлично ловит момент, чтобы заблокировать дорогу и сразу либо оказаться первым на мяче, либо создать ситуацию, где первым на мяче будет партнёр.

Также Маслов быстро переключается при комбинациях перед штрафной «Спартака». В системе обороны Тедеско все защитники много играют 1в1 на последних 25 метрах — не только при подачах и прострелах, но и перед штрафной, блокируя развитие атаки. Когда перед штрафной оказывается свободный игрок лицом к воротам, или когда соперник перенасыщает фланг, Маслов часто следует за игроком 1в1, плотно встречая его лицом или со спины. Но когда нужно быстро переключиться с игрока на мяч, Маслов успевает среагировать — чуть корректирует позицию и положение корпуса, предугадывая, куда пойдёт передача, и перехватывает пас.

Как вариант, Маслову нужно просто выйти из линии по открыванию в недодачу и направить игрока с мячом назад — не вступая в отбор, но обозначая плотность, выжимая назад и не давая развернуться внутрь поля. Эту задачу Маслов тоже выполняет успешно.

Качества Маслова помогают ему при обороне пространства

Те же компоненты — фокус на мяче, правильное расположение корпусом и управление им — помогают Маслову в подстраховке любого по величине свободного пространства. Обороняясь глубоко, он страхует Жиго, когда он выходит по мячу, но допускает передачу или скидку себе за спину.

К открываниям за спину Маслов стал устойчивее, чем в прошлом сезоне. Опять же, за счёт небольшого зазора он редко допускает подобные ситуации, но когда всё же допускает — за счёт быстрой работы корпусом быстро сближается с нападающим и либо пересекает ему траекторию движения, оказываясь первым на мяче, либо хотя бы втыкается в него корпусом, направляет его от ворот и перекрывает удар или пас, отрезающий себя. Единственная явная ошибка в сезоне при передаче за спину — в концовке матча с «Химками», когда Маслов пошёл снимать летящий верхом мяч против пробивного Конате. При передачах на ход в свою зону под открывания за спину Маслов в этом сезоне работает пока без ошибок.

Что ещё важнее для Тедеско, качества Маслова помогают «Спартаку» организовывать контрпрессинг на правом фланге. Когда команда атакует не через его зону или уже контролирует мяч в штрафной, Маслов держится перед левым вингером за спиной с тем же небольшим зазором и готов накрыть либо в момент приёма, либо максимум на втором касании, когда соперник может начинать разгон. И здесь работают те же сильные стороны Маслова — он быстро перебрасывает корпус по сопернику, а если из-под него идёт передача, сразу переключается на мяч.

Именно умение страховать большое пространство за спиной, а не более агрессивное продвижение мяча, объясняет более высокую позицию Маслова относительно Джикии при владении «Спартака». Джикия остаётся быстрым на дистанции защитником, но после травмы крестообразных связок он потерял в резкости — как следствие, не может так агрессивно накрывать в момент приёма, как раньше, и медленнее Маслова перебрасывает корпус из стороны в сторону. Из-за этого в обороне левой зоны Тедеско вынужден идти на компромисс — или давать правому вингеру свободно отваливаться от Джикии, чтобы Георгий встречал игрока уже глубже, или сдвигать в эту зону одного из центральных полузащитников, возможно, жертвуя его вкладом во владение мячом. Набор навыков Маслова избавляет Тедеско от подобных компромиссов в его зоне.

Ещё одно тактическое следствие качеств Маслова — его роль страхующего при большинстве стандартов «Спартака» в атаке. Логично, что он принесёт значительно больше пользы в глубине резкостью и работой корпусом, чем на стандартах в атаке, где ключевые роли у других центральных защитников (Жиго — главный адресат подач, Джикия часто заполняет дальнюю штангу).

Пожалуй, главная проблема Маслова в покрытии пространства — когда он поднимается в высокий прессинг или контрпрессинг и отрезается, например, длинной передачей, между ним и Жиго или опорными остаётся слишком большое пространство, которое они не успевают покрывать (например, это проявлялось в первом тайме против «Краснодара»). А сам Маслов медленно садится назад. Причём есть подозрение, что дело не только в скорости защитника — в некоторых ситуациях, когда его напрямую отыгрывают и бросают мяч на свободное пространство, он на дистанции часто достигает скорости дриблёра. Возможно, дело и в концентрации Маслова, который не включается назад на рывке, если сзади есть подстраховка.

