«Саутгемптон» сохранил доверие тренеру после 0:9 и зоны вылета. Что из этого вышло | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике «Саутгемптон» сохранил доверие тренеру после 0:9 и зоны вылета. Что из этого вышло — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
АПЛ
18 июля , 17:18
18 июля , 17:18
«Саутгемптон» сохранил доверие тренеру после 0:9 и зоны вылета. Что из этого вышло
Артем Исаев – о работе Ральфа Хазенхюттля
Содержание
01Глава первая. Основные идеи и проблемы при владении – роль Хёйбьерга при владении в начале сезона – метания от 3-X-X к 4-X-X
02Глава вторая. Принципы одного из самых интенсивных прессингов и контрпрессингов в лиге – пример прессинга в 3-X-X
03Глава третья. Завершение периода поисков и 4-4-2 (4-2-2-2) – прессинг при 4-2-2-2 – устройство фланговых ловушек
04Коротко о некоторых принципах обороны в среднем блоке
05Небольшая история о том, как «Саутгемптон» разбивает игру на переходы, и что хорошего и плохого из этого выходит
06Глава четвертая. Основные принципы пост-ноябрьского «Саутгемптона» – пост-карантинный «Саутгемптон» – выводы

Для современного футбола редки истории, когда провальные по результату, но небезнадежные по игре отрезки не заканчиваются отставкой тренера. Ральф Хазенхюттль, казалось, был близок к тому, чтобы покинуть «Саутгемптон». Начало сезона выдалось неоднозначным, а к концу первой трети сезона команда была в зоне вылета, с кульминацией в виде 0:9 от «Лестера» на своем поле.

Так началась одна из самых интересных историй сезона. Хазенхюттля не убрали, а дали возможность исправить свои ошибки. В конце ноября Хазенхюттль наконец выбрал основную схему (окончательно перешел на модуль 4-4-2 (4-2-2-2) после не самых удачных попыток играть в тройку), установил окончательное ее наполнение (тогда как до этого метался в выборе исполнителей и в защите, и в атаке), подкорректировал некоторые аспекты игры с сохранением главных принципов и вытащил команду с последнего места в середину таблицы. Хазенхюттль показал, как бывает иногда важно доверять тренеру, если его принципы игры по каким-то причинам – из-за неудачного стечения обстоятельств, психологических проблем, реальных проблем в игре или всего вместе – временно не приносят результат.

Но и футбол «Саутгемптона» вне контекста тоже заслуживает разбора. Один из самых ярких представителей новой немецко-австрийской школы тренеров, основанной на прессинге и вертикализации игры, Хазенхюттль еще в прошлом году сделал «Саутгемптон» главной прессинг- и контрпрессинг-машиной лиги (возможно, после «Ливерпуля»). Выход за рамки немецкого и австрийского футбола (и концерна «Ред Булл») в такую лигу, как АПЛ, автоматически вызывает повышенный интерес к его работе. А «Саутгемптон», даже несмотря на мутные последние сезоны с точки зрения назначений и увольнений кардинально разных тренеров, все-таки известен своей грамотной и последовательной концепцией, что тоже вызывает дополнительный интерес.

В этом тексте не только разобрал основные принципы игры «Саутгемптона»-19/20, но и попробовал восстановить полную картину этого удивительного и сложного для команды сезона.

Глава первая. Основные идеи и проблемы при владении – роль Хёйбьерга при владении в начале сезона – метания от 3-X-X к 4-X-X

Первую треть сезона (август-ноябрь) «Саутгемптон» играл по трем основным схемам, сохраняя принципы, и плавно опускался на дно таблицы. Принципы игры Хазенхюттля – интенсивный прессинг и контрпрессинг (ориентировка на мяч, разбросанные по всему полю, но особенно на флангах прессинг-ловушки, огромная интенсивность, активные единоборства 1 в 1 при прессинге и контрпрессинге), вертикальный футбол с быстрой доводкой вперед (чаще всего длинной – переводы или передачи за спины/под скидку), создание моментов в переходах (прессинг и контратаки, навязывание переходов – те же длинные передачи вперед в расчете на подбор или создание моментов после контрпрессинга).

Рассмотрим подробнее сначала все, что не связано с прессингом – он заслуживает отдельного изучения.

Одним из главных вариантов для построения атак у «Саутгемптона» (и у Хазенхюттля по всей карьере тренером) были и остаются длинные передачи вперед. Обычно они работают по простой схеме – один вытянул игрока, другой вбежал в зону, или через сдваивание зоны на фланге и точный заброс на свободного игрока, под скидку или на ход. Также используются разные варианты для открывания зоны на фланге/в полуфланге для вбегания игрока передней линии из центра – перегрузы, скрещивания, подготовка зоны.

Когда не было явных свободных вариантов, пас часто следовал за спины без чёткого адреса, чтобы защитникам соперника было сложно сохранить его для команды: даже неточный пас может привести в итоге к скидке защитника чужому, выносу в аут или грубой ошибке – так Ингз забил «Ньюкаслу» в 16-м туре. Или отдавалась длинная в борьбу, но выстраивался качественный подбор. Даже если это был всего один игрок, он располагался лучше любого игрока соперника и имел шансы забрать мяч. Даже если соперник забирал подбор, «Саутгемптон» мог включить контрпрессинг.

Оба форварда обычно стараются располагаться в каналах между крайним и центральным защитником и на линии защиты соперника, в любой ситуации сразу врываясь за спины на грани офсайда. Нередко они притягивают внимание и крайнего защитника, освобождая зону на фланге для инсайда. Или, наоборот, инсайд прибегает к нападающим и перегружает линию обороны соперника (большой риск получить за спины).

