Контекстуализация обводок главных вингеров-дриблёров РПЛ | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Контекстуализация обводок главных вингеров-дриблёров РПЛ — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
РПЛ
17 июня , 18:21
17 июня , 18:21
Контекстуализация обводок главных вингеров-дриблёров РПЛ
Сергей Титов – с докладом об обводках в чемпионате России.
Содержание
01Краткие вводные
02Цифры
03Русские дриблёры на хайпе: Лесовой, Зиньковский, Мостовой
04Хвича и Зурико
05Бериша и Роши
06Пространство для развития

Очевидный тренд развития футбольной статистики – уход в контекстуализацию и более подробное изучение различных элементов индивидуальной и командной игры. Оценка аналитика должна быть связана и с цифрами, и с визуальным впечатлением, но большинство данных, получаемых нами из открытых источников или со статистических платформ – не только минимально погружённые в контекст, но и требующие фильтрации. Из-за большого массива обрабатываемых данных статистические компании допускают много ошибок, а разные трактовки одного футбольного элемента окончательно запутывают нас.

Цифры могут максимально подробно раскладывать характеристики игрока и формировать его портрет на основе статистики, но только при сильном погружении в контекст. Мы постепенно работаем в этом направлении – например, изучали типологию ударов нападающих на основе типов атаки (например, здесь) и вычисляли, как часто из зоны каждого центрального защитника возникают моменты (здесь). Новая работа – подробный разбор действий главных дриблёров РПЛ: их типологии, эффективности и развития после успешной обводки.

Краткие вводные

Прежде всего я решил разделить дриблинг на две категории: обводки-улучшения и обводки-обыгрыши. Я изучал дриблинг по данным и тайм-кодам Wyscout, который очень лояльно проставляет обводки, особенно за эпизоды, где игрок улучшает себе позицию, но при этом не идёт в прямой обыгрыш – например, подрабатывает мяч перед защитником под удобную ногу. Такие эпизоды логически неверно смешивать с пробросом мяча между ног или уходом внутрь поля на развороте, когда игрок и улучшает позицию, и оставляет за спиной защитника. Поэтому здесь и далее обводки-улучшения – ситуации, когда игрок с мячом улучшает себе позицию, не пытаясь оставить соперника за спиной, а обводки-обыгрыши – ситуации, когда игрок нацелен именно на обыгрыш и лучшую численную ситуацию в развитии атаки.

Вторая деталь мини-исследования – деление поля на 30 участков, 6 по горизонтали и 5 по вертикали (то есть 3х5 на каждой половине). Каждой обводке проставлялись зоны, откуда игрок начинает эпизод и где заканчивает. Цели – выяснить, насколько хорошо дриблёр продвигает мяч вперёд: по вертикали, по диагонали внутрь поля или по горизонтали внутрь поля. Альтернативная цель – понять, куда игрок стремится доводить мяч после обводки. Зоны, куда шла передача (или, например, где была сделана вторая подряд попытка дриблинга), тоже отмечались.

Для изучения были выбраны вингеры команд Премьер-Лиги, преимущественно играющие широко на флангах в 4-2-3-1 или 4-3-3, отыгравшие более 800 минут и делающие 5+ обводок р90 по данным Wyscout. Таких игроков набралось 12. Инсайды в 3-4-3 не включены в исследование, так как интуитивно у них будут другие по сравнению с вингерами зоны приёма мяча, сделанных обводок и продвижения мяча в них, что сильно собьёт сравнительные характеристики (так что простите, Георгий Мелкадзе и Джоэл Фамейе, в другой раз). Включать сюда крайних защитников, восьмёрок или десяток – а под сорт игрового времени и количества обводок попали бы Айртон, Кучаев, Данченко, Зотов, Влашич, Зелимхан Бакаев, Алексей Миранчук – тем более некорректно, их правильнее сравнивать напрямую между собой.

Цифры

Прежде всего мы поиграемся с базовыми данными по дриблингу, частотой и эффективностью, но с делением на улучшающие позицию и обостряющие обводки. В том числе это даст информацию о склонностях игрока в дриблинге, об их оправданности.

Ось Х на графике – количество обводок-улучшений р90, ось Y – процент успешности.