Другая проблема — игра в эпизодах, когда опекаемый им игрок отскакивает вглубь и получает передачу верхом. Маслов не идёт на такие верховые мячи и, как следствие, может допускать акцентированные скидки, после которых можно разогнать переход в атаку.

Игра в единоборствах

Стиль Маслова в отборе вытекает из его желания держать небольшую дистанцию от игрока с мячом (его вероятная причина — недостаток резкости при вертикальных выходах из линии), он не склонен отбирать в момент приёма. Если Маслов идёт в отбор со спины, то даёт сделать касание на приёме и затем либо выбрасывает ногу, либо направляет во фланг и поджимает корпусом, пытаясь сбить соперника с равновесия или просто выжать в боковую линию. Когда Маслов обороняется 1в1 лицом или на скорости близко к боковой — держит короткую дистанцию относительно дриблёра, пытается закрыть корпусом траекторию ухода в центр и расположением как бы направляет в лицевую.

При попытках отбора со спины Маслов может допускать уход внутрь поля первым касанием с приёма или даже без касания, за счёт правильной постановки корпуса перед ним — здесь у него было несколько показательных эпизодов против Кварацхелии. Тогда он пытается быстро среагировать и повиснуть на игроке после приёма мяча, усложняя ему работу с мячом и при этом не вступая в полноценный отбор.

Главная уязвимость Маслова — игра 1в1 лицом без сближения (или при плассировании) против дриблёров, уходящих под его левую ногу. Если в отборах со спины он двуног, то в ситуациях 1в1 на пространстве не чувствует дистанцию, чтобы поставить левую для выхода в отбор или для пересечения траектории мяча, и допускает смещения в центр или передачи под левую. Это тоже формирует стиль Маслова как отбирающего: против вингера ему важно заставить принять мяч спиной к нему, а не лицом, и выжать после приёма, потому что обороняться лицом ему тяжело.

Классика Маслова и в давлении со спины, и в ситуациях 1в1 против ухода под левую ногу

В верховой борьбе Маслову сложнее, и дело не только в комплекции. В интервью Sports.ru он правильно подмечал, что для успешной игры в воздухе габариты не так важны, как прыжок и правильный расчёт верхней точки, в которой можно сыграть мяч. Эти компоненты у Маслова недостаточно развиты, что он признаёт сам, но в них можно прибавлять через тренировки. Другая важная деталь: Маслову удобнее играть верховой мяч, когда он уже располагается в нужной точке или пятится назад, но не когда надо сделать резкий рывок к мячу. При таких рывках у него больше ошибок в расчёте верхней точки и больше проигранных единоборств. Именно в верховой борьбе стиль Маслова с дистанцией перед атакующим игроком неудобен для него.

Зная этот недостаток, Маслов адаптирует расположение при игре против таргетменов. Он приклеивается вплотную к нападающему, корпусом блокирует ему движение вглубь к мячу, а когда мяч начинает приземление, блокирует и прыжок (причём чисто, без помощи руками). Как вариант — приклеивается, пока мяч летит, и при приземлении мяча резко отскакивает вглубь: так Маслов защищался при верховых мячах против Дзюбы. Фишка здесь ещё и в том, что нападающий из-за давления при полёте мяча уже решает скинуть мяч первым касанием, а не принять и опустить. Так и делал Дзюба, а скидки под ним собирали шестёрки «Спартака».

Продвижение мяча. Подстройка как важнейший элемент прогресса

В продвижении мяча Маслов сильно спрогрессировал за текущий сезон. Главный и самый очевидный маркер — профиль передач. Маслов стал чаще использовать диагональные передачи внутрь поля, самые сложные по характеру для чтения обороной, из различных позиций и с большей точностью.

Конечно, здесь на Маслова повлияла работа Тедеско над структурой владения «Спартака». В 3-4-1-2, в отличие от схемы с шестёркой под двумя восьмёрками, красно-белые строят под Маслова ромб, а десятка располагается в очень неудобной для обороны позиции — в полуфланге и часто между линиями. В ромбе Маслов понимает, где и как под него подстраиваются партнёры, и уже почти механически двигает мяч — например, при передачах на фланг ловит включение вингера в прессинг и отрезает его.