Такое расположение форвардов провоцирует большое количество забросов в любых ситуациях. Это быстрые контратаки, резкие переходы владения, вертикальные атаки через передачи низом и просто позиционки. Плюс сами нападающие подходят под стиль – Ингз и Редмонд быстрые и хороши в движении, Адамс неплохо двигается в атаке, Лонг и Обафеми просто быстрые)

Но помимо подготовленных ситуаций, такая комбинация иногда вытекала и из безысходности. У «Саутгемптона» мало игроков, способных устанавливать прочный контроль под давлением: любой из центральных полузащитников заточен в первую очередь на объем и оборону, но не очень хорош под давлением. С центральными защитниками история похожая.

Одна из идей Хазенхюттля, чтобы обеспечивать более стабильный контроль хотя бы на фланге (чтобы без лишней циркуляции создать открытый мяч) – смещения центрального полузащитника на фланг вместо крайнего защитника. Это известная рокировка, плюсы которой – нет очевидных вариантов, как выдернуться за центральным полузащитником: восьмерка рискует оставить пространство в центре, вингер – упустить забегание крайнего защитника по флангу.

Обычно на фланг смещался Хёйбьерг, хотя так мог опускаться и Уорд-Прауз. Одной из проблем было отсутствие постоянных вариантов в развитии. Хёйбьерг далеко не так хорош как глубинный плеймейкер: он не особо выделяется по всем пассинговым метрикам в плане именно улучшения владения. Это средний разыгрывающий, главные качества которого раскрываются в игре без мяча. Но Хёйбьерг имеет другие важные плюсы для такой роли: он хорошо двигается без мяча (то есть после передач умеет грамотно подстроиться под дальнейшее продолжение), обладает хорошим игровым мышлением (умеет быстро увидеть очевидное продолжение, когда не нужно выбирать одно из многих) и способен хотя бы просто закинуть мяч вперед – иногда этого хватало. В итоге «Саутгемптон» имел несколько неплохих паттернов:

— Хёйбьерг просто смещается во фланг и далее ищет варианты в различных зонах по ситуации – в полуфланг отходит инсайд, по флангу открывается крайний защитник, нападающие открываются под забросы за спины. Но этот вариант сильно зависит от того, как открываются игроки впереди.

— Хёйбьерг отдаёт по флангу на фулбэка. Он сам при этом может дальше открыться под стенку или под розыгрыш на третьего, так как под фулбэка часто открыт инсайд, и уже он может довести мяч до датчанина. Хёйбьерг хорошо чувствует такие ситуации и всегда старается открыться под стенку.

— Хёйбьерг отыгрывается в стенку с Ромеу или инсайдом, которые открываются в центре (особенно если самого Хёйбьерга поджимают при приеме). Похоже на предыдущее, но тут нет непосредственно выхода из обороны, а скорее есть улучшение позиции для Хёйбьерга. В последнем примере дополнительно к этому – как это помогает при развороте атаки (и открывание Хёйбьерга, и позже открывание Уорд-Прауза), а в первом – пример того, как может развиваться атака после передачи во фланг на фулбэка (полуфланг оказывается открытым).

Как правило, это помогало «Саутгемптону» лишь установить более надежный контроль (у ЦЗ всегда был вариант с свободным игроком на фланге). Ни к чему более существенному это не приводило, и во второй половине сезона Хазенхюттль не так сильно задействовал эти паттерны. Это даже улучшило игру команды: два варианта в центре поля часто помогали команде выйти из-под прессинга на фланг и оттуда развивать атаку длинной передачей.

Но более важная функция такого приема – возможность использовать фулбэка выше. Поэтому иногда подобное смещение на фланг уводило соперника из зоны, и у ЦЗ открывалась линия передачи по диагонали на фулбэка/инсайда.

Владение в финальной трети и создание моментов были завязаны на индивидуальных качествах фланговых игроков. В команде есть разноплановые и очень сильные даже на уровне АПЛ дриблеры: Редмонд, Буфаль, Дженепо. Не раз они спасали игры: например, с «Уотфордом», в одной из ключевых игр сезона.

Осталось поговорить о постоянных сменах схем. Чисто внешне это самое очевидное отличие «Саутгемптона» начала сезона от пост-ноябрьского «Саутгемптона»: до конца ноября команда перепробовала схемы и с тремя защитниками (3-4-2-1, 3-4-1-2, 5-3-2), и с четверкой (4-4-2/4-2-2-2, 4-3-3), иногда меняя схемы по ходу матча (например, в проигранной 1:3 игре с «Борнмутом» Хазенхюттль трижды перестраивал команду: с 4-4-2 на 3-4-2-1, затем с началом второго тайма – на 4-3-3). Пропущенный второй гол в той игре – частично следствие этих перестроений: Беднарек, перешедший с позиции ЦЗ на позицию правого центрального в тройке, сместился широко на фланг за своим игроком, а Дансо (сменил позицию правого фулбэка на роль центрального в тройке), вероятно, располагался слишком широко от Беднарека, хотя должен был сузить. Образовавшуюся зону разорвал «Борнмут» простым включением Биллинга из глубины. Коллективная ошибка, но вызванная в том числе перестроениями по ходу первого тайма.

Схема сама по себе не так важна, как принципы игры, но постоянные изменения тоже сказываются на команде негативно. К тому же для 3-X-X у команды скорее не хватало подходящих кадров, учитывая такой интенсивный прессинг. При нем команда сталкивалась с логичными проблемами: ситуации 1v1 для тройки ЦЗ при длинных передачах соперника; неспособность защищаться на скорости и на большом пространстве крайний центральных защитников, что было необходимо в том числе при прессинге и контрпрессинге, где КЦЗ активно поддерживают остальную команду. Соответственно, нужны соответствующие крайние центральные защитники – умеющие обороняться на пространстве; если Беднарек еще в какой-то степени подходит для этой роли, то у Вестергора нередко были проблемы – он не быстрый, не очень координированный для этой позиции.

