«Боруссия» М – «Байер»: Бош выиграл у Гладбаха прессингом и ролью Бендера | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике «Боруссия» М – «Байер»: Бош выиграл у Гладбаха прессингом и ролью Бендера — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Матчи
Бундеслига
24 мая , 13:16
24 мая , 13:16
«Боруссия» М – «Байер»: Бош выиграл у Гладбаха прессингом и ролью Бендера
Сергей Титов – о плане Боша и реакции Розе.
Содержание
01План «Байера» без мяча
02«Байер» приоткрыл Бенсебаини, и замысел полностью сработал
03Кое-что о Хаверце (это важно перед анализом второго тайма)
04Работа Розе в перерыве: зеркалка и давление на Драговича
05В формате твита

Матч гладбахской «Боруссии» и «Байера» был столкновением прямых конкурентов за четвёртую путёвку в Лигу чемпионов: отрыв от остальных слишком велик, а непопадание в топ-4 «Баварии», Дортмунда или РБЛ выглядит нереальным. При этом по качеству игры и Гладбах, и Леверкузен весь сезон выглядят очень сильно, представляя разные взгляды на доминирование – Розе строит игру на вертикальном продвижении мяча с использованием ромбов и прессинге через полупозиции, Бош предпочитает длительное владение и более агрессивное давление. Но условия, в которых возобновилась Бундеслига, заставляют тренеров искать альтернативные варианты, и одна из причин победы «Байера» над прямым конкурентом – подстройка Боша под условия с сохранением игровых принципов.

План «Байера» без мяча

Генеральная идея Боша на матч (и, вероятно, на весь остаток сезона, против «Вердера» прослеживалась та же идея) – усложнить начало атак соперника прессингом, основанным на правильном расположении, а не на интенсивности движения. Это логичный шаг для прессингующей команды в постпандемийный период, особенно для Боша, закладывающего физику для поддержания прессинга на полноценных сборах. План «Байера» по игре без мяча строился на трёх задачах – перекрыть центр при начале атаки, не допустить численного преимущества Гладбаха в центральной оси и заблокировать развитие владения через построение ромбов на правом фланге.

Бош подготовил под Гладбах гибридную структуру без мяча, которая подстраивалась под насыщение соперником центральной оси. При высоком прессинге «Байер» комбинировал 3-4-1-2 (3-1-4-2) и 4-2-2-2: первый вариант использовался, когда в центральной оси под первый пас расставлялся треугольник из Штробля, Нойхауса и Эмболо/Штиндля, второй – когда там помогал четвёртый игрок из группы атаки. На лишнего игрока реагировал Свен Бендер, центральный в тройке защитников. Обычно он поднимался ближе к Арангису при розыгрышах Гладбаха от ворот и при смещениях прямого оппонента вглубь к мячу. Стремление к численному равенству в центральной оси при начале атак Гладбаха – главная причина и гибридной роли Бендера, и вообще перехода Боша на 3-Х-Х. Проблему вскрыл «Вердер», при билд-апе создававший 4v3 в центральной оси за счёт смещений в центр Биттенкурта.

Как это работало в предыдущем матче

Как это блокировалось сейчас

Можно списать действия Бендера на ситуативную реакцию, но есть два индикатора, почему это часть плана Боша:

– Когда по пасу назад «Байер» поднимал оборонительный блок, Бендер часто делал первый шаг из линии, оценивая возможное открывание Плеа вглубь;

– Когда Градецки выбивал мяч со свободного длинными передачами, Бендер не располагался на одной линии с крайними ЦЗ, а поднимался выше за Штиндлем, мешая забрать подбор.

Построение ромбов в начале атаки блокировалось похожим образом. Диаби перекрывал Гинтеру вертикальную линию передачи и при необходимости двигался к нему, сохраняя контроль линии, по пасу Лайнеру высоко выдвигался Синкгравен, по смещениям Хофманна вглубь – Драгович, ближнюю к мячу шестёрку Гладбаха сзади опекал один из игроков центральной оси (обычно Хаверц). «Боруссия» только однажды за тайм размотала фланговый прессинг «Байера», отрезав Синкгравена, вышедшего из линии за Штиндлем Бендера и Драговича, но в ситуации 2v2 Тапсоба подстраховал вскрытый фланг – сблизился с Плеа, получившим мяч, и заставил принимать поспешное решение первым касанием.

