Важные вопросы о защите «Спартака» | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Важные вопросы о защите «Спартака» — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
РПЛ
24 октября , 12:55
24 октября , 12:55
Важные вопросы о защите «Спартака»
Сергей Титов – об оборонительных принципах Руя Витории.
Содержание
013-Х-Х при Тедеско и при Витории: в чём разница?
02Что не так с линией защиты «Спартака»?
03Как индивидуальные ошибки и привычки смазывают впечатление от обороны?
04Почему и когда полузащита «Спартака» нагружает защиту?
05Как более-менее адекватно оценить работу Витории?

Работа Руя Витории над защитой «Спартака» ещё перед стартом сезона была одной из главных тактических историй РПЛ из-за бэкграунда тренера и состояния обороны при Доменико Тедеско. Теперь, после 3:4 от «Лестера», провалов Рассказова и истерик ветеранов в медиа, разобрать оборону «Спартака» – и особенно действия линии защиты – ещё интереснее. Кажется, за индивидуальными ошибками мало кто замечает работу Витории.

Конечно, можно верить, что «Спартак» должен был легко перестроиться на тройку центральных защитников, потому что команда знакома с расстановкой после Тедеско, и тренер просто выбрал наименьший путь сопротивления. Но 3-Х-Х Тедеско и Витории на уровне оборонительных принципов настолько же похожи, как звуки, обозначающие букву Р на кириллице и на латинице.

3-Х-Х при Тедеско и при Витории: в чём разница?

Ключевой термин в организации обороны при Тедеско – «агрессия». «Спартак» постоянно давил на мяч и учился читать моменты, когда начинать давление, отрезками прибегал к высокому прессингу с явной игрой 1в1 вплоть до тройки центральных защитников, сами защитники много играли персонально, далеко выходили за соперниками из позиций, агрессивно накрывали в приём со спины. Такой стиль раскрывал игру в обе стороны. Красно-белые активнее возвращали себе мяч за центром, ловили соперников в быстрых атаках, но также допускали очень много хаоса в обороне. Структура была некомпактной, а действия игроков, бежавших на мяч, чтобы закрыть его или подстраховать партнёра, ещё сильнее раскрывали пространства (пламенный привет в Лондон). Передачи на свободное пространство и проигранные ситуации 1в1 по цепочке расшатывали всю оборону.

Сейчас ключевой термин – «компактность». Средняя линия оборонительных действий красно-белых опустилась на 3,6 метра по сравнению с прошлым сезоном, но для Витории важно не столько давить на мяч, сколько оставлять минимум пространства, куда мяч можно доставить. Плотность в линиях и между линиями – явный краеугольный оборонительный принцип Витории (свойственный португальским тренерам в целом), и для такой организации нужна высокая слаженность как внутри линий, так и во взаимодействии линий.

Простой принцип, который подчёркивает ставку Витории на компактность – пятёрка защитников должна держаться в линию. В «Спартаке» Тедеско вингбэки ломали линию высокими позициями даже при игре против команд с четвёркой защитников и сдвоенными флангами. За спинами вингбэков возникали большие свободные пространства, крайние ЦЗ или опорные постоянно смещались туда на подстраховку (в зависимости от того, кто нырял в зону) – тогда или раскрывался центр, или действия линии защиты становились хаотичными.

Витория позволяет вингбэкам подниматься высоко при обороне только при наложении схем, когда 3-Х-Х «Спартака» играет с другой 3-Х-Х, и в основном лишь в двух верхних третях. Например, против «Лестера» Айртон и Мозес поднимались к вингбэкам «Лестера», когда они в одиночку заполняли ширину, но если на фланг стягивался один из центральных полузащитников, то Айртон и Мозес оставались в линии. Аналогично происходило и в РПЛ, и против «Легии», так что не связано с уровнем соперника.

Против команд, играющих с четвёркой, Айртон и Мозес ещё жёстче привязаны к линии. Если «Спартак» прижимает высоким прессингом на фланге, туда смещается верхняя пятёрка, а пятёрка защитников остаётся в позициях. Как следствие, доводить мяч в глубокие зоны на флангах сложнее.

Что не так с линией защиты «Спартака»?

Чтобы понимать ответ на вопрос, надо анализировать работу Витории в «Бенфике» – там требования тренера к четвёрке защитников тоже крутились вокруг компактности. Четвёрка держалась стройной линией, двигалась синхронно, не раздёргивалась открываниями в недодачу. Защитник мог сыграть со спины в приём, когда нападающий приходил вплотную к нему, но если шло открывание от защитника глубоко в недодачу, то передавал игрока полузащитникам и оставался в позиции, сохраняя линию. Думать о том, на какое из двух возможных движений реагировать – в недодачу или за спину – не приходилось: надо было покрывать глубину, а об игре в недодачу позаботится другая линия. Когда шло открывание в глубину, алгоритм тоже был понятен: один из защитников готовил позицию к перестроению шагом назад и расположением корпуса, а если мяч закрывался, возвращался в линию и сохранял стройность.