Однако после просмотра всего этого проблемного отрезка, по итогам которого команда опустилась на дно таблицы, не возникло ощущения безнадёги. Проигранный матч с «Ливерпулем» и ничья с «Манчестер Юнайтед» по качеству игры (в первую очередь прессинга) были на достаточно высоком уровне – «Сотон» мог брать больше. «МЮ» вообще не мог выйти из обороны весь тайм, заканчивая свой билд-ап потерей на фланге, где «Саутгемптон» душил фланговыми ловушками. На матч с «Ливерпулем» Хазенхюттль выставил неплохой прессинг-план и проиграл благодаря индивидуальному мастерству атаки команды Клоппа.

Главный бич команды Хазенхюттля, особенно в начале сезона – индивидуальные ошибки. Большинство проигранных (или ничейных) матчей – очень часто следствие глупых индивидуальных ошибок. Против «Бернли» два гола, решившие игру, пришли после ошибок Вестергора. С «Борнмутом» Ромеу зевнул на угловом самого опасного игрока «Борнмута» на стандартах, Аке, а затем вратарь и ЦЗ подарили гол Каллуму Уилсону. Против «Челси» первый гол пришёл с ошибки Ганна на выходе из ворот, второй – после невынужденной ошибки Беднарека (скидка головой чужому без давления). Даже третий гол в той игре, при счете 2:1 – вероятно, ошибка Валери, который не должен был так очевидно оставлять своего игрока на фланге и идти в прессинг: Жоржиньо был на открытом мяче и без давления, поэтому легко отрезал Валери забросом на фланг.

И это проблема не только начала сезона.

Эти проблемы уже были у Хазенхюттля в «Лейпциге»: и индивидуальные ошибки, и смены схем, и ротация в обороне. Вероятно, эти детали вытекают друг из друга.

Глава вторая. Принципы одного из самых интенсивных прессингов и контрпрессингов в лиге – пример прессинга в 3-X-X

Перейдем к прессингу – это главная особенность «Саутгемптона». Начнем разбирать прессинг и контрпрессинг с определения нескольких общих принципов прессинг-системы Хазенхюттля.

— Зональный/преимущественно зональный прессинг. Большая интенсивность только в финальной трети. Сильная ориентировка на мяч.

— Вытекающие отсюда акценты на прессинг-ловушках по всему полю. Команда загоняет мяч в зону, где готовится интенсивный прессинг сразу от нескольких игроков, перекрывающих все варианты для соперника – центр, обратный пас и пас вперед. Как следствие, очень четкие триггеры для всей команды.

— Очень активные единоборства (игра в прием). То есть команда не просто перекрывает зону/линию передачи, а именно вступает в отбор, постоянно оказывая давление, вынуждая действовать быстрее.

— Всегда прессинг с продолжением до вратаря.

— Продолжение прессинга при развороте атаки и перестроение всей команды в случае выпадения игрока из структуры. В случае разворота атаки или выпадения игрока вся команда быстро перестраивается, заставляя вернуть обратно или выбивать вперед – идет поддержка от опорника, крайних и даже центральных защитников.

— При контрпрессинге – очень высокая интенсивность (сразу в отбор). Плюс отличная реакция на развитие атаки (если соперник не готов к атаке вообще, и, например, сам себя запирает, «Саутгемптон» реагирует и бросается в прессинг на одного игрока сразу двумя-тремя своими, вынуждая просто бить куда попало).

— Очень много cover-shadow-прессинга (в том числе нужно, чтобы направлять атаки в нужные зоны), интерпретаций эпизода из полупозиций (когда на игроке висит два оппонента).

— В большинстве матчей – перекрытие всей линии обороны: форварды по паре ЦЗ соперника, инсайды по фулбэкам, с cover-shadow или переключением на опорника/восьмерку/ЦЗ по ситуации.

Помимо подготовки к сопернику и определения триггеров и участков наибольшей интенсивности прессинга (и других деталей), структура прессинга определялась в том числе схемой. Разберем более редкие схемы начала сезона – модуль 3-X-X. И далее будем разбирать не только общие вещи (они уже описаны выше, далее будут именно конкретные примеры, как это по-разному могло компоноваться в матче и работать), но и конкретные кейсы – прессинг-планы на матчи.

Команда начинала сезон по формации 3-4-2-1, но чаще выходила по схеме 3-5-2 и первый топ-перфоманс по прессингу был во втором туре с «Ливерпулем» (структура 3-1-4-2). Прессинг в этой игре не был интенсивным с самого начала матча. В основном команда включала активное давление только при розыгрыше «Ливерпуля» от ворот низом и при контрпрессинге, а в начале матча отходила к средней трети, не оказывая интенсивного давления.

Прессинг был завязан на сложных задачах восьмерок – Уорд-Прауза и Хёйбьерга. Они должны были ориентироваться и из полупозиций выбрасываться на фулбэков «Ливерпуля». Пас на ЦЗ перекрывал нападающий. Так «Саутгемптон» заставлял «Ливерпуль» бить вперед или искать восьмерку в полуфланге, на которую со спины выбрасывался вингбэк «Саутгемптона».

Более того, когда восьмёрка качественно перекрывала линию передачи на своего игрока в центре (то есть на восьмёрку «Ливерпуля»), а вингбэк оставлял вингера центральному защитнику (плюс перекрывал линию паса на него и реагировал по пасу на восьмерку), то фулбэка «Ливерпуля» могли поджать вдвоём. Принцип агрессивности в ведении единоборств сохранился, в основном оказывалось давление со спины в приём в средней трети.


