Тактический путеводитель по групповому турниру Евро U21 | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Тактический путеводитель по групповому турниру Евро U21 — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Матчи
6 апреля , 15:33
Тактический путеводитель по групповому турниру Евро U21
Разбор Сергея Титова и Никиты Боброва
Содержание
01Португалия
02Испания
03Румыния
04Нидерланды
05Дания
06Другие команды

В этом году молодёжный чемпионат Европы проходит в странном формате из-за съехавшего после коронавируса календаря — групповой турнир отдельно в мартовское окно сборных, плей-офф отдельно между клубным сезоном и взрослым Евро. Из-за этого тренеры молодёжных команд получили совсем мало времени на подготовку к турниру, а основные сборные ещё и забрали себе часть сильных игроков, которые проходили по возрасту и в стандартной схеме проведения турнира могли бы помочь своим молодёжкам.

Тем не менее, на турнире было несколько команд, за которыми было интересно следить, и даже в отсутствии времени на подготовку у них проявлялись чёткие игровые идеи. Этот текст – нетипичный разбор для молодёжных турниров: с акцентом на самые интересные команды турнира, а не на отдельных игроков.

Разбор групп A и D – Сергей Титов, разбор групп B и C – Никита Бобров

Португалия

Очевидно лучшая сборная группового турнира. Хотя тренер Португалии Руй Жорже жаловался, что из-за проведения Евро в марте времени на командную подготовку мало, а интенсивность игроков не изменится, команда очень сильно провела все три матча. Против Хорватии — разрывала соперника через центр, но допускала остроту в переходах. Против Англии — чуть чаще отдавала мяч и чуть меньше владела мячом в опасных зонах, но отлично отыграла в обороне и допустила всего 3 удара за матч. Против Швейцарии совпали два успешных сценария: очень качественное продвижение мяча через узкие зоны и очень низкий допуск моментов. Игра Португалии, во-первых, делает команду фаворитом Евро перед плей-офф, во-вторых, снова подчёркивает тезис, который возник после первых успехов Томаса Тухеля в «Челси»: уже выстроенной чёткой структуры достаточно, чтобы стабильно давать качество игры в сжатые сроки.

Главная идея Португалии — сначала горизонтальным контролем растянуть прессинг или средний блок соперника, а затем быстро двигать мяч в созданное пространство вертикальными и диагональными передачами. Идея работает за счёт очень сильного насыщения центра и полуфлангов, а также постоянного движения игроков ромба под мяч. В первой фазе владения Португалия полностью исключает риск до появления свободных зон (практически все передачи — на ближнего), ширину создают только крайние защитники, а восьмёрки и даже десятка часто приходят ближе к ЦЗ и шестёрке под мяч. В этих смещениях был двойной эффект: если соперник реагировал пассивно, Португалия получала +1 вариант в билд-апе, если игрок выходил из зоны за восьмёркой, как полузащитники Хорватии, мяч сразу доводился в созданное пространство.

Эффект от идеи контроля мяча усиливался структурой владения: 4-3-3 с глубоко подыгрывавшим нападающим Тиагу Томашем против Хорватии, 4-4-2 ромб в следующих двух матчах. Прессинговать ромб, не давая свободу никому из игроков в ромбе, очень трудно, и Португалия отлично ловила моменты, когда центральные полузащитники соперника выходили из позиций и открывали зону между линиями в центре под приём десятки в ромбе или нападающего.

Когда движение создавало свободное пространство, Португалия много двигала мяч и между линий, и в глубину. Опять же использовались ложные открывания, увеличивавшие пространство: например, пока нападающий держался перед защитником и изображал готовность принять мяч спиной к воротам, другой игрок бежал ему за спину. Также после доводки между линий португальцы дёргали оборону соперника сериями вертикальных передач назад-вперёд.