Синхронность и следование тактическим принципам Витории в линии защиты «Спартака» пока отлажены хуже. В РПЛ соперники не ловят тайминг для игры за спину, когда линия теряет компактность. Показательный индикатор, как уже писал Никита Васюхин в «Блокноте» – количество офсайдов: 4,8 за 90 минут, когда ни одна команда РПЛ с сезона-2018/19 не пробивала отметку 2,6. В еврокубках соперники быстрее думают с мячом и лучше создают ситуации, чтобы раздёргать линию защиты.

«Спартак» допускает несколько типичных ситуаций, где проявляется рассинхрон между защитниками. Первая – один из защитников слишком рано опускает линию: когда мяч открыт, но ещё нет предложений за спину. Особенно часто линию просаживает Джикия, который постоянно ориентирован не на партнёров, а на стоящего перед ним нападающего и зациклен на цели его обогнать. Когда после этого забросы следуют именно в зону Джикии, капитану часто хватает скорости, чтобы догнать соперника и сыграть на опережение. Но, делая шаг назад слишком рано, Джикия создаёт глубину всей линии обороны и открывает пространство для рывков за спину другим защитникам – и не таким быстрым, и с худшей позицией при передаче.

Проблема для Витории, что конкретно у Джикии этот шаг назад уже развит до рефлекса и часто следует, когда ситуация того не требует. Отличный пример – первый гол «Лестера»: Джикия пошёл за игроком в недодачу, начал возврат в линию в момент, когда оттуда выдернулся Жиго, и опустился слишком глубоко.

Конечно, линию опускает не только Джикия. Айртон тоже может рано двигаться назад, когда соперник перед ним и начинает движение к воротам. Мозес понимает, как опекать соперника и перестраиваться, когда мяч в его зоне, но не чувствует линию, когда мяч в дальней зоне, и хаотично делает шаги вперёд-назад. Жиго тоже может падать к воротам слишком рано, когда движение за спину начинается рядом с ним.

Задёргать линию защиты «Спартака» (и весь оборонительный блок) и создать глубину можно простыми разворотами. Часто пятёрка защитников сохраняет расположение по первому открытому мячу и удерживает линию даже при открываниях за спину, но дёргается уже по развороту или по второму открыванию в глубину обороны. Один из защитников проваливается на метр и тянет за собой остальных. С каждым новым разворотом линия раздёргивается ещё сильнее и хуже возвращается в первоначальное расположение, когда мяч закрывается.

 

Вторая проблема связана с первой – линия раздёргивается открываниями в недодачу и теряет компактность. В разных зонах защитники «Спартака» по-разному реагируют на движение в недодачу, и когда они выходят из линии, их можно умышленно вытягивать и отыгрывать в их зоны. Во-первых, защитники по бокам от выходящего из линии недостаточно хорошо сужают пространство за ним. Во-вторых – и для оборонительных принципов Витории это крайне важно – в линии появляется дисбаланс и возникает явная уязвимая зона для игры за спину.

Проблемы в подобных ситуациях регулярно начинаются с полузащиты – против «Спартака» проходят передачи шире опорных или между опорными, после чего один из защитников может выброситься из линии и разбить компактность.

Соответственно, явный тактический ключ под «Спартак» – много разворачивать владение, искать открытый мяч и под него делать открывания в разные стороны: и в недодачу, и за спину. В идеальном для соперника «Спартака» сценарии растягивается и верхняя пятёрка, и линия защиты. Так и было в матче против «Лестера».

Как индивидуальные ошибки и привычки смазывают впечатление от обороны?

Проблемы с компактностью усугубляются индивидуальными ошибками защитников, часть из которых – уже на уровне привычек. Выше мы разобрали Джикию с его шагом, опускающим линию, а привычка Жиго – выбрасываться из линии лицом без оценки, готовы ли остальные защитники страховать его и сужать пространство за спиной. Возникают ситуации, когда Жиго выбрасывается из линии одновременно с крайним центральным защитником, и за спинами остаётся большее пространство с меньшей подстраховкой.

Как и при Тедеско, особенно проблема проявляется при быстрых атаках соперника, когда тройка защитников страхует остальную команду. Жиго выбрасывается на мяч и пытается затормозить игрока с мячом, но раскрывает пространство за спиной. Для крайних центральных защитников ситуация снова безвыигрышная: оставаясь в своих зонах, они открывают большой коридор по центру для рывков за спину, сужая – открывают фланговые зоны, откуда можно на скорости тащить мяч в центр. На скорости сложно принять решение быстро и синхронно с другим страхующим защитником, из-за чего возможны коллапсы с разорванной линией или потерянными открываниями, которые очень сложно потерять в затяжной обороне, что и случилось с Рассказовым перед одним из голов «Лестера».