Также «Саутгемптон» пытался построить ловушку для Фирмино (и для любого, кто открывается спиной к чужим воротам вглубь). Если касательно инсайдов это работало просто (опорный накрывал из-за спины и выбивал мяч/фолил/вынуждал отдать обратно), то на Фирмино в центре выдвигались сразу двое – Ромеу блокировал центр, вторая восьмерка (чаще всего Хёйбьерг из левого полуфланга) выдвигалась на блок ближайшего варианта или передачи в полуфланг, плюс оба готовились вступить в отбор.

Еще «Саутгемптон» всегда контролирует ошибки, неудобные передачи, безвыходные ситуации для игрока (спиной к воротам без вариантов сыграть назад и т.п.) и очень хорошо использует такие моменты для возврата владения. Например, к включению ловушек приводил такой триггер: первый эпизод на видео – неудобный пас; третий ­– прессинг со спины, когда соперник не видит этого (еще один пример такого – недавний гол в ворота «Манчестер Юнайтед»). Или к ситуативному прессингу в зоне – второй (неудобная скидка головой) и четвертый (неудобная ситуация для передачи назад и вытекающий из неё прессинг вдвоем со спины) эпизоды.

Другие расположение и функции игроков, но те же принципы – при схеме 3-4-2-1/3-4-1-2. Ключевая разница – в возможности лучше прессинговать тройку защитников (например, такая схема была в игре против «Шеффилд Юнайтед», где вся атака действовала по пятерке защитников). То есть вся тройка атаки способна плавно перестраиваться по всей тройке защитников плюс опорнику (дальний от мяча инсайд или одна десятка), а вингбэки и центральные полузащитники дают поддержку по флангам и в центре. Принципы устройства ловушек и прессинга не меняются.

К тому же эта схема удобна для Хазенхюттля с точки зрения игры с мячом (в том числе при переходах): два варианта в полуфлангах (и вообще насыщение центра и полуфлангов), гибкая атака (с одним или двумя нападающими), более гибкий билд-ап в тройке, как следствие, возможность качественнее готовить длинные и интереснее строить вертикальные атаки. Также эта схема хорошо подходит для интенсивного контрпрессинга, потому что минимум 5 человек сразу оказывается близко к мячу (особенно в центре поля), не допуская при этом серьезных разрывов: тройка защитников страхует, один из вингбэков всегда контролирует возможный перевод, дальний инсайд тоже может успеть переключиться.

Не будем останавливаться более подробно на этой схеме; в этом сезоне Хазенхюттль, как кажется сейчас, пришел окончательно к 4-4-2.

Глава третья. Завершение периода поисков и 4-4-2 (4-2-2-2) – прессинг при 4-2-2-2 – устройство фланговых ловушек

4-4-2 (4-2-2-2) Хазенхюттля следуют из общей философии Ральфа Рангника и системы Red Bull. Хазенхюттль играл по этой схеме в «Саутгемптоне» и раньше, в концовке прошлого сезона, и играл по ней в том числе в начале этого сезона, но окончательно схема закрепилась позже и в итоге принесла результат.

С мячом команда сохраняет те же принципы – акцент на длинных передачах, вертикальные атаки, атаки по флангам, акцент быстро доводить мяч в финальную треть, провоцирование переходов. В рангниковских 4-2-2-2 удобно доводить мяч длинными как по флангу, так и по центру, потому что в этой схеме хорошо поставлена система подбора, плюс связаны центральные защитники (удобно идти за спину и открываться глубже под прием). Но в особенности эта схема разрабатывалась под переходы и контратаки – насыщается центр и полуфланги, самые опасные зоны при переходных фазах игры и важные при контрпрессинге.

Чтобы разобраться в прессинге по 4-2-2-2 Хазенхюттля, определим общую структуру прессинга. Пара форвардов играет по центральным защитникам, с переключением на вратаря и на опорника, с перекрытием линий передач на центральных полузащитников/опорников. Инсайды обычно играют по крайним защитникам соперника (или переключаются на КЦЗ, если соперник использует билд-ап с тройкой в первой линии). Дальний от мяча инсайд закрывает дальнего от мяча центрального полузащитника соперника или опускается глубже для подстраховки. Но по ситуации они могут накрыть и центрального защитника в четверке – в тех случаях, когда один или оба нападающих выпали из структуры, при развороте атаки (принцип включения к сопернику с мячом ближнего к нему игрока по эпизоду).

Центральные полузащитники закрывают центральных полузащитников соперника или выбрасываются на них, по ситуации – на крайних защитников. Они регулируют пространство в центре, являются важным элементом во всех фланговых ловушках, перекрывают варианты в центре поля, участвуют в ловушках в центре, и их работа очень важна в контексте подстраховки группы атаки.

Важно, что структура очень гибкая: постоянные размены, включения ближнего к получающему мяч игроку (особенно в серии прессинг-ситуаций).

В прессинге при розыгрыше от ворот команда делится на две группы. Первая – шестерка игроков, которая прессингует, перекрывая все ключевые зоны в билд-апе соперника и оказывая давление на 6-7 игроков с постоянными переключениями.

Один из центрхавов обычно располагается чуть глубже, закрывает игрока соперника, который открывается за обозначенной выше группой игроков (обычно десятка), и также страхует команду при переводах или при выпадении одного или нескольких прессингующих. Пара центральных полузащитников располагается так, чтобы подстраиваться под развитие атаки: один чуть выше и левее, второй – глубже и правее, но по ситуации они могут заменить друг друга или оказаться на одном фланге/полуфланге.

Начальная структура прессинга при розыгрыше от ворот определяется схемой и устройством билд-апа соперника: например, в игре с «Арсеналом» это были 3-4-3 (Редмонд отходил к паре форвардов, правый фулбэков уходил в тройку защитников); в игре с МЮ – 3-2-3-2 (пара центральных защитников + фулбэк – второй фулбэк + опорник – пара инсайдов + центральный полузащитник – пара нападающих). На скрине ниже – как раз структура 3-2-3-2, из матча с МЮ в начале сезона.