Но главные причины прогресса Маслова в начале атаки — в мелких деталях (мне кажется, мы вообще уделяем таким деталям несправедливо мало внимания, когда говорим о билд-апе). Это работа над первым касанием и подстройкой при начале атаки: над тем, что негативно выделяло Маслова в «Спартаке» конца прошлого сезона (пруф). С первым касанием понятно — он визуально больше принимает мячи под дальнюю ногу и подрабатывает себе вперёд, а не под себя.

Если он всё-таки подработал мяч под себя или попал под прессинг с мячом, он пасует назад Жиго или Максименко и сразу отскакивает на несколько метров вглубь, но в позиции чуть-чуть выше, чем игрок с мячом — чтобы получить мяч чуть вперёд под дальнюю ногу, после чего самому удобнее сделать пас вперёд. Подстройка позволяет растягивать или сбрасывать прессинг, и Маслов отлично чувствует, когда нужно отскакивать вглубь, как подстраиваться под мяч (и по расположению, и по положению корпуса), куда двигать мяч, когда соперник поднимается за ним в прессинг. Здесь Маслов силён и в оценке рисков: если прессинг не поддерживается командой, он пасует внутрь поля или может уйти мимо прессингующего на ведении в пустую зону, если есть свободный игрок на фланге — пасует на фланг, если прессинг недостаточно растянут и сзади/по ширине есть свободное пространство — пасует назад-поперёк и снова подстраивается назад и вширь.

На чужой половине Маслов тоже появляется чаще и двигает мяч смелее, чем в прошлом сезоне, но там он становится более зависим от пространства (так как дают меньше времени и встречают плотнее) и структуры. Маслов может отдать пас на ход или между линий, когда его встречают пассивно, но в высокой плотности он склонен к простым передачам — на фланг, назад, поперёк. Если он получает мяч в ход близко к чужой штрафной, может долго искать решение или двигаться дальше с мячом без решения. Он может подключиться к чужой штрафной за счёт вингбэка — открывшись в ширину, если он сместился чуть уже под мяч, или забежав под пас на ход, когда вингбэк владеет мячом — но в этом сценарии тоже ограничен: нацелен на пас к лицевой или прострел, если сам получает мяч близко к лицевой.

Отдельная тема — продвижение мяча от Маслова сразу после возврата мяча. С одной стороны, на фланге, перед чужой штрафной и при контрпрессинге он стремится играть вертикально — либо быстро ищет передачу на ход, либо сам тащит мяч по прямой (часто без решения, что дальше делать с мячом). С другой стороны, когда он чистит последним защитником или просто к своим воротам и ситуация не требует выноса в аут, он успокаивается, долго работает с мячом и не особо изучает ситуацию вокруг, что делает его уязвимым к контрпрессингу.

Молодёжная сборная как индикатор проблем Маслова (в любой другой роли)

При всём этом, анализируя игру Маслова, мы должны делать сноску на структуру «Спартака» с тремя центральными защитниками, которая чуть маскирует его минусы и подчёркивает плюсы. Тезис, что роль крайнего в тройке ЦЗ проще, чем игра в паре или на фланге, несправедлив. Защитник в этой роли комбинирует функции крайнего и центрального — так, он часто обороняется 1в1 лицом с большим пространством за спиной, как крайний в четвёрке, а в створе играет, как центральный. Но в четвёрке на базовом уровне больше расстояния между защитниками, как следствие — подстраховка менее эффективна, а индивидуальные ошибки и слабости подчёркиваются сильнее.

В таком контексте Маслов играл за молодёжную сборную России, причём не только правым в четвёрке, как в матчах группы Евро U21, но и правым центральным (всю осень в матчах отбора и товарняках). И в молодёжке проявлялись все недостатки Маслова как защитника, которые в «Спартаке» маскируются системой.