Ошибки Рассказова намного проще для анализа. Даже играя крайним защитником в четвёрке, Рассказов очень много запускал за спину из-за неверного расположения и неправильного начала перестроения при забросе. В более узкой позиции и при строгой игре в линию ошибка вылезает ещё чаще – Рассказов не чувствует траекторию открываний за спину и иногда просто теряет контроль соперника, фокусируясь только на мяче.

Здесь важнее не сам факт ошибок, а движение, приводящее к ним. При старте нападающего за спину (когда нападающий в поле зрения защитника) Рассказов держит корпус вполоборота с левой ногой вперёд. Для перестроения крайнего защитника во фланге, даже для страховки фланга из позиции крайнего ЦЗ это адекватное расположение, но заведомо неудобное против вбеганий внутрь – чтобы ускориться по такому вбеганию, нужно как минимум переложить корпус и потратить лишнее время, за которое атакующий игрок уже наберёт скорость. Плюс к этому Рассказов регулярно использует шаг вперёд при начале открывания, вероятно, для искусственного офсайда – но когда линия действует несинхронно, это бесполезно.

Что касается Макса Кофрие: очевидные преимущества бельгийца – цепкость и агрессия, за счёт которых он выключил из игры в двух дерби подряд Эджуке и Захаряна. Но в обоих матчах цепкость Кофрие помогала, когда он страховал Мозеса и встречал игрока с мячом широко. При обороне в линию качества Кофрие были бы полезнее для принципов Тедеско, чем для принципов Витории. Пока видно, что Максу тоже непросто перестраивать стиль с агрессивного, нацеленного на выходы из линии, в позиционный с удержанием линии – из-за этого он тоже может рано опускать линию, дольше остальных подниматься в линию (особенно при начале собственной атаки, когда нужно возвращаться в оборонительную структуру) или выдёргиваться, когда это не очень оправданно.

Почему и когда полузащита «Спартака» нагружает защиту?

В большинстве матчей после возврата к тройке ЦЗ «Спартак» защищается 5-2-2-1, реже – 5-2-1-2, но в обоих случаях Руй Витория вынужденно отходит от части оборонительных принципов при построении полузащиты, соблюдаемых в его любимой 4-4-2. Даже на теоретическом уровне сложно совместить монолитную пятёрку защитников, компактность между линиями и постоянный закрытый мяч. Это реально (и доказательство есть в Португалии – играющий 5-2-3 лиссабонский «Спортинг» Рубена Аморима), но для такой тактики нужна пара быстрых, подвижных и тактически дисциплинированных опорных… а пары таких игроков в стабильно сильной форме у «Спартака» нет.

Независимо от выбора оборонительной структуры с пятёркой, «Спартак» теряет в компактности. Хоть игроки верхней пятёрки и расположены близко друг к другу, но защита в 5-2-2-1 в среднем блоке – это защита в четыре линии, а не в три, что характерно для 4-4-2 Витории. Либо же команда может расставляться 5-2-3, но с некомпактными линиями. Вместе с потерей компактности появляются и явные уязвимые зоны внутри структуры – шире опорных и за инсайдами. В подобных эпизодах «Спартак» допускает или свободный приём между линий в полуфланге (если защитник не реагирует на открывание в зоне и не покидает позицию), или сломанную линию и возможность для игры за спину (если реагирует). Против быстро думающих игроков опорные не успевают закрывать мяч в этих зонах после приёма.

На уровне РПЛ проблемы полузащиты раскрываются слабо, потому что «Спартаку» при начале атаки создают мало структурных проблем. Когда красно-белые не применяют высокий прессинг, то встречают соперника в средней трети и дают разыгрывать мяч через защитников, концентрируясь на контроле игроков в центре и полуфлангах внутри пятиугольника 2-2-1. Раздёргать пятиугольник можно двумя способами: или растянуть через развороты, чтобы вывести на свободного игрока, или создать предложения между игроками внутри пятиугольника на разной высоте, где у «Спартака» возникнет непонимание, кто именно встречает какого принимающего.

Проблема проявлялась во всех матчах Лиги Европы: «Легия» и «Лестер» ловили на разворотах, «Наполи» – на неудобных позициях шестёрки и восьмёрки. Верхняя пятёрка растягивалась и постоянно допускала открытый мяч. В РПЛ такие структурные проблемы возникают намного реже – значит, проще перемещаться верхней пятёркой и закрывать мяч – значит, реже возникает открытый мяч – значит, передач за спины защитникам и вытекающих проблем тоже меньше.

Как более-менее адекватно оценить работу Витории?