Оставшаяся четверка защитников (+ к ним можно добавить опорника) поддерживает прессинг из глубины и в случае выхода соперника добивает его. Фланговые защитники душат вингеров и переключаются по ситуации на игроков в полуфланге (или даже поджимают крайнего защитника при резком переводе – тогда вингера закрывает ближний к нему центральный защитник). На фулбэках – одна из ключевых функций в выжимании соперника со своей половины при среднем блоке, а также отбор в ловушках. Центральные защитники всегда сдвигаются к флангу, страхуют крайних защитников и опорника (особенно в полуфлангах), и главное – очень плотно и жестко играют 1 в 1 и всегда играют проактивно. Без этого прессинг будет разбиваться.

На флангах работают прессинг-ловушки. Например, в уже упомянутом матче с «МЮ» при передаче от вратаря на центрального защитника первая пятерка начинала движение так, чтобы тот отдал правому защитнику (Ван-Биссаке). При передаче на Ван-Биссаку включался триггер – ближний к мячу нападающий закрывал ЦЗ, дальние инсайд и нападающий контролировали возможный перевод, Хёйбьерг – ближнюю к мячу восьмерку, Буфаль поджимал Ван-Биссаку и закрывал линию паса по флангу. На всякий случай там по флангу страховал Дансо. Десятку закрывал Ромеу. Команда забирала под контроль всю зону, не оставляя вариантов проблемному под давлением Ван-Биссаке.

Размены и переключения при прессинге хорошо видны в эпизоде ниже: прессинг, возможно, вышел не совсем удачным. Но нужно отметить, как гибко перестраивалась структура прессинга, несмотря на сложные перестроения и хорошую смену фланга от соперника. И здесь же сразу обратим внимание на контрпрессинг (начало видео).

Здесь же важно отметить изменение в расположении игроков, причиной которому – позиция Погба и разворот атаки (от ЛЦЗ до ПЦЗ). В такой ситуации за Погба не может отходить восьмерка (слишком далеко), поэтому опорник остается за нападающим (его закрывает Адамс). Соответственно, на второго центрального защитника должен выбрасываться инсайд, о чем уже было сказано.

Чуть более слаженные действия в подобном виде прессинг-ловушки видны в другом матче с «Манчестер Юнайтед», более свежем. Разберем пару примеров оттуда. Первый – ловушка на том же фланге, правом для «МЮ», специально для Ван-Биссаки. Редмонд закрывает Матича, по ситуации оказавшись в центре, Ингз – дальнего ЦЗ, билд-ап загоняется в Линделефа (на которого выходит Адамс) и затем в Ван-Биссаку. На Ван-Биссаку выбрасывается Бертранд. У каждого игрока, начиная с Магуайра, есть один явный вариант, каждый из которых последовательно включает триггер для игроков «Саутгемптона». Плюс важно, что «Саутгемптон» ловит «МЮ» на недопонимании: Линделеф и Матич не разобрались, как нужно выстраивать билд-ап в этой атаке.

Этот тип ловушки используется против билд-апа с тремя игроками в первой линии билд-апа и/или когда нужно особенно внимательно закрывать опорную зону, что входит в задачи одного из нападающих. В «МЮ» часто глубже опускается Матич, поэтому прессинг против этого «МЮ» (как и против любого билд-апа с тройкой в первой линии) нужно было выстраивать немного иначе – активнее подключать фулбэков, прессинговать ЦЗ (или опускающегося в первую линию опорника) одним из инсайдов.

Так же выстраивался прессинг при попытке перехода на среднюю треть и разворота владения. «Саутгемптон» выстраивается таким образом, чтобы два нападающих контролировали двух центральных защитников, расположенных правее центра, и перекрывали пас на Погба; Редмонд на фланге, где мяч, вместе с Ромеу закрывает игроков в полуфланге и готовится выбрасываться на фулбэка, если пойдет пас; Уорд-Прауз и Армстронг поддерживают структуру и готовы к развороту, если пойдет передача на Магуайра и затем на Матича, опускающегося глубже. Разворот атаки при этом провоцируют нападающие, оказывающие давление на ЦЗ и не дающие отдать в центр, где также готовится ловушка – на Погба готов выйти Уорд-Прауз (+ не исключено, что к нему же пошел бы Ромеу).

Финальная стадия прессинга – передача на Матича и затем передача серба на Шоу. Это два триггера для Армстронга к активному давлению сначала на первого и затем на второго игрока + триггер для Уолкера-Питерса (выход на Шоу) + триггер для Уорд-Прауза (сужает зону и действует по эпизоду из полупозиции, готовясь выскочить на Погба, на Рэшфорда или на Шоу, если он как-то выберется из ловушки). В итоге он отбирает мяч вообще у Матича, открывшегося под игру в стенку.

Конечно, Уорд-Прауз закрывает возможный вариант в полуфланге – в случае передачи туда также следует отбор.

Вернемся снова к матчу из начала сезона. Включение триггеров (и прессинг-ловушек) видно очень хорошо в одном из эпизодов: на видео ниже все игроки переглядываются, чтобы убедиться, что все заняли свои места, и после передачи начинают резкое выдвижение к своим игрокам или зонам. Нападающие контролируют ЦЗ на расстоянии (как и в моменте выше), как бы приглашая крайнего защитника отдать пас в ловушку. На этом же видео хорошо видны функции центральных полузащитников, их подстройка под развитие атаки соперника (Хёйбьерг идет на правый фланг, а не на левый, Ромеу – страхует зону за ним). Здесь же основной вариант ловушки на фланге – вингера соперника накрывает фулбэк, а остальные игроки загоняют мяч в эту зону и блокируют все ближайшие варианты.