В среднем блоке «Байер» защищался 5-4-1, где центральные защитники выходили из линии уже каждый за своим игроком, смещавшимся вглубь. «Байер» безошибочно перестраивался в подобных эпизодах: и Драгович, и Тапсоба после выходов из линии быстро возвращались обратно и не давали себя обогнать под приём ответной передачи, а по выходам Бендера крайние ЦЗ сужали пространство и мог подсесть один из опорных. Из-за качественных перестроений даже в моментах, когда Гладбах заполнял зону, созданную открыванием от защитника, «Байер» совсем не пропускал передачи в карманы между защитниками или в свободные зоны. Арангис и Демирбай тоже блокировали развитие атак через центр, выдвигаясь под закрывание мяча полузащитникам соперника. Результат – Штробль и Нойхаус на двоих отдали 3 точные передачи вперёд на чужой половине из центральной оси (и лишь 1 внутрь поля, а не в ширину).

Редкий момент за тайм, когда «Боруссия» вскрыла средний блок соперника, случился на 22-й минуте – Хофманн вытянул за собой Синкгравена, Диаби пропустил забегание Лайнера за спиной, а Драгович, выбегая на подстраховку, не подстроился под скачущий мяч. Но даже в этом эпизоде «Байер» отлично перестроился: Бендер двигался по траектории прострела Лайнера, сблизился и правильно расположился относительно игрока, заставил его замедлиться и сорвал передачу.

«Байер» приоткрыл Бенсебаини, и замысел полностью сработал

Прессинг «Байера» блокировал центр и фланг Лайнера, но умышленно приоткрывал Бенсебаини. Идея особенно читается по эпизодам, где «Байер» держал пятёрку игроков на чужой половине поля: Бельараби располагался в правом полуфланге, телом перекрывал строго вертикаль, а не диагональ, а Вайзер широко на фланге опекал Тюрама, не передавая его Тапсобе. Бенсебаини оставался без опеки. Только при высоком прессинге Вайзер сдвигался к нему так же высоко, как Синкгравен к Лайнеру, и в конце первого тайма цепочка привела к двойному явному моменту.

Идея логична не только из-за того, что справа Гладбах лучше разыгрывает мяч в ромбах. У крайних защитников «Боруссии» разный контекст передач. Левый – и Бенсебаини, и Вендт – поддерживает владение чуть глубже, внутри ромба располагается ниже, чем заполняющий полуфланг игрок атакующей группы (Лайнер регулярно оказывается с ним на одной линии), его передачи более вертикальные, а у Лайнера более диагональные. То есть Бенсебаини участвует в контроле мяча не так агрессивно и реже играет внутрь поля, чем Лайнер, так что открывать его безопаснее.

К середине первого тайма Гладбах распознал идею Боша и сделал серию выходов из-под прессинга через Бенсебаини – или напрямую диагоналями Гинтера, или транзитом через Нойхауса. Но «Байер» почти образцово для использования этого приёма перестраивался. Арангис, ближний к Бенсебаини центральный полузащитник, смещался к флангу, сзади к нему сдвигался Бельараби (но через раз). Вайзер или оставался рядом с Тюрамом, или поднимался к Бенсебаини, но тогда к флангу сдвигался Тапсоба и остальная линия вместе с ним. Ещё один фактор, облегчавший «Байеру» перестроение – медленная скорость работы Бенсебаини с мячом и продвижения вперёд.

Гладбах организовал одну качественную атаку за тайм после выхода из-под прессинга через Бенсебаини: защитник довёл мяч до Тюрама, он подтащил мяч до штрафной и сделал проникающую передачу в карман между Вайзером и Тапсобой на ход Плеа. Но и здесь защиту «Байера» подстраховал выдавший образцовый матч Бендер, прервавший прострел.

