Главный тренер «Велеса» подробно разбирает свою команду: схемы, детали и тотальный анализ подготовки к «Торпедо» | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Главный тренер «Велеса» подробно разбирает свою команду: схемы, детали и тотальный анализ подготовки к «Торпедо» — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Интервью
Прочие лиги
4 января , 16:47
4 января , 16:47
Главный тренер «Велеса» подробно разбирает свою команду: схемы, детали и тотальный анализ подготовки к «Торпедо»
Вторая часть интервью с Алексеем Стукаловым - о тактике его команды, основных идеях и ориентирах.
Содержание
01Схемы «Велеса». Взгляд на атаку: нельзя начертить комбинации для игроков, но нужно их правильно направить
02Как идти от показа нарезок «Аталанты» к показу своей игры. Совет Бердыева по изучению тактики любой команды
03«Велес» использует вратаря как инструмент контроля мяча в позиционной атаке. Зачем это и как это отрабатывается
04Структура атаки
05Заполнение штрафных: своей и чужой
06Подготовка «Велеса» к сопернику. Крайне детально на примере матча с «Торпедо» (1:0)

Вторая часть интервью с главным тренером «Велеса» Алексеем Стукаловым – практически уникальный по открытости и погружению разбор собственной команды от главного тренера. Стукалов рассказал нам об основных идеях игры, структурных моментах и их отработке в тренировочном процессе, о подстройке тактики под соперника и работе с командной теорией. Отдельная часть рассказа – подробный анализ собственного тактического плана на последний матч ФНЛ перед зимним перерывом, против «Торпедо».

Схемы «Велеса». Взгляд на атаку: нельзя начертить комбинации для игроков, но нужно их правильно направить

Думаю, жёсткая привязка к схеме имеет смысл только в обороне. В атаке всё-таки больше импровизации – ты можешь обозначить слабые зоны соперника, но не можешь нарисовать все комбинации. В чужой трети ты полагаешься только на мастерство и на голову игрока, обозначая какие-то ориентиры, например, где можно разогнать атаку, где слабо контролируется подбор, когда нужно включить второй темп, когда нужно пойти на дальнюю штангу или наоборот. А решения принимают уже игроки.

Например, мы играли с «Волгарём». Парадокс: команда габаритная и играет в три центральных защитника, а пропускает очень много после фланговых подач.

В защите мы играли строго 4-3-3 с персональной ориентировкой по всем игрокам – наша тройка нападающих неслась в прессинг на их тройку центральных защитников, центральный нападающий также переключался на вратаря. Если мы прессинговали высоко, то крайние защитники тоже должны были подниматься и прессинговать латералей. В фазе атаки мы сделали акцент на то, чтобы наши тройки на флангах – крайний защитник, крайний нападающий, восьмёрка – завязывали игру и доставляли мяч в штрафную, подавали с флангов, а нападающим давали ориентировки, кто какую зону должен был заполнять. Наши тройки должны были вскрывать фланги за счёт расположения, вбегания, обгонов линий. Перед голом Артема Максименко был хороший розыгрыш, Родионов с дальней штанги опустился в центр, где как раз образовался вакуум между центральными защитниками и опорными.

В атаку я как раз ищу игроков, которые не только хорошо оснащены технически, но и имеют игровое мышление, умеют решать эпизоды. В тренировочном процессе, когда он есть и есть недельный цикл, мы стараемся отрабатывать моменты в игровых ситуациях. Не просто обвёл фишки и подал в штрафную, это может быть только подводящим упражнением. Основное – тренировка игровых эпизодов. Я веду подготовку к конкретному сопернику и вижу, что в определённой зоне будут определённые игровые ситуации. И мы можем отыгрывать ситуации в этой зоне, как они будут располагаться при 3в3, например.

Ни одна тактика не будет работать, если команда не готова физически.

Я хочу, чтобы у футболистов был тактический кругозор, команда была гибкой и постоянно менялась. В матче с «Краснодаром-2» мы оборонялись 3-4-1-2, а атаковали 4-3-3. Такие гибридные варианты – интересные с точки зрения неудобства для соперника. Сложно играть против команды, которая знает несколько схем и безболезненно перестраивается.