Или еще один вариант – ловушка в центре поля. На предыдущих примерах на видео было видно (и до этого по тексту тоже об этом говорилось), как сужают пространство дальние от мяча игроки (инсайд и нападающий) и как подстраиваются под развитие атаки соперника Ромеу. Возможный вариант – открытие передачи на центрального полузащитника с фланга и резкий прессинг на него с двух сторон сзади.

И по матчу с «МЮ» снова выделим контрпрессинг. Например, после длинных передач и проигранной (или умышленно уступаемой) борьбы, вся атака и полузащита резко выдвигается в отбор. Логика та же: при прессинге/контрпрессинге всегда один из триггеров – неудобная ситуация для игрока соперника.

Говоря про неудобную ситуацию для соперника, нужно вспомнить еще два важнейших триггера для команды Хазенхюттля: первый пас вратаря после возврата владения (то есть вбрасывание рукой) и обратный пас при позиционных атаках, возвращающий команду на свою половину (об этом подробнее в следующей главе).

Прессинг после вбрасывания вратаря работает почти так же, как это работает, например, у «Лидса» Бьелсы. Вбрасывание вратаря (особенно когда у «Саутгемптона» много человек на чужой половине) редко рассчитывается таким образом, чтобы своему игроку было удобно, в случае давления, найти варианты. Это делается исключительно для того, чтобы начать быструю атаку, и не всегда у принимающего есть готовые варианты впереди.

Получающий мяч игрок, скорее всего, выберет один из двух вариантов: попробовать прокинуть мяч себе на ход или развернуться, придержать и отдать мяч кому-то из выбегающих в атаку игроков. Оба варианта устраивают «Саутгемптон»: против первого «Саутгемптон» берет количеством выбрасывающихся игроков (нередко сразу двое), а против второго включает контрпрессинг всеми, кто остался за линией мяча. Похожий принцип сработал в эпизоде с голом «Саутгемптона» в ворота МЮ в недавнем матче.

Коротко о некоторых принципах обороны в среднем блоке

Для этого возьмем игру с «Манчестер Сити» – по ней удобно проследить некоторые важные принципы позиционной обороны.

В той игре «Саутгемптон» отходил к центру поля и выстраивал прессинг при попытке «Сити» перейти в среднюю треть. Пара форвардов во многих ситуациях отказывалась от опеки на двух ЦЗ и плотно играла с Фернандиньо, вынуждая защитников двигать мяч на фланг, или с двух сторон напрягала Фернандиньо или Эдерсона, вынуждая двигать мяч на ЦЗ.

Особенно часто «Сити» строил свои атаки слева, через Стерлинга. Для Хазенхюттля важно, чтобы фулбэки плотно опекали вингеров, и любой пас по флангу обязательно заканчивался потерей для соперника или хотя бы передачей назад. В матче с «Сити» все было устроено так, чтобы пас по флангу на вингера приводил к возврату мяча обратно в первую линию билд-апа. Промедление – шанс отобрать мяч; пас в центр – риск попасть в ловушку.

Так «Саутгемптон» не давал «Ман Сити» регулярно проходить среднюю треть. При провале в прессинге включалась подстраховка ЦЗ, а при ошибках игроков «Сити» – прессинг-ловушки в полуфлангах. Обоих фулбэков плотно закрывали инсайды, поэтому пас на них всегда был риском. Отсюда возник гол Адамса.

Синхронное поднятие линии при передачах обратно в первую линию билд-апа – важный принцип, который можно раскрыть еще шире. Команда ловит не только обратные передачи, ставящие в тупик ЦЗ, но и развороты центрхавов или вингеров спиной к чужим воротам в поисках вариантов, или плохой скрининг. Все подобные ситуации «Сотон» использует либо для выжимания соперника со своей половины, либо для отбора.

В таких ситуациях «Саутгемптон» не просто поднимает линию, но загоняет соперника сразу в ловушку. Соперник после возврата в первую линию вынужден двигать мяч последовательно от ближнего к возвращающему мяч игроку (первому, получающему обратный пас) до другого фланга. Оба примера на видео идентичны: «Саутгемптон» загоняет мяч в противоположный фланг и ставит типичную ловушку в полуфланге.

Небольшая история о том, как «Саутгемптон» разбивает игру на переходы, и что хорошего и плохого из этого выходит

Закрепим все вышесказанное о прессинге несколькими показательными фрагментами из матчей этого и прошлого сезонов – к тому, как «Саутгемптон» бьет игру на переходы владения и что из этого выходит.

Возьмем большой пример – прошлый сезон и игра с «Тоттенхэмом», и конкретно первый гол «Тоттенхэма». Во многом именно наличие такого показательного примера вынудило меня отвести под этот важный пункт отдельную мини-главу, а не рассказать это кратко в другом месте.

«Саутгемптон» играл в том матче, как и большую часть той части сезона с Хазенхюттлем, по схеме 3-4-3 (3-4-2-1). Это был гибрид, когда при обороне в среднем блоке правый инсайд Уорд-Прауз становится восьмеркой, садясь глубже, а в низком блоке садится глубже и Редмонд, превращая схему в 5-4-1.

На видео ниже будет показано сразу 4 ситуации. Первая – прессинг «Саутгемптона»: разбор всей линии обороны, плотная игра центрхавов с центрхавами, и такая же плотная игра ЦЗ по игрокам атаки. Почти что персоналка – очень четкие задачи для игроков.

Затем – второй вид прессинга: «Саутгемптон» реагирует на удачную ситуацию для прессинга, когда «Тоттенхэм» не готов строить свою атаку и начинает ее очень глубоко (после выноса вратаря «Сотона»).

