Диагональность как главный принцип владения команд Нагельсманна | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Диагональность как главный принцип владения команд Нагельсманна — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
Бундеслига
5 апреля , 12:33
5 апреля , 12:33
Диагональность как главный принцип владения команд Нагельсманна
Сергей Титов – о важном элементе футбола «Баварии» (и всех команд Нагельсманна).
Содержание
01Диагональность в начале атаки
02Растягивание оборонительного блока соперника
03Диагональность как часть доставки мяча между линий
04Диагональность в завершении
05Влияние диагональности на игроков в командах Нагельсманна
06С зимы «Бавария» играет 3-4-2-1 во всех фазах: почему это кажется радикальным?

Задолго до получения работы в Бундеслиге, в «Хоффенхайме» U-16, Юлиан Нагельсманн сформулировал 31 принцип игры, на которых строился весь процесс развития команды: и в тренировках, и в матчах. «Игроки, вероятно, не смогут перечислить все [принципы], но если я остановлю тренировку и спрошу, что сейчас происходит, они назовут соответствующий принцип», – говорил Нагельсманн. Факт о количестве принципов перерос в легенду, настолько крепкую, что сохранился даже после уточняющей реплики Нагельсманна в интервью Kreuzer Leipzig два года назад: «Думаю, теперь [принципов] 27. Но я не пересчитывал их сейчас».

Так Нагельсманн сам подарил самый интересный угол анализа футбола его команд. Часть принципов он подсвечивал в различных интервью (например, стремление при обороне давить на игрока с мячом без вступления в единоборство, так как в каждом единоборстве есть элемент случайности). Часть можно самостоятельно найти в матчах. А затем – интерпретировать и искать связь между принципами, делить их на макро- и микропринципы.

Простой и масштабный макропринцип, который считывается в футболе Нагельсманна – диагональность владения. Если постоянно читаете нас, то помните, что про природу диагональности в игре мы рассказывали неоднократно. Лучше всех её описал Рене Марич, тренер дортмундской «Боруссии»: «Вертикальный или горизонтальный пас приносит только простое изменение направления игры, из-за чего оборонительный блок соперника должен «только» правильно перемещаться по мячу. Диагональный пас приводит и к прямому выигрышу в пространстве, и к перемещению мяча. При такой передаче ходы, которые противник должен сделать в ответ, значительно сложнее, чем при вертикальных и горизонтальных передачах. Должны быть скорректированы и направление, и высота, а не только один из двух аспектов. Также соперник должен располагаться несколько асимметрично, поэтому отдельные игроки должны двигаться немного по-другому, что также может привести к большому количеству ошибок». То есть преимущества горизонтальных и вертикальных передач в диагональных суммируются, а недостатки – стираются.

Этот текст – подробный анализ диагональности в футболе Юлиана Нагельсманна в различных стадиях атаки, различных игровых контекстах и сопутствующих такой игровой модели моментах. Основа текста – анализ «Баварии» Нагельсманна, но здесь найдётся место и примерам из его предыдущих команд, атаковавших по тем же принципам.

Диагональность в начале атаки

Все команды Нагельсманна строят начало атаки через подвижный ромб. Сама его геометрия делает ромб очень устойчивой к прессингу структурой. Ромб построен на диагоналях, наиболее сложных для соперника линиях передач, то есть принцип диагональности уже заложен в структуру начала атаки, как в геометрическую фигуру. А короткие расстояния между игроками создают ещё и опции для прямых передач, поперёк или вперёд. Прессинговать ромб без давления 1в1, только за счёт правильных позиций и перекрытия линий передач, сложно. А персональный прессинг растягивает оборонительную структуру и создаёт зоны для отскоков в глубину игроков атакующей группы, тоже используемые командами Нагельсманна.