В эту игровую идею меньше других вписывался Тринкау, наиболее эффективный в широкой позиции на смещениях в центре, но Руй Жорже чуть адаптировал структуру под него, что сделало её даже более неудобной для соперников. Тринкау был единственным игроком атакующей группы, постоянно создававшим ширину, и когда мяч доходил широко направо, Португалия строила треугольники, внутри которых могла выводить Тринкау на смещение в центр с ударом. А при атаках через центр Тринкау помогал рывками за спины защитникам. Против Швейцарии Руй Жорже нашёл, на мой взгляд, идеальный для его ростера способ сочетать роль Тринкау с перенасыщением в узких зонах — 4-4-2 ромб с Тринкау как номинальным нападающим, играющим широко справа, вторым форвардом Томашем перед центральными защитниками и десяткой Фабиу Виейрой в центральном квадрате между линиями.

Другой позитивный эффект структуры — постоянная готовность к контрпрессингу. Когда Португалия строила атаку на чужой трети через центр, на потерю сразу реагировали 2-3 полузащитника и за счёт компактности удавалось собирать вторые мячи. При этом нередко компактность была недостаточной (например, после потери на фланге) и команда допускала 1-2 паса без давления — тогда помогала реакция на потерю от защитников. Крайние, Далот и Коррейя, сужали и доигрывали 1в1 при попытке выйти через фланг, центральные, Лейте и Кейруш, высоко поднимались и накрывали со спины в момент приёма. Против такого контрпрессинга только Хорватия периодически выбегала в опасных переходах.

Понятно, что на фоне лучшего атакующего перфоманса турнира работа без мяча немного теряется, но и здесь Португалия провела сильные три матча. Интересно, как Португалия оборонялась в среднем блоке: в 4-3-3 верхняя тройка расставлялась широко, и крайние игроки располагались чётко на флангах, усложняя развитие атаки через фланги и как бы направляя в центр. При этом центр удерживала компактная тройка полузащитников, где восьмёрки были крайне ориентированы на перекрытие линий передач через полуфланги, а если первую линию прессинга отыгрывали и возникал открытый мяч — на закрывание мяча. Шестёрка (Флорентину или Браганса) постоянно двигалась по мячу и при развитии атак через фланг страховала восьмёрку.

Соперники Португалии очень редко доводили мяч между линий мимо тройки полузащитников, но если доводили — выручала пара центральных защитников Лейте-Кейруш, тоже сильно отыгравшая три матча. Оба были безупречны и в игре в приём, и в страховке пространства между линиями, и в обороне против передач за спину.

Очевидные герои этой сборной Португалии — центральные полузащитники, начиная с восьмёрок (чтобы представить основную шестёрку Флорентину, представьте, что шестёркой будет играть Погба; на мой взгляд, в разгоне владения резервная шестёрка Браганса смотрелся даже интереснее). Витинья чаще других игроков опускался к нижней тройке за мячом, за счёт очень плотного контроля мяча удерживал мяч под прессингом и много двигал между линий — в результате ожидаемо стал лидером полузащиты по progressive passes и передачам в финальную треть. Педру Гонсалвеш, независимо от роли — левый вингер в 4-3-3, нападающий или левая восьмёрка в 4-4-2 ромб — много получал мяч между линиями, давал объём как передач за спину, так и открываний за спину.

Испания

Испанцы выиграли прошлый молодёжный чемпионат Европы, но в 2021 привезли куда более скромный состав, чем 2 года назад. Тогда звездами команды были Фабиан Руис, Дани Себальос и Пабло Форнальс. В этот раз самые известные игроки – Марк Кукурелья, Браим Диас или Рики Пуч, который за 3 матча отыграл меньше 15 минут. Согласитесь, состав выглядит скромнее, однако, это не помешало испанцам занять первое место в группе с семью очками и не пропустить ни одного мяча.

Во всех играх у Испании было преимущество по владению, в первом и третьем туре — за 60%. Против низкого блока Словении и мид-блока чехов Испания очень много задействовала фланги. По краям хорошо взаимодействовали связки крайний защитник-вингер, которые очень грамотно заполняли зоны. Что важно, у игроков не было привязки к конкретной позиции – было много движения, вингер или КЗ мог как сместиться в полуфланг, так и остаться в ширине.

Матч со Словенией можно смело назвать квинтэссенцией фланговой игры испанцев – после 20 навесов в первом тайме они не остановились и дожали соперника именно кроссами. Первые два гола пришли после передач в штрафную с фланга, третий – после смещения левого защитника Миранды в середину на ведении. Хуан дал сборной нетипично много для латераля ударной активности – по 3 удара в каждом из двух матчей (против чехов его заменил Педроса).