Мы отрабатываем переходы в оборону на одной трети поля. Мы заставляем защитников не бояться и максимально близко подходить к чужой штрафной, когда атакуем. У нас есть ориентировка 30-35 метров при атаке от защитника до самого верхнего игрока атаки, чтобы сразу после потери мяча у нас не было больших зон, и мы могли бы сразу вступить в отбор. Мы тренируем игру 11х11 на одной трети поля: соперник сел низко и ты тренируешь, как его надо вскрывать и не допускать потери мяча.

Когда идёт тренировка с преимуществом в 1-2 игрока, это уже не тренировка. Можно усовершенствовать оборону, когда она защищается меньшим количеством игроков, а как совершенствовать атаку? Можно играть 10х10 полевых, а если убрать двух полевых и возникает ситуация 10х8 – это уже легко, можно покатать мяч налево-направо. Совершенствование идёт, когда идёт игра в численном равенстве. Мы стараемся отрабатывать это, когда есть возможность. В нашем графике возможности почти не было, но сейчас, после сборов, команда должна добавить. Не было тренировочных дней, когда можно было что-то дошлифовывать. А сейчас они будут.

Как идти от показа нарезок «Аталанты» к показу своей игры. Совет Бердыева по изучению тактики любой команды

Перед первым матчем в схеме 3-4-1-2, с «Крыльями Советов», мы показывали нарезки «Аталанты», как она прессингует. Но не то чтобы «Аталанта» была нашим явным ориентиром. У меня есть своё видение схемы 3-4-1-2, я собираю модульные характеристики по каждой позиции под схему. Мы не играем в персональную опеку, у нас зонно-персональная, есть всегда страхующие игроки. Чтобы играть 1в1, нужно иметь подходящих футболистов. Допустим, я играю против индивидуально сильного игрока и понимаю: если меня обыграют, то вся структура 1в1 рушится. Поэтому мы выстраиваем оборону иначе. Мы обычно перекрываем линии передач, направляем на фланги, а уже там создаём ситуации, чтобы соперник ошибался. У нас есть моменты, где наши игроки поднимаются высоко, но всё равно остаются с подстраховкой.

По мере того, как вы сами набираете много хороших эпизодов в новой схеме, вам не надо показывать «Аталанту». Вам надо показывать свои игры.

Тренер постоянно должен быть в поиске. Мне кажется, я такой человек, который никогда не будет играть в одну схему, даже если будет возможность. Постоянный поиск решений даёт команде не расслабляться, постоянно смотреть и изучать что-то новое.

Весной, может быть, будет уже другой «Велес». Не буду раскрывать, какой, но другой. Здесь много определяющих факторов: уйдут лидеры или нет, кого мы возьмём на их место или сохраним и ещё усилимся. И зимний период даёт больше времени, чтобы что-то изменить. Кто-то боится менять, но я не боюсь, меняю и подготовку, и тактику. Кто-то консервативен, но это тоже читается. Легко читать тренеров и их команды, которые играют одинаково.

Я смотрю очень мало стороннего футбола, потому что полностью загружен, у меня нет времени. Иногда, если честно, футбол смотреть бывает тошно.

В 2015 году, когда мы учились на категорию А, к нам пришел Курбан Бердыев, чтобы пообщаться. Тогда он сказал, что если мы хотим изучить тактику какой-то команды, мы должны посмотреть 30 матчей, и тогда всё станет ясно. В прошлом отпуске я посмотрел весь сезон «Ливерпуля» – все матчи, которые они сыграли. И правда, в тактическом плане картинка легла полностью. Больше скажу, мы взяли оттуда некоторые фишки. Не всё, конечно, потому что у нас нет крайних защитников с такими функциями.