Кое-что о Хаверце (это важно перед анализом второго тайма)

Кай Хаверц привыкает к роли ложной девятки – при здоровых нападающих Бош использовал его впереди и до пандемии (против «Рейнджерс»), и теперь уже второй матч. Термин размывается из-за требований к современному нападающему, который должен уходить из створа и помогать в подыгрыше, но в «Байере» Хаверц действительно играет ложную девятку. Он получает мяч в тех же зонах, что и в роли правого инсайда в 4-2-3-1 или 3-4-3, а его позицию при смещениях вглубь либо занимает один из крайних нападающих, обычно Диаби, либо не заполняет вообще никто.

Разбитие среднего блока от «Байера»: Тапсоба при выдвижении Тюрама в прессинг пасует Арангису – Нойхаус 1v2 из-за глубокой позиции Хаверца – допускает пас на него. В развитии Диаби смещается к центру, Бельараби открывается широко справа

Против Гладбаха Хаверц сделал 70 касаний – больше только у Демирбая, Синкгравена и Тапсобы – и наиболее часто встречался с мячом в правом полуфланге в средней трети. При билд-апе «Байера» он тоже выполнял привычную задачу для обычной тактической роли – смещался в полуфланг на одну горизонтальную линию к Демирбаю и Арангису, из-за чего структура 3-2 превращалась в 3-3. Перевод Хаверца на позицию ложной девятки в большей степени дал «Байеру» тактическое преимущество на правом фланге и возможность выпустить Бельараби в широкой позиции. Если бы Хаверц играл инсайда в 3-4-2-1, Бельараби остался бы в запасе, хотя влияние на команду в завершении атак у Бельараби даже выше. При перегрузе справа после доводки до Бельараби туда смещался и Диаби.

Задумка сыграла в эпизоде с пенальти (оставим за скобками спорность его назначения). Хаверц отскочил чуть ближе к правому полуфлангу под приём передачи Арангиса, а Бельараби, открывшийся за спиной расположенного в полупозиции Бенсебаини, стартовал в карман между латералем и Эльведи – туда и пошла проникающая передача.

Бенсебаини больше ориентирован на Вайзера и оставляет Бельараби за спиной. Эльведи близко к центру не опекает ни Бельараби, ни Хаверца

Хаверц был наиболее опасен в переходах «Байера» – вообще важно, что большую часть моментов «Байер» создал или в контратаках, или после успешного высокого прессинга. В голевой атаке Хаверц использовал одно из лучших качеств – умение сканировать широкие карманы между защитниками при движении лицом к воротам и ворваться туда на длинном шаге. В моменте с сейвом Эльведи Хаверц сначала подобрал мяч после стыка, затем после отданной передачи продолжил движение в дальнюю зону, что тоже свойственно ему и отмечалось в разборе игрока.

Работа Розе в перерыве: зеркалка и давление на Драговича

Второй тайм получился для «Байера» намного сложнее, что признал и Бош, из-за сильной тактической работы Марко Розе в перерыве. Главное изменение – ответный переход на 3-4-3 и зеркалка структуры соперника без мяча, особенно в высоком прессинге. Гладбах знаком с этой структурой, ставка на принципы вместо чётких установок делает переход от 4-Х-Х к 3-Х-Х безболезненным, средство перехода на зеркалку тоже не изменилось даже без травмированного Закарии – Розе опустил опорного, Штробля, на позицию центрального защитника в тройке.