Матч с Чехией же, в контексте фланговой игры, интересен тем, как мяч с флангов доставляли в штрафную. Имея там одного лишь Абеля Руиса против огромных Крейчи и Шалуса, испанцы практически не навешивали верхом. Чаще всего это были либо низкие прострелы, либо мячи, посланные на средней высоте. Плюс практически все угловые испанцы разыгрывали.

Также, для растягивания плотной обороны соперника испанцы много использовали переводы с фланга на фланг. В первом туре чаще всего это делал восьмёрка Вильяр (во всех играх располагался выше партнёра по центру поля, играл ближе к атаке), с Чехией Ману Гарсия. Игрок хихонского «Спортинга» вышел на замену в матче со Словенией и за 25 минут дал больше креатива из зоны 14, чем Пуадо за 70, плюс отдал голевую передачу. После он из состава не выпадал и отдал ещё один ассист в третьем туре.

Все три матча в старте нападающим начинал игрок «Браги» Абель Руис. Он не забил и не отдал голевых передач, но запомнился очень классным и разнообразным движением. Шикарно подыгрывал партнёрам в 1-2 касания, когда отскакивал глубину, попутно вытаскивая защитника, а в следующей атаке уже мог открываться этому же защитнику за спину.

В обороне за 3 матча испанцы допустили всего 1,59 xG, а единственный явный голевой момент допустили после стандарта. Испанцы могли защищаться по-разному – где-то помогали свои собственные фишки, где-то слабость соперника.

Собственные фишки – опускание 8-ки вглубь к центральным защитникам и создание тройки в первой линии. Партнёр Вильяра уходил ниже (мог очутиться как с краю, так и между ЦЗ), а игрок «Ромы» чаще всего становился вершиной ромба. Этот приём был особенно полезен учитывая то, что все противники имели по два человека в первой линии прессинга. Имея преимущество в 1-2 игрока, испанцы защищались через владение. Катали мяч внутри ромба, иногда отправляли его на один из флангов, чтобы затем получить обратно.

Слабости соперника – тотальная неспособность создать хоть что-то в позиционной атаке. Сухие цифры это отлично демонстрируют: Словения, Италия и Чехия на троих нанесли 14 ударов, только 2 в створ, только 1 с игры из штрафной. Всё остальное либо после стандартов, либо после явных обрезов от игроков Испании.

Из идей на конкретные матчи: в середине второго тайма игры с Италией испанцы устали вскрывать оборону итальянцев и перешли на более прямолинейный вариант. Делая несколько подготовительных пасов (в том числе вратарю Фернандесу), они выманивали в прессинг соперника, после чего Фернандес отправлял длинную передачу на чужую половину поля, где образовывалась ситуация 3v3. Против 3 защитников итальянцев были Руис и два вингера. Извлечь из этого приёма опасность у ворот соперника не удалось.

Румыния

Вместе со статусом лучшей сборной из покинувших турнир (и дело не в набранных очках) Румыния забирает приз имени Карло Анчелотти за свежую интерпретацию «ёлки» 4-3-2-1. Тренер румынской молодёжки Адриан Муту мало говорит о тактике в интервью и однажды двигал мысль, что его стиль в отсутствии стиля, но из его реплик можно вытащить две игровых идеи, на которых строится его команда. По атаке это построение владения через треугольники, независимо от структуры и фазы. По обороне — прессинг и вклад игроков атаки в прессинг: в отборе на Евро, он отмечал десяток Мэцана и Хаджи, когда его не забирали в главную команду, за 10+ пройденных километров за матч, как доказательство их работы без мяча.

Эти идеи проявлялись и в матчах Евро: румыны начинали каждый матч с высоким прессингом и построением атак от вратаря через короткий пас. Уровень соперников корректировал влияние Румынии на игру, но не сам план. Голландцы и немцы длительным владением сажали команду Муту глубже, но когда появлялась возможность поджать соперника по пасу на фланг или назад, Румыния поднималась в прессинг. Когда команда получала мяч, то держала мяч внизу даже под высоким давлением, а длинные передачи использовала нечасто и как альтернативный способ разбить прессинг. Игра с Венгрией была лучшей иллюстрацией идей Румынии с мячом, но это тоже логично из-за уровня сопротивления — венгры не удивили и не поняли, как прессинговать румынскую структуру.