Подвижность ромба как раз помогает командам Нагельсманна выходить из-под персонально-ориентированного прессинга. Все участники ромба в динамике понимают, как двигаться под партнёра с мячом, как создавать угол передачи, как заполнять пространство, в том числе после собственного первого паса. То есть даже если ромб теряет форму после одной из передач, то затем после подстройки снова возникает ромб, только с другими игроками. Подвижность игроков позволяет и разбивать прессинг за счёт движения вперёд на подстройку, и выходить через свободного игрока, используя необычные, неочевидные ротации:

И создавать новые линии передач, стягивая внимание прессингующего на себя и освобождая партнёра:

ВИДЕО

Другая деталь, которую обеспечивает натуральная геометрия ромба – он помогает держать мяч в центре и полуфлангах, откуда шире поле зрения и больше опций для передачи. Следовательно, мяч реже попадает на фланги, где соперника проще запрессинговать, что в прессинг-лиге особенно важно. В командах Нагельсманна ширина используется как дополнительная опция, а крайние защитники тоже должны создавать диагональные опции (не падать в одну линию к защитникам) и часто двигаются под мяч, подстраивая корпус полностью внутрь поля. Если мяч в билд-апе попадает во фланг, принимающий быстро ищет вариант внутри – подстройку опорного, центрального защитника или открывание в недодачу игрока атакующей группы. Вертикальные передачи по флангу в начале атаки используются только вынужденно, даже под прессингом игра через дом используется чаще, чем продольный пас.

Под прессингом такой ромб может строиться и через вратаря, с центральным защитником как вершиной, и здесь Нагельсманн получил сильнейшее усиление структуры. Раньше тренер работал с просто сильными в игре ногами киперами (Бауманн, Гулачи), а в «Баварии» получил лучшего в мире пасующего вратаря. Главное качество Нойера в начале атаки – чувство темпа игры: по эпизоду он использует как быстрые и хлёсткие развороты низом, так и пасы на паузе, когда нужно дождаться создания линии передачи.

Геометрию «Баварии» связывает Йозуа Киммих. Он вписан в ромб в билд-апе как верхний игрок, в ромб полузащиты, с Сане, Мюллером и ещё одним партнёром – как нижний, при фланговом владении часто занимает самую внутреннюю позицию в ромбе. Как результат, Киммих постоянно завязывает один ромб, получает мяч и развивает владение в следующем ромбе.

Киммих очень много и разнообразно двигается под мяч, из-за чего его очень сложно прессинговать. Часто он манипулирует опекой игрока, действующего по нему – дёргает соперника в одну сторону и получает мяч за его спиной в противоположной, или стягивает его, создавая линию для ведения или для передачи на более свободного партнёра. Когда «Бавария» попадает под прессинг 1в1 или испытывает сложности с продвижением мяча, Киммих опускается в линию к защитникам и создаёт четвёрку – это тоже помогает разбивать прессинг, не выводя мяч на фланг, а создавая преимущество для продвижения через полуфланги. Так двигаться под мяч и организовывать пространство в начале атаки, как Киммих, другие центральные полузащитники «Баварии» не могут (следствие – без Киммиха Нагельсманн чаще использует пару над тройкой в первой линии, меняя структуру с ромба 3-1 на пятиугольник 3-2). А Киммих добавляет к движению ещё и сложнейшие решения с мячом, и технически, и по мысли – неочевидные диагонали и передачи между линиями.

ВИДЕО

Растягивание оборонительного блока соперника

Фундаментальные принципы команд Нагельсманна связаны с простейшей геометрией не только в билд-апе, а на всех стадиях атаки. Главные зоны для Нагельсманна – центр и полуфланги, как ближайшие к воротам пространства, которые наиболее опасно перегружать. Ширина используется как опция, но не как ключевое пространство для развития атаки.

Командам Нагельсманна достаточно держать по одному игроку в широкой позиции на каждой стороне: они не задают направление атак, а как раз создают опции, растягивают оборонительный блок соперника. Когда соперник реагирует на широкое расположение, теряется компактность и увеличивается пространство в полуфланге (и при его подстраховке может растягиваться центр) – удобный сценарий для футбола Нагельсманна. Когда соперник держит компактность, пас в ширину становится инструментом, чтобы её растянуть. Однако Нагельсманн – как тренер, воспринимающий смену расстановок и матч-менеджмент как способ лучше отразить игровые принципы за счёт геометрии на поле – подчёркивает, что иногда в матчах возникают ситуации, где команде требуется играть шире.

Речь идёт о создании как бы «дополнительной ширины» при владении. Когда соперник очень компактно перекрывает центр и полуфланги, игрок в полуфланге может отваливаться шире и приходить на диагональ передачи на край, удваивать её. Сохраняются геометрия структуры и готовность к контрпрессингу, но возникает дополнительная опция во владении. Становится сложнее одновременно закрывать мяч и сохранять компактность оборонительного блока.