Сейчас <в зимнюю паузу> я тоже сяду, буду смотреть несколько команд. У меня есть кое-какие мысли по поводу весенней части чемпионата, но мы должны оставить ведущих игроков, а также добрать тех, кого я хочу. Будет две схемы: основная и вспомогательная. Поэтому сейчас собираюсь посмотреть какую-нибудь команду. Я пока её не подобрал, но выберу и начну изучать. Однако я не хочу смотреть условные «Манчестер Сити» и «Барселону», буду смотреть более приземленные команды, где нет суперигроков. Допустим, в прошлом году мне очень нравился «Лестер». Там всё было очень просто, но эта команда всегда находилась в верхней части таблицы и не выпадала оттуда. Сейчас еще принято говорить «модные команды»: «Сассуоло», «Спортинг»… Я в их игру не вникал, но мне это интересно. Многие их хвалят, пишут хорошие отзывы и статьи.

Все тренеры друг у друга что-то подсматривают – так было и будет всегда. Когда появляется какая-нибудь отличительная черта, кто-то её пытается докрутить, развить. Самое главное – не наломать дров и понимать, насколько это применимо к тому составу, с которым ты работаешь. Потому что, если ты будешь просто копировать какие-то моменты, не понимая, что твои игроки этого сделать не могут, то будешь в минусе. Поэтому, я какие-то вещи беру, а какие-то не применяю, понимая, что этого я со своими игроками сделать не смогу. Я учусь у многих тренеров в ФНЛ – если мне что-то нравится, я это для себя отмечаю. Базу каких-то моментов делаю, например, по обороне, в папку их складываю, а потом показываю.

«Велес» использует вратаря как инструмент контроля мяча в позиционной атаке. Зачем это и как это отрабатывается

Когда мы тренируем игровые эпизоды, мы делим поле на три зоны. В первой зоне мы начинаем атаку, где включаем в тренировку вратаря. В средней зоне – пытаемся использовать пространство за спинами защитников и правильно открываться там. В финальной трети тренируем комбинаторику за счёт индивидуальных действий игроков.

Конечно, мы включаем вратарей в тренировочные ситуации, где мы владеем мячом.

Многие команды уже используют вратарей в начале атаки. Причём мне не нравится, когда вратари долго разыгрывают мяч по штрафной через короткий пас. Я изучал статистику, что процент ситуаций, когда ты разыгрываешь мяч от ворот и доводишь атаку до гола, очень низкий. И таких мячей меньше, чем пропущенных при коротких розыгрышах. Если у тебя есть условный Солдатенко, лучший по игре ногами не только в ФНЛ – он и в РПЛ был бы лучшим – это надо использовать. «Алания» молодцы, что так делают. Мы не разыгрываем мяч от ворот по своей штрафной, потому что можно открыться и пропустить гол, и «Алания» тоже на этом попадалась.

А когда команда поднимается в среднюю зону, то, чтобы ослабить давление на центральных защитников, дополнительный игрок очень помогает. Тогда тебе не надо опускать опорных в глубину. Я не люблю, когда опорные игроки падают между центральными защитниками и создают тройку. Зачем, если эту тройку можно создавать с вратарём. А если будешь играть длинной передачей, то будет очень хорошее насыщение зон.

Например, перед кубковой игрой с «Балтикой» мы видели, что они выходят в прессинг 4-4-2 с одним поднятым центральным полузащитником. Когда они это делали, мы поднимали вратаря, создавали ромб – вратарь, опорный и два центральных защитника, доводили мяч до центрального защитника. Когда он получал мяч, нападающий должен был своим открыванием опустить линию, тем более что линия всегда падает. И тогда шла длинная передача. Не обязательно за спину: за счёт того, что мы добавили вратаря в начало атаки и дали возможность игрокам центральной зоны не спускаться вглубь для розыгрыша мяча, у нас три человека находились между линиями при длинной передаче, и мы сразу получали преимущество. Прессинг соперника разрушался, мы выигрывали подбор и получали атаку 5в4 на пространстве.