Прессинг Румынии в 4-3-2-1 был завязан на плотности в центре и объёме движения восьмёрок и десяток. При начале от вратаря или центрального защитника, если шестёрки располагались над ЦЗ, а не смещались вглубь и в полуфланги, десятки Моруцан и Мэцан блокировали шестёрок, а нападающий Ганя направлял соперника во фланг. По пасу крайнему защитнику реагировала ближняя к мячу восьмёрка, весь прессинг-блок смещался за ней (к ближнему игроку внутри поля шёл или Марин, игравший шестёркой, или ближняя десятка, Моруцан/Мэцан). Если он отдавал пас назад центральному защитнику, то Ганя изначально приоткрывал его, но после приёма мяча направлял его обратно в прессингуемый фланг.

Очевидный недостаток такой структуры прессинга — уязвимость к смене фланга. Растягивается весь прессинг-блок — дальняя восьмёрка и Марин должны быстро менять сторону, увеличивается дистанция и между центральными полузащитниками, и между линиями, и довести мяч в зону крайнего защитника под игру 1в1 становится легче. Особенно часто после смены фланга румыны допускали передачи между линий через центр, по которым тоже должны были дорабатывать Марин и восьмёрки.

С мячом румыны делали большую ставку на геометрию структуры. При начале атаки восьмёрки, Чобану и Олару, получали мячи в глубоких полуфланговых позициях, создавая структуру 2-3, где ни один игрок не дублировал вертикаль другого. Около центрального круга над этой группой располагались десятки, Мэцан и Моруцан, в узких позициях, опять же не дублируя одну вертикаль с восьмёрками и шестёркой. Из-за такой геометрии даже против слаженного прессинга Румыния строила комбинации с акцентом на диагональные передачи, в том числе дальней десятке, а десятки часто заходили между линий после приёма — особенно Моруцан с резким первым касанием с движением внутрь поля.

Плюс левый защитник Бобок делал румынскую геометрию чуть более непредсказуемой. Обычно оба крайних занимали высокие позиции, но при создании треугольников КЗ-8-10 на левом фланге Бобок мог залезать в полуфланг и даже включаться в штрафную в зоны между защитниками, а десятка обычно замещала его в позиции.

С другой стороны, геометрия Румынии плохо конвертировалась в опасные удары. Против голландцев и немцев команда Муту нанесла только 2 удара из штрафной с игры: в контратаке и после длинного соло Моруцана. Главные идеи Муту проявлялись только против Венгрии (создание пространства под открывание за спину, подачи под вбегания из глубины, комбинации перед штрафной с доводкой на фланг и подачей или прострелом, переводы на дальний фланг со скидкой в центр штрафной), и даже тогда при игре 11х10 румыны сильно упростили игру до подач без создания пространства в штрафной и ударов Мэцана со смещений в центр.

Так что оценка румынской сборной должна быть сдержанно-позитивной. Против лидеров группы румыны защищались явно глубже, чем хотели (голландцы посадили их длительным контролем мяча, немцы — растягиванием прессинга сдвоенными флангами и диагоналями), и не конвертировали владение в серьёзную остроту. Против венгров — сбились на классическое поведение команды, добывающей результат, при 0:1. Но тактические решения Муту — выбор структуры на турнир, ставка на прессинг и контроль от вратаря против всех соперников, геометрия при владении и набор интересных паттернов — выглядят интригующе: за ним как за тренером стоит последить.

Из игроков в «ёлке» Муту ожидаемо наиболее раскрылись полузащитники. Чобану, игравший левую восьмёрку, не выпадал из командного прессинга и был полезен на мяче (против голландцев и немцев — скорее принимал простые, сохраняющие мяч решения, против венгров — много оценивал между линий и двигал внутрь поля на десяток). Олару был больше заточен на сохранение мяча, зато вместе с работой в прессинге опасно набегал в штрафную вторым темпом. Мэцан и Моруцан получали мячи в центре и полуфлангах с возможностью зайти между линий первым-вторым касанием и тащили мячи внутрь поля за счёт низкого центра тяжести: ключевая разница между ними, что Мэцан скорее двигался с фланга в центр, а Моруцан тащил мяч через полуфланг по вертикали или диагонали.