Вот типичный пример подобной ситуации. При развороте возникает линия передачи от центрального защитника в ширину, но слишком длинная и с риском потери, так как на игроке в широкой позиции уже висит соперник. Восьмёрка, в данном случае Айдара, отскакивает в полуфланг под ту же диагональ передачи и свободно получает мяч. Здесь «Лейпциг» растягивает оборонительный блок 5-3-2, но проблемы, возникающие здесь у восьмёрки соперника, типичны для моментов с «дополнительной шириной»: он либо не успевает перекрыть линию передачи, либо перекрывает изначальную линию, но не может поймать перестроение игрока за спиной в более широкую позицию.

ВИДЕО

Подобные ситуации особенно напрягают игрока, который должен по цепочке реагировать на передачу в «дополнительную ширину», наиболее часто это крайний центральный защитник в пятёрке. В зависимости от контекста ситуации и тренерских требований он в подобной ситуации выбирает самый терпимый вариант из плохих. Если вылетает из линии накрывать в приём со спины – уязвим к тому, что его отыграют в касание или уберут с приёма. Если выдвигается встречать лицом уже после приёма – может дать время для передачи в карманы между собой и соседними защитниками. Если остаётся в линии – оставляет открытый мяч и возможности разнообразно угрожать воротам.

«Дополнительную ширину» в «Баварии» Нагельсманна дают Сане и Мюллер, причём визуально это чаще происходит в средней трети и реже в чужой по сравнению с «Лейпцигом». Оба обычно начинают движение из узких позиций, когда мяч у группы защитников, и могут создавать ширину одновременно, сильнее растягивая оборонительный блок. Важно, что в средней трети у игрока, приходящего под эту линию передачи, вместе с вариантом продолжить атаку широко часто есть подстройка внутри поля, и игроки «Баварии», вытягивая ближнего к себе оппонента за собой из полуфланга, могут манипулировать давлением и заходить внутрь.

ВИДЕО

Альтернативное развитие ситуации – изначально продублировать диагональную линию передачи во фланг и растянуть опеку ближним к мячу игроком по линии передачи. Он может отскочить под мяч вглубь во фланг, вытягивая соперника за собой, расчистить линию передачи. Здесь снова работает простейший принцип «создать пространство – заполнить пространство».

ВИДЕО

Диагональность как часть доставки мяча между линий

«Бавария» эффективно использует ряд простейших вещей, чтобы использовать пространство между линиями. Команда перегружает центр и полуфланги, использует открывания между линиями на разной высоте и создаёт линии передач, манипулируя расположением соперников в низком блоке. Однако сочетание этих вещей даёт эффективную игру между линий, не ограниченную рядом самых используемых паттернов.

Для игры между линиями команда Нагельсманна получает ещё один ромб – центр и полуфланги всегда заполнены, а расположение игроков в зонах по разной высоте придаёт структуре более диагональный характер. Не обязательно сразу получать мяч между линиями, можно отскочить в недодачу в одном из полуфлангов, что «развернёт» ромб и либо упростит доставку мяча между линий в развитии атаки, либо даст игрока на мяче без давления ближе к чужим воротам.

ВИДЕО

Попадая между линий, «Бавария» ищет вертикальное или диагональное продолжение. Игрок с мячом получает или разрезающее забегание за спины защитникам, или включение партнёра из похожей или более низкой позиции под пас на ход. При вбеганиях «Бавария» получает вместе со структурным ещё и динамическое преимущество – когда проходит пас между линиями, полузащитник соперника или отрезан, или переключается на мяч и с опозданием реагирует на включение, даже если изначально находился с ним на одной линии.

ВИДЕО

Эти же преимущества возникают, когда «Бавария» проникает между линий через Левандовского и приём спиной к воротам. Роберт оставляет мяч или катит на ход набегающему партнёру, который изначально располагался в выигрышной позиции относительно опорного полузащитника, а здесь получил ещё и преимущество в динамике.

ВИДЕО

Также «Бавария» растягивает пространство между линиями, сажая линию защиты соперника ложными открываниями. В полуфлангах это особенно действенно: вингер дёргает крайнего защитника, создавая иллюзию открывания за спину, защитник стягивается (и может падать вся линия), увеличивается пространство для игрока в полуфланге.