Важный контекст в работе Витории: он не просто привил «Спартаку» свои оборонительные принципы, а поставил их после Тедеско с совсем другим взглядом на защиту, игрокам, которые никогда так не играли, и в футбольной среде, где такой подход тоже крайне непривычен. Очень показательно после «Лестера» в медиа выступил Гаджи Гаджиев насчёт ошибок Рассказова: «Любой защитник не должен упускать игрока за спину. Потому что если соперник принял мяч перед тобой, у тебя ещё есть какие-то шансы. А когда он принимает у тебя за спиной, твоя позиция уже отыграна». (Мне очень хочется связать эту цитату со стилем игры Джикии, которого научили играть так и никак иначе, без оглядки на линию, а переучиваться сейчас очень сложно – но мы не знаем точно, урок это конкретно Гаджиева по «Амкару» или других тренеров.) Людям сложно принять, что можно защищаться не высоко, но далеко от штрафной и очень компактно, что держать нападающего перед собой не обязательно, если мяч закрыт и линия держится стройно.

И ещё важно, что Витории постоянно приходится идти на компромисс в выборе тактики. Быстрый переход на 5-2-2-1 после первых неудач с «Бенфикой» и «Нижним Новгородом» – самый заметный компромисс Витории, но он вынужден подстраиваться и на уровне состава, и на уровне тактических принципов. В ряде матчей Руй выбирал план на игру, где из ряда проблем допускалась та, что меньше влияла на командную компактность, а слабости отдельных игроков лучше маскировались.

Показателен тактический план Витории на «Лестер» через фокус на принципах тренера – он частично отошёл от собственных оборонительных принципов, чтобы подстроить структуру под соперника в рамках возможностей состава и создать роли, знакомые игрокам. «Спартак» защищался 5-2-1-2, где Литвинов, Зобнин и Бакаев много двигались персонально по тройке центральных полузащитников «Лестера». Когда их отрезали после ротаций полузащитников или после смещений нападающих, чтобы перегрузить центр, один из тройки центральных защитников выдвигался к свободному игроку и ломал компактность в линии. Если после этого «Лестер» сохранял мяч – возникала возможность для игры за спину сломанной линии.

Тактическая идея «Спартака» здесь была ближе к футболу Тедеско, чем к футболу Витории, агрессия (пусть и в средней трети) – важнее компактности. Для любого тренера со стойкими принципами отступление от части из них должно быть тяжким, но при текущем наборе игроков у Витории не было другого выбора на этот матч, чтобы сохранять компактность и не отдавать без боя центр команде, которая умеет его перегружать. Например, для линейных 5-3-2, более подходящих под принципы тренера, не хватало подходящих центральных полузащитников и не нашлось бы места Бакаеву, самому яркому атакующему игроку «Спартака» сейчас.

На длинной дистанции Витория не отходит от собственных принципов, и в матчах РПЛ – где ниже скорости и меньше предложений за спину – оборона «Спартака» даже со всеми описанными проблемами работает лучше остальных в лиге. Красно-белые допускают меньше всех остроты с игры по xG (0,41 допущенных р90), реже всех в РПЛ допускают передачи из центра и полуфлангов своей трети. Абсолютно на каждом участке поля в двух верхних третях, если делить поле 6х5 с пятью вертикальными зонами, «Спартак» реже всех в лиге допускает владения через участок, завершённые ударами – все остальные команды РПЛ проседают хотя бы в 3 участках. В контроле доводки до ударов из самой острой для проникающих передач зоны, центра перед штрафной «Спартак» – тоже лучшая команда лиги и защищает участок на 14,1% лучше среднего по РПЛ. Сюда же ложится статистика офсайдов соперника.

Цифры обозначают разницу в доле владений через каждую зону, законченных ударом, относительно других команд РПЛ. Данные по итогам 10-го тура (не совсем актуальные, так как собираются вручную)

Грубо объясняя цифры, «Спартак» лучше всех в лиге удерживает соперника за пределами своей трети, и даже если пускает внутрь – выжимает в наименее опасные зоны и сильно для лиги блокирует продвижение из наиболее опасных. Даже при очевидных сложностях с удержанием компактности защита «Спартака» – сильнейшая в лиге, но это достижение ещё усиливается контекстом: год назад красно-белые были 9-ми по остроте допущенных шансов с игры (0,85 xGA p90) и защищались на своей трети очень хаотично (зато агрессивно и «зрелищно»).

Есть и поле, куда «Спартаку» ещё прогрессировать – длительные зимние сборы могут помочь Рую Витории с отработкой 4-4-2 и тотальной компактности структуры. Недостаток идей Витории с атакой очевиден и вряд ли исправим даже за время зимних сборов, но вскрывать «Спартак» может стать ещё сложнее.