Нидерланды

Голландцы и их тренер Эрвин ван дер Лои забирают отдельный подпункт за два очень интересных тактических плана на отдельные матчи. Идея стартового плана против Германии — создать 5v4 в центре и растянуть прессинг-квадрат соперника. Копмайнерс (левая 8) и Арруи (6) располагались в одну линию над центральными защитниками и стягивали на себя инсайдов Озкана и Беришу, Ланг (левый инсайд) и Гакпо (правая 8) располагались перед шестёрками Германии и двигались в ширину, растягивая пространство в центре, и в это пространство пятым с позиции ложной девятки смещался де Вит.

Как вариант, центральный защитник выманивал на себя прессинг одного из инсайдов, после чего строился треугольник и игрок во второй линии получал мяч на большом пространстве — так один раз удачно создали пространство для Копмайнерса слева, ещё в паре эпизодов подобные открывания третьего не поддержали. Ещё были эпизоды с выводом одного из игроков в билд-апе на свободное пространство и быстрой передачей за спины.

Идея просуществовала до травмы Ланга, который был крайне вовлечён в контроль мяча и двигался под мяч по всей финальной трети против Румынии, а против Германии в первые 20 минут постоянно дёргал правую шестёрку соперника. С заменой Ланга на Кадиоглу ван дер Лои отказался от перенасыщения центра, а сам Кадиоглу был вовлечён в игру только ближе к флангам.

Против Венгрии голландцы вышли с экстремальными 4-1-3-2 — по расположению игроков это сложно назвать ромбом в классическом понимании, напротив, структура противоречила обычному ромбу. В редких эпизодах прессинга (например, при ударах от ворот) крайние полузащитники в тройке расставлялись очень широко, чтобы не дать выйти диагональю на крайних защитников. А при атаках сразу пятёрка игроков расставлялась перед и между двумя нижними линиями Венгрии. Боаду и Клюйверт на передней линии, Гакпо и Кадиоглу ниже искали зоны между крайним и центральным игроками в линиях, чтобы получать мячи, а де Вит получил самую свободную роль — изначально он занимал позицию между шестёрками венгров, но мог опускаться вглубь за мячом и самостоятельно двигать его между линий, а мог забежать между ЦЗ под пас из глубины.

С учётом уровня соперника (венгры были совсем лишней командой в группе) структура выглядела интересно, но работала хуже, чем у Португалии. Голландцы двигались под мяч пассивнее и реже вытягивали из позиций соперников, из-за чего и между линий доводили реже. Голландцы забивали после комбинаций, в которых разрывали венгров через вертикальные передачи, но их самые опасные атаки, в отличие от Португалии, строились, когда оборонительная структура уже была чуть растянута, а не когда её растягивали своими действиями: после длинных передач Венгрии вперёд, после подборов.

Дания

Если португальцы просто катком проехались по всем соперникам, то датчанам, с заведомо более слабым составом, помогли отличные решения тренерского штаба. Команда Альберта Капельяса – хамелеон, подстраивавшийся под соперника.

Стартовые 15 минут матча с французами – откровенный риск, который не принёс прямой пользы, но и не навредил. Датчане очень агрессивно начали с прессингом до чужой штрафной. Вингеры Дании располагались узко и отвечали за центральных защитников, а при передаче на фланг в прессинг шли не крайние защитники, а очень моторные восьмёрки Линдстрём и Кофод Андерсен. Прессингом датчане несколько раз заставляли ошибиться правого защитника Фофана (в клубе играет ЦЗ).

После был очень долгий период затишья, когда команды вообще не создавали моментов. Французам хорошо перекрывали центр, а на флангах не позволяли создавать ситуации 1v1. Когда мяч всё-таки приходил к датчанам, вместо выносов они намеренно старались пройти низом, отвоевывая метр за метром. В линию к центральным защитникам часто опускался Кофод Андерсен, много работал с мячом левый ЦЗ Бек Сёренсен: левша, который пасует сильно лучше партнёра по обороне Нильссона. В итоге Дания забила свой гол после комбинации из 7 передач, выйдя низом от своей до чужой штрафной.