ВИДЕО

Структурные принципы с другими игроками могут создавать новые опции. Например, в «Лейпциге» Нагельсманн чаще прибегал к структуре с двумя нападающими, и при передачах между линий они могли располагаться на одной линии передачи. После этого следовал пропуск на дальнего нападающего, классический приём для 3-5-2 Конте и его последователей, и атака глубины – либо от пропустившего мяч, либо от набегающего партнёра.

Независимо от игроков в структуре, геометрически правильное расположение, разная высота, динамика в развитии атаки и принцип «создать пространство – заполнить пространство» работают для любой отлаженной структуры атаки.

Диагональность в завершении

Здесь можно выделить три ключевых компонента – перегрузы передней линии, простые навесы и передачи с фланга, катбэки.

Нагельсманн – один из тренеров, двигающих тренд на перегруз передней линии вне зависимости от численности в задней линии соперника: его команды перегружают оборону как 5в4, так и 6в5. Перегруз часто создаётся подъёмом одного из полузащитников на переднюю линию в момент, когда команда готова к вертикальной или диагональной игре вперёд: насытила зону мяча, связала всех защитников, открыла мяч. Перегружающий игрок набегает в пространство перед обороной между двумя защитниками соперника, уже связанных игроками атаки, и заставляет разрываться. Или сам перегружающий игрок остаётся без контроля, или защитник стягивается за ним и оставляет соперника, которого опекал изначально. Всё это происходит в движении и с очень быстрой реакцией игроков на мяче, пасующих на свободного партнёра в зависимости от ситуации.

Обычно перегруз передней линии создаёт преимущество в полуфлангах, и оно усиливается позицией нападающего на оси. Для защитника на оси слишком рискованно бросить своего игрока и пойти страховать партнёра в полуфланг, когда другие защитники тоже связаны оппонентами и сдвижка линии тоже очень рискованна. «Бавария» активно пользуется этим – или Левандовски связывает защитника, или движется из створа чуть в сторону, вытягивает защитника за собой и создаёт пространство набегающему на ось партнёру.

Пожалуй, лучший пример перегруза передней линии от «Баварии» в сезоне – гол Сане «Вольфсбургу». Пока мяч ходит вокруг оборонительного блока, переднюю линию нагружают трое – Левандовски и два игрока по ширине. Сначала Мусиала, Мюллер и Сане дрейфуют или между линиями, или за пределами оборонительного блока, давая «дополнительную ширину». При развороте до Павара в правый полуфланг Сане заполняет полуфланг между линиями, а Мюллер из широкой позиции делает диагональное включение внутрь. Создаётся потенциальная ситуация 6в5, которая реализуется пасом в ширину Гнабри. Из широкой позиции следует диагональная передача внутрь. Крайний центральный защитник «Вольфсбурга» Брукс разрывается – реагирует на Мюллера и вытягивается из линии за ним, Сане остаётся без опеки. Центральный в тройке, Борнау, при передаче на фланг чуть отскакивает от Левандовского и выдвигается к Сане после передачи, но уже не успевает накрыть удар.

ВИДЕО

Вот ещё несколько моментов с похожей природой от «Лейпцига» Нагельсманна:

ВИДЕО

В навесах и передачах с фланга в штрафную и на ударные точки у команд Нагельсманна заметна склонность не только к диагональности, но и к достаточно узким – насколько это возможно для игры на фланге – и глубоким позициям, откуда делаются передачи. Эти идеи задаются через тренировочные правила: поделённые разметкой поля надвое фланговые зоны (создаётся контекст «удобного» и «неудобного» пространства для обострения, чтобы не прилепляться к боковой линии), поле с порезанными угловыми зонами в мини-играх (чтобы не лезть в лицевую и в углы, откуда шанс напрямую обострить игру очень низкий).

Микропринципы можно проследить на навесах. Команды Нагельсманна много подают от угла штрафной и близких к нему зон, из полуфланга не доходя до штрафной. Если подающий пересекает линию штрафной с мячом, то старается не сваливаться в лицевую или боковую линию.

До «Баварии» Нагельсманн также использовал забросы к штрафной из очень глубоких фланговых зон, примерно со входа в чужую треть. В подобных ситуациях мог зацепиться и скинуть мяч большой нападающий (Вагнер, Поульсен, отчасти Шик), подключался из глубины один из полузащитников, на дальнюю штангу врывался вингбэк. Дальняя штанга часто атакуется как при подобных забросах, так и при навесах.