При высоком прессинге Гладбах разбирал игроков «Байера» 1v1, оставляя тройку защитников сзади без страхующего – очень рискованная, но успешная структура прессинга. В первом тайме Гладбах прессинговал 4-2-3-1 с вингерами, перекрывающими крайним ЦЗ линии передач, но без активного давления на них. Из-за этого прессинг срабатывал, когда Гладбах загонял владение соперника на фланг и смещался всем блоком в зону мяча, но разбивался, когда центральные защитники свободно принимали мяч, попадая под давление только после приёма, и получали связь от Арангиса, Демирбая или Хаверца. После перехода на 3-4-3 вся тройка ЦЗ «Байера» получала мячи уже под активным давлением и тяжелее выходила из-под него – либо длинными передачами, либо через фланги (особенно через правый, где Бенсебаини дважды за стартовый отрезок тайма поймал ошибки Градецки и Вайзера). Косвенное доказательство успеха прессинга Гладбаха во втором тайме – сниженная точность передач и увеличенное количество длинных передач от Градецки: 69,6% и 11 лонгболлов до перерыва, 51,6% и 19 лонгболлов после.

В среднем блоке Гладбах вынужденно отходил от полной зеркалки из-за расположения Вайзера, Бельараби и Хаверца. Так как Вайзер и Бельараби одновременно располагались широко справа, а Бенсебаини поднимался чуть выше и контролировал Вайзера, Эльведи вынужденно сдвигался за Бельараби во фланг. Как следствие, Хаверц мог получать мяч в правом полуфланге совсем без прямого оппонента (Штробль был именно страхующим центральным защитником и не выходил за Хаверцем так высоко, когда «Байер» держал мяч внизу).

Второе важное изменение Розе – более вертикальная доставка мяча вперёд с акцентом на зону Драговича. Вероятная логика тренерского штаба Гладбаха: если Синкгравен и Драгович активнее включаются в прессинг, чем Вайзер и Тапсоба справа, надо осознанно вытаскивать их и пасовать в их зону. Элемент плана – расположение Штиндля, перешедшего на позицию правого инсайда, строго перед Драговичем и смещения глубоко в полуфланг при начале атак Гладбаха. Бендер поднимался в опорную зону только за своим игроком, а Драгович, поднимаясь за Штиндлем, медленно перестраивался обратно в позицию (голевая атака) или оставался в полупозиции (момент с ударом Нойхауса).

Развитие голевой атаки: Драгович выходит из линии за Штиндлем, не накрывает его, после паса Плеа Тюрам вбегает в зону Драговича

Ещё один вариант вскрытия зоны Драговича, через треугольник с забеганием Лайнера (испорченный передачей Нойхауса)

После 65-й минуты Драгович реже выходил за Штиндлем из линии при начале атак Гладбаха. Теоретически это создавало возможность разбивать прессинг «Байера» передачами на Штиндля или скидками ему на подбор при длинных передачах. Но в моментах, когда Штиндль опускался слишком глубоко в правый полуфланг, Демирбай занимал полупозицию между ним и Хофманном. Даже если Штиндль получал мяч в глубине без давления Драговича, а так случилось лишь однажды, Демирбай перестраивался к нему и заставлял быстрее расставаться с мячом.

За счёт плана Розе Гладбах сильно прибавил на фоне первого тайма – если до перерыва игра была односторонней в пользу «Байера», то после перерыва она была уже обоюдоострой, с сильным перевесом Гладбаха до пенальти. Это ложится в общий характер матча: на любом отрезке матча лучше смотрелась команда, использовавшая высокий прессинг 1v1, провоцировавшая ошибки под прессингом и быстрые переходы.

В формате твита

– Теневой герой матча – Свен Бендер. Отлично справился с двойной ролью, быстро возвращался в линию при включениях выше, успешно страховал крайних ЦЗ при выходах из линии. Лично остановил 3 острых проникновения в штрафную и допустил лишь одну ошибку, в моменте с ударом Нойхауса.

– Теневой антигерой – Бенсебаини. В первом тайме поплыл под прессингом «Байера» и привёз гол: Штробль подстраивался под пас низом с подбора, а получил неряшливый мяч на неудобной высоте. Во втором помогал в прессинге и в атаке, но ошибался без мяча и подарил штрафной на гол Бендера.

– «Байер» идеально тормозил начало атак соперника сразу после допущенного фола. Один из игроков оставался близко к мячу и, как только упавший игрок ставил мяч под пас, перекрывал передачу. Диаби даже получил за это жёлтую, но добился главного – сбил темп возможной скоростной атаки.