Что такое выходить из-под прессинга? Ты можешь выходить через короткий пас, это чревато потерей мяча и моментами. Я всегда говорю игрокам: когда вы уверены в решении – вы делайте <короткие передачи>, когда вы чувствуете хоть малейшую опасность – играйте длинной, но там уже всё готово для подбора мяча. Важно, что в той зоне, куда мяч полетит, мы уже должны быть готовы подобрать его. И если брать нашу статистику (InStat, Wyscout), мы в тройке лиги по подборам на чужой половине поля. Не потому что мы играем длинными передачами всегда, к этому вынуждает соперник. Но мы понимаем, что мы не просто выбиваем мяч, а уже имеем трёх человек в зоне и готовы к подбору.

Структура атаки

Когда мы играем в четыре защитника, обязательно используем два разных фланга: силовой и комбинирующий. Фланг, где играют Галоян, Родионов и Кахидзе – всегда зауженный, Родионов постоянно располагается между линиями. У этой тройки хорошая комбинаторика, они могут вывести друг друга на удар, создают много предголевых и голевых моментов, входов в штрафную.

Второй фланг – силовой за счёт Максименко и Фищенко, где игроки чаще оказываются в более широких позициях и больше продавливают 1в1. После быстрого перевода мы можем создать ситуацию, где Максименко окажется 1в1 с защитником, продавит его и войдёт в штрафную, доставит мяч или завершит. Даже в схеме 3-4-1-2 мы использовали ситуации, когда один из защитников соперника медленный – разыграть, растянуть и дать возможность Максименко остаться 1в1.

Асимметрия структуры важна, но сейчас говорят, что это «модно». Это диктует не мода, а сама игра. Справа лучше сыграть так, чтобы поднять высоко защитника и использовать Родионова и Галояна между линиями. Слева – перевели, обыграли 1в1, продавили.

Когда вы строите игру, вы должны понимать, за счёт чего вы её строите и как будете обыгрывать соперника. Всё зависит от команды противника, от нашего состава на матч и от настроек, как мы хотим атаковать. Мы видим слабые места игроков, которые, на наш взгляд, слабее, чем игроки в другой зоне, и начинаем туда давить, чтобы завершить атаку.

Заполнение штрафных: своей и чужой

Сейчас игра очень компактная и атаки через центр менее эффективны за счёт большой плотности. Акценты сместились на полуфланги и фланги. Мы тоже смещаем нашу игру туда и, соответственно, ищем противодействие этой игре. При обороне в штрафной у нас уже идёт персональная опека: есть первый игрок, перехватывающий мяч и контролирующий ближнюю штангу, а остальные 2 или 3 игрока должны играть персонально. В штрафной идёт игра касания. Забивать будет не подающий, а набегающий игрок, на подающего не надо смотреть. Задача группы защитников плюс опорных, которые добегают к штрафной – не дать нанести удар, а если и дать, то хотя бы не прицельный.

Один тренер приезжал, когда мы играли в ПФЛ, и говорил: разбирали «Велес», показывали, знали, что много мячей забивается из зоны между защитниками и опорными. У игроков соперника уже сложился стереотип – четвёрка игроков сразу садилась на линию вратарской, всё внимание на мяч. Мы это увидели и дали нашим игрокам задание в перерыве: разыгрываем мяч на фланге и пасуем на второй темп, потому что защитники вас не видят.

А задача наших защитников, помимо правильного расположения, ­– развернуться и увидеть игроков, которые вбегают в штрафную и могут нанести удар. Это всё тоже идёт из контекста тренировок.

Подготовка «Велеса» к сопернику. Крайне детально на примере матча с «Торпедо» (1:0)

Мы стараемся разбирать соперника детально, отталкиваемся от уровня игроков и их тактического мышления. У нас игроки, которым надо разжёвывать всё досконально. Показываем, например, ввод мяча от ворот и все возможные варианты соперника: длинной, короткой, как соперник выстраивается, через кого выход. Показываем 3-4 примера по каждой части разбора.

Например, мы готовились к «Торпедо» и видели, что команда развивает атаку упрощённо – или через латералей, или длинными передачами на Калмыкова и игрой на подборах. Это эффективно. Как правило, они играют в паре нападающих с двумя инсайдами под ними, Калмыков сбрасывает очень много мячей.