ВИДЕО

Ещё одна диагональная опция команд Нагельсманна в завершении – катбэки, передачи под удар назад от ворот. Основная опасность катбэков для соперника – защита падает к воротам, ожидая прямую фланговую передачу к воротам, и контролирует очень короткое пространство перед собой. Передачи же направляются во второй темп, между линиями. Не так много защитников обладают достаточной скоростью и координацией, чтобы быстро среагировать на подобную передачу и заблокировать удар, а для опорных полузащитников это пространство может быть слишком низким. Как вариант, опорные тоже падают глубоко к воротам, но испытывают аналогичные проблемы с реакцией на катбэк, просто создают вторую линию перед бьющим.

При этом катбэки у Нагельсманна тоже адаптированы под тактические принципы – передачи следуют из достаточно глубоких и недостаточно широких позиций, от угла штрафной и близких к нему точек. Соответственно, и точки завершения катбэков чуть меняются – у команд Нагельсманна подобные передачи обычно идут на радиус перед штрафной, а не на 11 метров, как это встречается обычно. Опять же это было особенно ярко выражено до «Баварии», в «Хоффенхайме» и особенно «Лейпциге», со склонным к подобным передачам Анхелиньо.

ВИДЕО

Сейчас и навесы, и катбэки – резервные опции «Баварии» в атаке. По сравнению с периодом Флика «Бавария» чаще проникает в штрафную через пас и почти на треть сократила входы в штрафную подачами (статистика к старту плей-офф Лиги чемпионов из-за потери доступа к более актуальной с подобной детализации: 12,71 в прошлом сезоне при Флике, 8,6 в текущем; со стабильного первого места в лиге по числу кроссов с игры «Бавария» при Нагельсманне откатилась на 9-е). Тем не менее, если «Бавария» всё же доводит мяч напрямую с фланга в штрафную, команда использует типичные для Нагельсманна принципы и идеи – доставки из достаточно узких и глубоких позиций, насыщение штрафной большим числом, атака дальней штанги из глубины.

Влияние диагональности на игроков в командах Нагельсманна

Любая осмысленная игровая модель формирует привычки игроков, а при такой детализации, как у Нагельсманна, она может полностью перелепить игрока в некоторых компонентах. Пример такого влияния – Дайот Упамекано. Официально он перешёл из «Лейпцига» в «Баварию» раньше Нагельсманна, однако со знакомым тренером Упамекано не просто попал в знакомую модель, он стал одним из проводников её тактических принципов. Это было особенно заметно в начале сезона, когда команда только привыкала к изменениям структуры игры, а Упамекано ещё не выбил себя из психологического равновесия привозами на мяче, и выражалось в большем риске в начале атаки, чем позволяли себе другие защитники «Баварии».

Лёгкое отступление: это пока не тренд, но зачатки тренда, что тренеры со структурным подходом к владению мячом берут за собой в новую команду защитника, знающего принципы владения тренера, и отстраивает структуру вокруг него. Аналогично было летом-осенью в «Шахтёре», где принципы Де Дзерби транслировал на поле Марлон, работавший с тренером в «Сассуоло», а за ним подхватили другие защитники команды.

Упамекано попал к Нагельсманну с привычками футбола системы Red Bull – склонный к вертикальным и длинным передачам, иногда для ускорения игры ради ускорения. В футболе Нагельсманна защитники вовлечены в продвижение мяча совсем иначе: начало атаки через структуру учит их соблюдать геометрию и быть подвижными, что усложняет прессинг.

Работа с Нагельсманном сложила две новые привычки Упамекано. Первая – использование средних и длинных диагональных передач без промежуточных, под «создание дополнительной ширины». Упамекано делает такие передачи сразу в момент открывания партнёра и на длинной дистанции от него, а ещё в большинстве случаев отдаёт их низом или минимально поднимая мяч. Так что передачи получаются очень рискованными – при успехе позволяют следующим шагом заходить в пространство между линий, при перехвате ближнего к линии передачи полузащитника организуют опасный переход.

ВИДЕО

Вторая привычка – развитые терпение и умение манипулировать пространством в начале атаки, как с мячом (вытянуть игрока на себя под мяч), так и без мяча (отскочить под вратаря или под партнёра ближе к своим воротам, чтобы оказаться под меньшим давлением). В «Баварии» умное движение защитников в билд-апе умножается умным движением за первой линией прессинга, в первую очередь от Киммиха.