Третий эпизод – последствия второго. Получилось создать полумомент, пас в штрафную и попытку удара. Мяч у вратаря. Начинается контрпрессинг, потому что Льорис вводит мяч в игру рукой, но его команда не готова установить контроль. Важно: много игроков «Саутгемптона» еще впереди, в структуре «Тоттенхэма» еще хаос – четкий триггер для контрпрессинга.

Наконец, четвертый эпизод – создание второго перехода и последствия всего этого отрезка для «Сотона». С одной стороны, удалось навязать свою игру и создать две неплохие ситуации, но конвертировать их во что-то большее не получилось. А проблема после интенсивного прессинга – 3 в 3 для тройки ЦЗ, которая не так хорошо обороняется на пространстве. Итог – пропущенный гол.

Это отсылает к проблемам «Саутгемптона» после прессинга. Выход двух игроков за Фирмино в матче с «Ливерпулем», который мы разбирали выше – риск оставить открытым центр. Резкие выбросы защитников – риск (например, против той же атаки «Ливерпуля»). Стягивание на один фланг большого количества игроков при фланговых ловушках, с ориентировкой всей команды на мяч – тоже риск. Навязывать несколько переходов подряд, как в игре с «Тоттенхэмом» выше – риск.

Конечно, любой прессинг состоит из рисков. Но в «Саутгемптоне» это помножено на два: как из-за особенной интенсивности (равных которой немного примеров), так и из-за общего качества игроков сзади, не всегда грамотно поддерживающих прессинг, или небольших, но важных минусов системы (например, особенно по началу сезона – не лучшая подстраховка в центре). Такая система требует особенной, удивительной концентрации и сильных качеств в отборе и понимании игры у всей команды во всех игровых ситуациях, иначе идет провал. И требует очень сильной обороны (как тактически, так и индивидуально), потому что такой прессинг неизбежно ведет к серии переходных фазах для соперника, в которых много ситуаций 1 в 1, 2 в 2 и т.д., вилок для игроков. Нужно хорошее качество, учитывая уровень атаки в АПЛ почти у любой команды.

Отсюда нередкие провалы команды, отсюда же – очень приятное общее впечатление от матчей в начале сезона, но неудовлетворительные результаты. Запрессинговали один, два, три раза, но ничего не создали; затем пару раз провалились и пустили в свои; дальше надо отыгрываться – больше пространства сзади, еще больше переходов и т.д. Плюс функционально и психологически тяжело вытягивать такие матчи по понятным причинам. Поэтому внешне команда смотрелась интересно, но слишком часто создавала проблемы сама себе.

Разберем тот гол в матче с «МЮ», о котором не раз говорили. На видео ниже прессинг шел тогда, когда команда не была к нему готова: огромный разрыв в центре, расположение игроков неудачно еще при начале прессинга (передача на фланг открыта, Мактоминея закрывают двое, когда нужен только один), есть индивидуальные недочеты (ЦЗ не успевает накрыть в прием нападающего, Ромеу вышел на Мактоминея, оставив зону, но Хёйбьерг почему-то не заполнил ее, а пошел вперед и оказался выключен из эпизода). Вингер не прочитал ситуацию и не ушел глубже. Итог: переход, выход 2 в 1 на фланге и гол на индивидуальном мастерстве и немного на удаче.

Эта проблема была у Хазенхюттля и раньше, в том же прошлом сезоне, как мы видели на примере игры с «Тоттенхэмом». Его система не подразумевает провала при ловушке на фланге или в полуфланге: неудачная ловушка = разнос всего фланга и центра поля, особенно если немного выключилась подстраховка.

Но понятно, что то, что произошло с «Тоттенхэмом», может обернуться в пользу «Саутгемптона». Например, в игре с «Тоттенхэмом» в этом году навязывание переходов сработало в пользу «Сотона», но работало не через прессинг, а через длинные вперед – один из главных способов команды навязать игру, состоящую в большей части из транзишнов.

А получать максимум в переходных фазах помогает расположение игроков и открывания атакующей группы. Второе – в первую очередь расположение одного или двух игроков прямо на линии офсайда (об этом уже говорилось выше). Первое – история про перегруз центральной зоны и преимущество 4-2-2-2.

Теперь перейдем к изменениям «Саутгемптона» и новому «Саутгемптону». Когда команда решила играть только 4-2-2-2? Что именно изменилось, если вообще изменилось? Что нового есть сейчас, после паузы?

Глава четвертая. Основные принципы пост-ноябрьского «Саутгемптона» – пост-карантинный «Саутгемптон» – выводы

Мне кажется логичным видеть отправной точкой перемен и улучшения результатов именно игру с «Лестером». Это поражение шокировало многих, в том числе Хазенхюттля. Перемены после него были необходимы. Две игры после этого «Саутгемптон» снова играл с тройкой ЦЗ (с «Сити» и «Эвертоном»). Но в игре с «Арсеналом» 23 ноября «Саутгемптон» вышел в 4-4-2, в новом сочетании: оборона – Соареш, Беднарек, Стивенс, Бертранд – сохранится до конца сезона (только место ушедшего в «Арсенал» Соареша займет арендованный у «Тоттенхэма» Уолкер-Питерс); до конца сезона неизменным останется и основной набор в центр – Хёйбьерг и Уорд-Прауз. После нескольких матчей Хазенхюттль окончательно утвердит остальных игроков: слева Редмонд, справа Армстронг, в нападении – Ингз и Адамс/Лонг/Обафеми (единственная позиция, где была ротация, но сейчас место выбил Адамс).

Новый «Саутгемптон» сумел выйти из зоны вылета, выдав серию из 8 побед в 17 матчах до карантинной паузы, в сумме включая матчи после возобновления чемпионата (всего – 25 игр) набрав 37 очков. До этого в 12 матчах команда набрала только 8, выиграв лишь дважды.