В момент передачи один защитник обычно идёт в борьбу, а трое играют на подстраховке. Мы отрабатывали немного другое перестроение. Наши защитники при единоборствах ближе к своей штрафной должны были не отскакивать назад, особенно центральные, а страховку должен был делать вратарь. Они много мячей забивают так: длинная передача, Калмыков скидывает мяч, защитники упали, а второй нападающий уже под Калмыковым, а не открывается за спину.

При начале атаки «Торпедо» наша тройка игроков атаки (мы играли 4-2-3-1) должна была напрягать тройку защитников и не давать им делать длинные передачи: они должны были либо идти не нацеленно, либо латералю, в которого уже бежал крайний защитник.

Мы разбираем сначала основные моменты. Такие, как ввод мяча, начало атаки, завершение. Потом у каждой команды по сезону формируется определённый стиль голов. Мы показываем голы и акцентируем внимание на этом. Например, «Торпедо» больше всего забивает в переходах в атаку, потому что два нападающих практически не опускаются назад, и ещё два игрока поддерживают вторым темпом. Так что мы перед «Торпедо» акцентировали особое внимание на аккуратной игре при нашем владении, чтобы не потерять мяч и не попасть под быстрый переход, и на длинных передачах соперника.

По обороне разбираем, как соперник строит прессинг и как нам стоит играть против него. Например, против «Торпедо» наши крайние защитники должны были расставляться на одной линии с центральными, и дистанция от их латералей была достаточной, чтобы можно было принять мяч и сделать решения. А крайние нападающие не должны были играть широко, чтобы крайние защитники не поднимались и не прессинговали, а мы спокойно выходили через фланги и комбинировали там. Затем обратили внимание на зоны между центральными защитниками и латералями, куда должны были врываться игроки.

Плюс стандарты тоже разбираем: какие акценты, в какие зоны. Здесь мы можем подстраиваться под соперника и подстроились под «Торпедо». Мы играем зонную оборону, но по сезону у нас в первой линии <на линии вратарской> всегда играли Ботака, Малания – высокие игроки. А мы переместили их во вторую линию. Мы видели, что против зоны они не подают на ближнюю, но подают на второй темп или на дальнюю штангу. Поэтому мы поменяли линии местами.

Хорошо, когда есть аналитик, особенно когда вы поработали вместе и он понимает, какую информацию нужно принести. Я же просматриваю и нарезаю игры сам. Не смотрю нарезки InStat по фазам, это же чистая профанация. Сам делаю нарезки по последним трём играм. Могу посмотреть не последние матчи, а «схема на схему» 10 туров назад. Допустим, я запланировал играть против «Торпедо» 4-2-3-1 и делаю нарезки по последним матчам, когда против них играли 4-2-3-1. Конечно, мне хотелось бы вдумчивого аналитика в команде, который был бы со мной на одной волне и которому я мог бы доверить разбор команды. Важно подать материал так, чтобы футболисты поняли, как мы будем играть, чтобы это было доходчиво, не витиевато и с чёткими акцентами на конкретные действия.

Продолжительность нашей теории – полчаса, это вообще катастрофа. Иногда я разбиваю теорию на два раза, если её много. Допустим, собрались на предыгровую тренировку, дали порцию информации, вечером после ужина дали ещё одну порцию. Если игра поздняя, после шести часов, то можем в день игры собраться и поговорить, разобрать теорию. Если игра ранняя, то делаем это с вечера. Иногда перед играми собираю отдельно, по линиям, буквально на 10-15 минут, если я чувствую, что что-то недосказал.

Мне кажется, визуализировать намного лучше, чем двигать фишки, от которых скоро все, наверное, уйдут. Сейчас ещё появляются программы, где фишки перемещаются. Мы тоже иногда показывали такие ролики на 2-3 минуты на установке. Но не знаю, насколько это эффективно.

Первая часть интервью с Алексеем Стукаловым

Авторы интервью: Алексей Черняк, Сергей Титов
Также помогали в подготовке интервью: Михаил Громов, Владислав Поклоннов

Телеграм-канал Алексея Черняка об ФНЛ