Против Исландии Капельас поменял больше половины состава, но даже так датчане легко обыграли соперника: стерильно владели мячом (40 передач между ЦЗ за четверть матча) и обеспечили себе преимущество в 2 гола уже к 18-й минуте. Сначала после шикарной комбинации через плотно забитый исландцами центр забил Исаксен, затем после стандарта добавил Бек Сёренсен. Дании большего было и не нужно, поэтому вау-идей по взлому низкого блока Исландии не было. Разве что под забросы Бек Сёренсена до штрафной несколько раз поднимался Лаурсен из позиции левой восьмёрки.

До конца тайма игра была равной, исландцы даже заработали пенальти, но Гудьонсен не реализовал свой шанс. После перерыва Исландия стала поджимать ещё агрессивнее, что чудом не обернулось третьим пропущенным. Подняв линию выше, исландцы оставили оборону на большом пространстве против лёгкого нападения Дании. Особенно давили в зону правого защитника (к слову, у Дании она тоже слабейшая) – Дарами и Бруун Ларсен размотали бедного Гуннарссона, но каким-то образом нанесли только по одному удару по воротам.

Матч со сборной России Дания закончила ещё быстрее – хватило 11 минут. Основной форвард Фагир получил травму, а Баден Фредриксен сыграл блекло с Исландией, поэтому на острие вышел номинальный вингер Дрейер, забивший единственный гол французам.

В этом заключался хитрый план Капельяса. Андерс играл ложную девятку, постоянно отскакивая в глубину, тем самым выполняя сразу две задачи. Первая – создание численного доминирования в центре. Против 3 человек у России, среди которых талантливый, но пока очень сырой Захарян, у датчан было минимум 4: тройка Нарти-Линдстрём-Кофод Андерсен плюс Дрейер и занимавшие узкие позиции вингеры. Вторая – вытягивание центральных защитников из своей зоны, куда как раз может нырнуть узко расположенный вингер.

Первый гол – триумф роли ложной девятки. Дрейер пришёл в зону мяча, по нему был вынужден играть Глебов. Из-за этого свободным остался Линдстрём, на которого пришлось выдёргиваться Дивееву. Зона за спиной, нырок Бруун Ларсена, медленная реакция Голубева, гол. Второй мяч стал приятным подарком для Дрейера, далее матч превратился в формальность, а гол Хольса в концовке – гвоздём в крышку гроба.

Другие команды

– Германия отыграла группу с набором неплохих идей под серый состав. Из структурных идей в схеме 3-4-2-1 — асимметричные фланги, где правый ЦЗ в тройке Вагноман мог включаться в атаку по флангу, как крайний защитник, а Баку поднимался выше. Из индивидуальных заданий — подвижная роль для Бериши, который постоянно сдваивал зону мяча, и Нмеча в роли ложной девятки. Из явных игровых принципов — постоянные диагонали на фланги, особенно от Дорша налево, с попытками перегрузить фланг и через численное преимущество войти в штрафную пасом на свободного игрока. Показательный пример, как это сочеталось — план Штефана Кунца на матч с Румынией. Германия часто использовала диагонали налево, куда высоко подключался крайний защитник Раум, правый защитник румын стягивался к нему, а Бериша приходил под его скидку и создавал 2в1 в зоне, после чего пасовал или тащил мяч в штрафную. Симпатичная команда, которая способна пройти далеко.

– Совершенно пустая Словения. Не будь у словенцев статуса хозяев турнира, они бы абсолютно точно на него не отобрались. Вся стратегия словенцев в атаке – вертикальный бум-бум вперёд с нулём идей внизу. Особенно здесь выделяется матч с Чехией, где более четверти всех передач Словении были длинными.

– Чехи перекрыли центр и конкретно Тонали. В матче с Италией чехи вынудили соперника много играть через фланги, большая нагрузка легла на внешних центральных защитников. Самый звёздный игрок команды растворился на поле, а в концовке получил красную за хамский поступок. Тонали не попал ни в одну из топ-10 пасовых связей Италии (да, пасующая шестёрка в команде с 59% владения).