Когда Маслов закрывал позицию правого защитника, сильнейший контраст между сборной и клубом был в игре 1в1 лицом. Из-за специфики позиции Маслов чаще попадал в «чистые» ситуации 1в1, когда надо встречать игрока с мячом, и держал большую, чем обычно, дистанцию перед игроком с мячом. Если в клубе Маслов в подобных ситуациях может идти на сближение, то в сборной встречал игрока и начинал плассироваться, скорее пытаясь перекрыть направление движения в центр. Перекрывать не получалось — Франция раскусила его слабость в использовании левой ноги при игре 1в1 и выжала из этого не только момент с пенальти (уход Эдуара был как раз под его левую), но и ещё пару острых передач в штрафную, когда Маслов слишком перебрасывался на правую ногу.

Другой недостаток Маслова, который подчёркивался в четвёрке намного ярче — скорость: и в плане чистого бега и ускорения, и в плане быстроты переключения. Против Исландии и Франции у Маслова было несколько эпизодов, когда он шёл на мяч, проигрывал эпизод или допускал передачу мимо себя по флангу и дорабатывал 1в1 уже на фланге. В таких ситуациях Маслов не успевал правильно перестроиться, чтобы защищаться 1в1, открывал большое свободное пространство или бросался.

На мяче Маслов тоже сильно ограничивался позицией крайнего в четвёрке, особенно в той роли, которую ему давали и Галактионов, и Тедеско при зимних попытках «Спартака» играть в четвёрку (он привязывался к боковой линии, часто ниже него и ближе к флангу садилась одна из шестёрок). При начале атаки ему сложнее принимать мяч с подработкой вперёд, так как он упирается в боковую, имеет меньше пространства для качественного приёма и располагается под другим, менее удобным углом под пасующего. Следовательно, получая мяч так широко в начале атаки, он реже двигает мяч вперёд, а если двигает — то скорее длинной или вертикальной передачей не в ноги. В чужой трети он ограничен передачами низом — игрой в треугольниках, в самом остром варианте между линий — и не даёт подключения под передачи на ход и подачи.

В отборе на Евро Маслов выходил в центре защиты в четвёрке. Часть его проблем в этой роли проявлялись и в пятёрке (верховая борьба, слабое ведение единоборств против нападающих, ставящих спину до приёма мяча), но две особенно выделялись. Первая — недостаток координации при обороне в створе: например, при подаче или забросе он шёл играть по мячу, летящему на уровне груди или ниже, нападающий опережал его в этой точке, и Маслов при попытке быстро переключиться на форварда терял равновесие. Вторая — излишняя агрессия при доработке в отборе. Когда Маслов выходил из створа к флангу и не выходил в отбор после приёма, а сопровождал игрока с мячом, то долго оставался с игроком и даже часто реагировал на следующий пас, хотя логичнее было передать игрока и вернуться в позицию.

**

Маслов — защитник с потолком в развитии, прежде всего в плане физики. Во времена, когда клубы готовы тратить серьёзные деньги за центральных защитников с минимальным опытом, набором голевых ошибок и слабой статистикой ведения единоборств, вкладываясь только в силу и скорость, Маслов проседает на общем фоне. Понятно и то, почему Джикию в общей массе котируют намного выше Маслова: он более зрелищен в ведении единоборств, быстрее (его дистанционная скорость остаётся одной из сильнейших в лиге среди ЦЗ) и мощнее.

При этом очевиден также факт, что Маслов сильно спрогрессировал за последний год там, где можно развиваться через тренировки. Прежде всего в работе с мячом — из главной мишени для прессинга он превратился в лучшего в тройке защитников «Спартака» по продвижению мяча. Он добавил в чтении игры, а «Спартак» с его помощью добавил в контрпрессинге — другие крайние ЦЗ команды не смогли бы обороняться так высоко. Более того, если мы смотрим на командную организацию и думаем, через какую зону нам лучше вскрывать «Спартак», то и в обороне зона Маслова не выглядит проседающий: по допущенным атакам с ударами зона Джикии в тройке выглядит более уязвимой, чем зона Маслова (и это тоже проблема, требующая отдельного разговора).

Сезон в «Спартаке» и матчи за молодёжную сборную в течение сезона показали, что пока Маслов чувствует себя в тройке намного комфортнее, чем в четвёрке. При этом его набор навыков — уже достаточно сильный, чтобы быть стабильным игроком старта серьёзной команды, играющей в 3 ЦЗ. Возможно, он не поможет «Спартаку» после Тедеско, но для команды с игрой во владение и с высокой линией с тройкой центральных защитников Маслов выглядит очень полезным защитником.