Более явный и свежий пример, проявившийся только в текущем сезоне – Лерой Сане. До Нагельсманна основной специализацией Сане была игра 1в1 с резким стартом из широких позиций. Он использовал дриблинг в узких пространствах, залезал между линий, искал карманы между защитниками для вбеганий в штрафную под передачи на ход, но всё это проявлялось реже, чем резкий дриблинг с отвала в ширину. При этом Сане подмечал, что работа с Гвардиолой в «Ман Сити» в плане тактики «перепрограммировала» его – он усвоил детали в расположении на поле и простые движения. Просто в «Сити» для сценариев игры в узких пространствах были более эффективные игроки, а в «Баварии» Флика такие качества не были востребованы.

У Нагельсманна Сане стал ключевым игроком «Баварии» в финальной трети – к резкому плотному ведению добавилась умная и быстрая игра в узких пространствах, между линий, а в её основе явно лежат выработанные в тренировочном процессе привычки. Сане очень часто отваливается из узких позиций шире в полуфланг, создавая диагональную линию передачи и предлагая себя между линиями или под «дополнительную ширину». После приёма – часто тащит мяч внутрь, плотно удерживая его в ногах, отыгрывается в одно-два касания и продолжает движение в ту же зону, куда направляет мяч, или в карман между защитниками. Встройка динамики Сане в командную геометрию позволила Нагельсманну получить крайне ценного для современного футбола игрока, совмещающего дриблинг и комбинационные решения в узких пространствах.

ВИДЕО

С зимы «Бавария» играет 3-4-2-1 во всех фазах: почему это кажется радикальным?

Сейчас футбол «Баварии» выглядит радикальным из-за кадровых решений Нагельсманна и их последствий, а не по структурным причинам. Нагельсманн с первых матчей сезона прибегал к структуре владения, цифруемой как 3-2-4-1 или 3-1-5-1, чтобы растягивать качественно прессингующих соперников. Однако при обороне «Бавария» в большинстве случаев переходила на четвёрку сзади (явное исключение – домашний матч против «Кёльна»), а роли крайних защитников были разделены классически для подхода, где с мячом первая линия играет тройкой, а без мяча четвёркой: Дэвис создавал ширину в высокой позиции, Павар занимал правый слот в первой линии.

Проблемы Дэвиса с сердцем подтолкнули Нагельсманна к использованию структуры с тремя защитниками во всех фазах игры, где фланги полностью закрывают два профильных вингера – Коман и Гнабри. Такой подход не просто сохранил организацию владения «Баварии» со всеми принципами, а усилил атаку. Коман чаще Дэвиса создаёт ширину в высокой позиции (и чаще Гнабри – он больше отваливается под мяч вглубь, ближе к Киммиху и нижнему ромбу), опаснее и разнообразнее в игре 1в1, активнее заходит в центр как под удар с правой, так и под быстрые розыгрыши, подаёт с закруткой мяча к воротам.

Но вместе с усилением атаки оборона стала более уязвимой. «Бавария» потеряла одного защитника в линии и получила двух игроков атакующей ментальности на флангах, которые могут отработать в прессинге, но не умеют защищаться глубоко.

Это логичный ход в лиге, где «Бавария» проводит очень мало времени в среднем и низком блоке, а следовательно, Коман и Гнабри реже оказываются в неудобных условиях. И даже в таком контексте Нагельсманн ищет идеи, чтобы разгружать вингеров от оборонительной работы в глубоких позициях – например, переходит на 3-1-4-2 без мяча, чтобы Коман и Гнабри высоко накрывали крайних защитников, а сзади тройке защитников помогал Киммих (против «Хоффенхайма»). Но всё равно нельзя полностью избежать моментов, где Коман и Гнабри должны глубоко обороняться и добегать до своих ворот.

Трудности крайне атакующих флангов «Баварии» заметны при переходах в оборону. На случай потери «Бавария» держит структуру +1, где защитники вплотную опекают атакующих игроков соперника за линией мяча (например, 3в2 с плотной игрой внешних центральных), и часто защитникам удаётся погасить быструю атаку, направив своего игрока во фланг. Но если соперник «Баварии» забрасывает мяч во фланг и вытягивает туда одного из тройки, следует серия перестроений, которая усугубляется недоработками Комана и Гнабри при возврате по флангу, особенно на дальней стороне поля.