Другое впечатление от игры Чехии – игра Ладислава Крейчи из пражской «Спарты»: за клуб он чаще выступает на позиции опорного полузащитника, но на Евро выходил в центре обороны, как в двойке ЦЗ, так и в тройке. У Крейчи разнообразный профиль передач – он агрессивнее других ЦЗ Чехии пасует в полуфланг, может выполнить перевод в ногу на противоположный фланг или сделать точный заброс за спину. Хорошее видение поля помогает увидеть неочевидные варианты, а техника – исполнить сложную передачу. К этому добавляется устойчивость под прессингом. Крейчи вообще не нервничает, спокойно убирает под себя, раскачивает соперника корпусом. Выгодно на фоне большинства ЦЗ чеха выделяет и рабочая левая нога. Ещё одно преимущество игрока – хорошая скорость, что позволяет играть с половиной поля за спиной.

В борьбе Крейчи тоже хорош (84% выигранных единоборств и 77% выигранного верха). Ладислав играет агрессивно – много выдёргивается из линии, активно помогает себе руками со спины, но делает это аккуратно, если фолит, то не на жёлтую. К высокому росту прибавляется отличный прыжок, как по таймингу, так и по высоте. Практически все стандарты летят в сторону Крейчи, а когда чехи зарабатывают аут у штрафной соперника, Ладислав идёт туда под скидку.

– Низкий блок Исландии. Островная команда не набрала ни одного очка, хуже по разнице мячей только венгры в группе A. Однако исландцы довольно неплохо запирались на своей половине – насыщали центр большим количеством игроков, держали минимальное расстояние между линий. Опасность через середину смог создать только Захарян на индивидуальном мастерстве и Дания через отличную комбинацию, и оба момента закончились голом.

– У Англии было несколько интересных тактических историй. Первая — влияние Хадсона-Одои на атаки команды против Швейцарии. Пока Хадсон-Одои был правым инсайдом в 3-4-2-1, Англия владела мячом с большим акцентом на правый край, и вся острота шла через него; когда он поменялся позициями со Смит-Роу, Англия резко начала атаковать только через левую сторону. Вторая — Нкетия в роли ложной девятки: много движения в глубину, эффективная игра 1в1, высокая вовлечённость в продвижение мяча к штрафной после приёма и разворота вперёд, но слабая реализация в штрафной.

Третья — влияние на английскую структуру Кёртиса Джонса. В первых двух матчах он выходил на замену в правый слот, шестёркой или восьмёркой, и при владении двигался очень хаотично, отбирая право начинать атаки у Ааронса и редко доводя мяч до Хадсона-Одои или Эзе. Против Хорватии он номинально вышел правым вингером и просто редко получал мяч (из-за акцента на левый край, ближе к которому сваливался Эзе), но помогал в черновой работе против самого острого треугольника хорватов Брадарич-Моро-Иванушец и подключился со второго темпа на гол.

– Хорватия отыграла турнир с сильным акцентом на защиту: 5-4-1 против Португалии, где центральными полузащитниками постоянно манипулировали и создавали пространство между линиями, и 4-3-3 с очень оборонительной тройкой в центре Бабец-Моро-Бистрович против остальных команд. Хорваты были активны в прессинге (принципы похожи на принципы главной сборной — восьмёрки очень подвижны в выходах из линии на центральных защитников, шестёрка страхует всё пространство между линиями по ширине), выжали из него серию шансов и гол Иванушеца Швейцарии. Но с обороной на своей половине хорваты справлялись слабо: допустили очень много передач с флангов, особенно с правого, или между линий к линии штрафной, или за спины защитникам в край штрафной. Португальцы же постоянно дёргали центральных полузащитников Хорватии, заходили между линий и там дёргали уже тройку ЦЗ.

Другая тактическая деталь — роль Иванушеца (и Майера в первом матче). Играя инсайда в 3-4-2-1 или вингера в 4-3-3, Иванушец был сильно вовлечён в розыгрыши в треугольниках слева, но много получал мяч достаточно глубоко, ниже крайнего защитника и восьмёрки. Внутри треугольников Иванушец много двигал мяч внутрь поля — и через пас, и на ведении после получения мяча. Из игроков хорватской атаки он был с отрывом самым полезным.