Первое изменение, приведшее к таким результатам – стабилизация схемы и состава. Сложно судить, насколько именно это влияло на команду, не находясь внутри клуба, но, судя по всему, это влияло очень сильно и было чуть ли не ключевым фактором. Игра «Саутгемптона» глобально не изменилась, но ощущение от игры команды стало более цельным. Иначе не объяснить такую резкую смену тренерского стиля: 12 матчей подряд команда меняла состав и схему на каждый новый тур, а тут вдруг решила играть неизменным составом и схемой до конца чемпионата. Очевидно, Хазенхюттль понимал, что такая проблема существует. В своем желании сделать команду гибче тактически Хазенхюттль не уследил за тем, что игроки, по всей видимости, были просто не готовы к этому.

Второе, не менее существенное изменение – больше обороны в среднем блоке на своей половине, активный прессинг только у чужой штрафной плюс иногда по триггерам (возврат мяча на свою половину, неудобная ситуация для соперника на фланге + когда все игроки готовы к прессингу). В первых турах был более смелый футбол без мяча, за что «Саутгемптон» получал больше быстрых атак на свои ворота. При этом нет отказа от принципов, просто Хазенхюттль немного подкорректировал игру своей команды без мяча, сделал чуть более прагматичной. Команда стала более цельной, грамотнее выбирала моменты для прессинга, умела быстро отходить в средний блок.

Третье – работа над оборонительными переходами. Отследить точечные изменения без тактической камеры сложно, но бросались в глаза, во-первых, подстраховка дальнего инсайда и опорника (что по телевизионной картинке было как раз видно); во-вторых, очень неплохое понимание линии обороны, когда нужно было поджимать, когда отходить глубже. Это видно на ситуациях, когда работала качественная подстраховка ЦЗ. Нельзя сказать, что этого совсем не было раньше, но это стало стабильнее и убедительнее с переходом на постоянную схему 4-4-2 при обороне и на постоянную четверку защитников (Соареш – Беднарек – Стивенс – Бертранд).

Четвертое – игра с мячом. «Саутгемптон» и так достаточно просто строил свои атаки. Но, как показалось, только в этот период получалось значительно лучше разбивать игру таким способом на постоянные переходы владения, заставлять соперника ошибаться. Местами команда даже еще сильнее упростила игру, разбивая ее на удобные для себя переходы. Новые эксперименты с игрой с мячом стали проводиться только тогда, когда команда спаслась.

С другой стороны, «Саутгемптон», когда было нужно, не боялся контролировать мяч, активнее используя центр хотя бы при разворотах атак. Пример с голом в ворота «Челси» важный: в этом эпизоде «Саутгемптон» грамотно оценил ситуацию и решил сменить фланг, создав для себя переходную фазу на ровном месте («Челси» не смог сориентироваться).

Пятое – психологическая сторона. Психологически команда удивительным образом выбралась из глубочайшей ямы, и не секрет, что в подобных историях это почти ключевой фактор. Важнейший с этой точки зрения матч – с «Уотфордом» (волевая победа 2:1 за финальные 15 минут игры, первая победа после ужасной серии). Хотя важной была каждая игра (особенно – отрезок вокруг Boxing Day – за 7 матчей команда выиграла 5 раз, обыграв «Челси», «Тоттенхэм» и, самое главное, «Лестер», отомстив за унижение в конце октября).

Посткарантинный «Саутгемптон» делает больший акцент на игре с мячом, чем раньше. Об этом говорил и сам Хазенхюттль, объясняя, что после сохранения прописки команде уже нечего бояться и можно экспериментировать. Была заметна работа над контролем мяча в начале развития атак: в билд-апе 3-2 с широкой первой линией (первые шаги в этом направлении – как раз уходы ЦП на место фулбэка в начале сезона) теперь чаще третьим опускался крайний защитник.

Розыгрыш мяча через центр и перенасыщение центра были всегда одним из принципов игры «Саутгемптона», но в посткарантине добавился акцент на этом именно при позиционных атаках (например, это показательно в матче с «Брайтоном»). Больше игры через центральных полузащитников при давлении соперника, лучшее расположение игроков в атаке. Как одно из следствий – больше нацеленных и подготовленных диагоналей из глубины, больше игры между линий, больше удачных комбинаций в перегруженных зонах, больше смен флангов.

И в этой последней игре показательно, что «Саутгемптон» создавал опасность через контроль, но забил в транзишне (снова сработало открывание нападающего на линии защиты). Хазенхюттль строит команду, умеющую играть по-разному.

***

Хазенхюттль пытался сделать «Саутгемптон» гибче, но постоянные смены схем (и вообще модуль 3-X-X) оказались не лучшим вариантом, по крайней мере пока. Но Хазенхюттль точно сделал одну из уникальных команд лиги. Третья команда по интенсивности прессинга, третья команда по числу отборов в финальной трети – это очень серьезные успехи. Несмотря на провал в начале сезона, «Саутгемптон» закончил сезон спокойно. Настолько, что даже позволил Хазенхюттлю вернуться к экспериментам над командой –желание Хазенхюттля сделать главную прессинг-машину лиги гибче и интереснее с мячом очевидно.

Сейчас команде нужно усилить несколько позиций: однозначно нужны правый фулбэк (разыгрвашийся Уолкер-Питерс – неплохой вариант) и центральный полузащитник (под вероятный уход Хёйбьерга); в идеале – подходящий системе центрбэк, опционально – игроки в ротацию для группы атаки и в центр полузащиты, и, возможно, более сильный вратарь. Хазенхюттлю же стоит продолжать работу над гибкостью команды: наверняка, Хазенхюттль держит в голове вариант с возвращением к тройке защитников, когда команда будет к этому готова.

В любом случае, разбор «Саутгемптона» нельзя назвать окончательным. В следующем сезоне команда Хазенхюттля останется одним из самых самобытных проектов не только в контексте английского футбола.