В большинстве ситуаций ближний защитник выдёргивается к флангу, где находится мяч, второй, центральный в тройке, читает траекторию передачи в штрафную, а третий, дальний, защищается по игроку. Из-за этого, во-первых, возникает свободное пространство на дальней штанге (под подачу) или шире дальнего крайнего защитника (под пас низом) – профильные вингеры проигрывают старт при переходе в оборону. Во-вторых, может возникать пространство для набегающего вторым темпом, когда за ним не добегают опорные, и ближний к мячу защитник в подобных ситуациях – тот, что уже связан игроком – следовательно, и блокировать удар со второго темпа очень сложно.

ВИДЕО

С момента перехода на 3-4-2-1 во всех фазах Нагельсманн периодически прибегал к прагматичным решениям, чтобы добавить более оборонительного игрока в потенциально самую опасную зону: против «Айнтрахта» поставил Павара правым защитником под Костича, против «Байера» – Ричардса под Фримпонга с его крайне активными подключениями, против «Униона» выпустил Станишича, вероятно, чтобы лучше обороняться против возможных диагоналей и подач в его зону. Но показательно в плане веры в структуру, что Нагельсманн при более оборонительном составе не отходит от ромба в начале атаки и диагонально-направленной общей структуры (3-2-4-1, 3-1-5-1 или отрезками 3-1-6).

**

В процессе чтения вы точно заметили повторения тезисов, похожие описания действий и взаимодействий в разных фазах атаки, возвраты к похожим эпизодам. Это логично: «Бавария» в разных контекстах владения использует ромбы, в которых заложена диагональность, и диагональные передачи разного характера – чтобы попадать между линий, внутрь поля, чтобы подавать в штрафную из глубины и резать катбэки. И это уже фирменный почерк Юлиана Нагельсманна. Его «Хоффенхайм» и «РБ Лейпциг» продвигали мяч иначе в плане паттернов, но базой были те же тактические принципы. Думаю, примерами из прошлогоднего «Лейпцига» это тоже удалось подсветить.

Если мы всё же попробуем суммировать микропринципы владения, то соберём такой список:

– на любой стадии атаки важны использование ромбов и их подвижность, из которой может родиться и численное, и динамическое преимущество;

– ширина используется только как дополнительная зона игры (особенно в начале атаки), и игрок по ширине должен правильно располагаться и видеть варианты для игры внутрь через пас или ведение;

– в ромбах важна разная высота игроков, особенно при доставках мяча между линий;

– в пространстве между линиями и перед линией обороны должно быть стартовое численное преимущество +1 либо создание такой ситуации в динамике – если мяч попадёт между линий, защите будет крайне сложно перестроиться;

– при попадании между линий должна быть и атака глубины, и включение игрока на той же высоте, что у принимающего, под пас в ход;

– во флангах нужно ориентировать игроков на передачи в штрафную из более удобных точек – не доходя до штрафной, не сваливаясь в лицевую или боковую линию;

– в завершении часто используются катбэки, тоже диагональная опция по своей природе.

Геометрически сильнейшая структура помогает не только продвигать мяч, но и быстро возвращать его контрпрессингом. «По сути, важно занять позицию в атаке так, чтобы вам можно было отдать мяч, когда он перемещается вокруг [оборонительного блока], но также и так, чтобы быть достаточно близко к противнику, чтобы инициировать контрпрессинг, если мы потеряем мяч, – объясняет Нагельсманн. – Если вы придерживаетесь крайне-голландской школы мышления, с очень широкими вингерами, вы часто не можете быть открыты для паса, или мяч доходит до вас тысячу лет, и соперник получает шанс перестроиться. Вы также рискуете оказаться далеко от мяча, если потеряете владение, а затем не сможете начать прессинг».

Из всех претендентов на победу в Лиге чемпионов «Бавария» кажется самой несбалансированной командой, и в том числе это следствие перехода на 3-4-2-1 во всех фазах игры. В каждом матче «Бавария» получает моменты из быстрых атак, в моментах, где при владении должен оставаться дополнительный игрок за линией мяча, может возникать численное равенство или даже преимущество соперника. Однако насколько команда Нагельсманна уязвима в обороне, настолько же динамична и агрессивна при владении. Так что смотреть на «Баварию» и сейчас, и в решающих матчах сезона будет интересно вне зависимости от соперника и контекста матчей.