– Король такого типа дриблинга – Магомед-Шапи Сулейманов. У него вторая доля обводок-улучшений относительно всех попыток: 66,7%, выше только у Антона Зиньковского. При этом и Зиньковский, и Роши, и Лесовой, близкие к Сулейманову по доле обводок-улучшений, в количественном отношении значительно чаще идут в обостряющий дриблинг. Шапи это не нужно, он идёт в обводку на одном доминирующем сценарии и очень эффективен в нём: смещения с широкой позиции на правом фланге к углу штрафной или чуть дальше в центр под рабочую левую с ударом. На уходе в сторону от защитника Сулейманов теряет мячи реже, чем кто-либо из топовых дриблёров РПЛ – всего 13,8% прямых потерь.

– Бериша и Кварацхелия наименее эффективны в обводках-улучшениях, причём у их недостатков разная природа: если Хвича при таком дриблинге держит слишком короткую дистанцию с защитником, то Бериша очень много играет на пробросах себе на ход по флангу, часто не рассчитывая траекторию проброса. При этом у обоих достаточно низкая доля обводок-улучшений – 57,2% у Бериши, 55,6% у Хвичи. То есть их дриблинг не построен целиком на действиях с низкой эффективностью.

Аналогичный график – по эффективности обводок-обыгрышей:

Те же Бериша и Кварацхелия наиболее часто прибегают и к обводкам-обыгрышам (что также связано и с общей частотой обводок), за ними – Вандерсон и Ломовицкий, единственный игрок в выборке, который чаще стремится именно обыграть соперника, а не улучшить позицию перед ним на ведении. В сочетании частоты и эффективности лучшие дриблёры лиги – Лесовой и Зурико.

Следующий график – оценка продвижения мяча вперёд по ходу дриблинга. За успешное продвижение считается движение на дриблинге на одну зону вперёд, по диагонали или по горизонтали внутрь поля (с фланга в центр). Из-за концепции 30 зон это неидеальный инструмент, не учитывающий, например, подобное продвижение с мячом внутри одной зоны. Но и в таком виде он помогает оценить характер дриблинга игрока – он движется к чужим воротам при дриблинге или нацелен на обводку ради обводки?

По оси Х – процент обводок-улучшений, при которых игрок продвигает мяч вперёд или внутрь поля. По оси Y – процент обводок-обыгрышей с тем же условием.

– Ещё одна тенденция по Сулейманову, дополняющая его портрет как дриблёра. При обводках-улучшениях он нацелен на горизонтальные смещения в центр, из-за чего продвигает мяч в более опасное пространство на топовом для РПЛ уровне: в 55,2% подобных обводок, 34,5% из которых сделаны внутри финальной трети (тоже лучший результат в лиге с огромным отрывом). При этом Сулейманов значительно реже, чем любой из дриблёров в выборке, продвигает мяч при обводках-обыгрышах, только в 31% случаев.

– Бериша и Роши – синхронно среди лучших дриблёров лиги по продвижению мяча в опасные позиции и при обводках-улучшениях, и при обводках-обыгрышах. Явная причина такой выборки – фланговый стиль грозненцев, с постоянной доводкой мяча до вингеров под ситуации 1v1. Оба любят пробрасывать мяч себе на ход, но с отличиями в технике и эффективности – разберём это чуть позже.

Главный контекст для формирования индивидуального портрета дриблёра: что он делает после успешных обводок? Здесь кроется много разнообразной и важной информации: насколько часто игрок теряет мячи после успешного дриблинга, на какое действие наиболее нацелен, при детализации – куда он доводит мяч в следующем действии.

На следующих двух графиках все успешные обводки-улучшения и обводки-обострения поделены на четыре группы по развитию дриблинга:

салатовый цвет – точный пас,

зелёный цвет – удар по воротам,

жёлтый цвет – любое другое успешное действие: навес, ещё одна обводка или заработанный фол,

оранжевый цвет – потеря мяча, а также неточный пас или навес.

Ещё несколько индивидуальных тезисов на основе этих данных:

– Оба игрока «Краснодара» из выборки, Вандерсон и Сулейманов – в топ-2 по частоте ударов после обводки-улучшения. В том числе это следствие массовых травм «Краснодара». В прошлом сезоне Вандерсон играл преимущественно справа, Сулейманов был его первой подменой, и Мусаев получал на фланге двух разноплановых вингеров: справа Вандерсон визуально сильнее нацелен на комбинации через короткий пас и смещения к лицевой. Из-за травм Классона и Кабелла «Краснодар» вынужден обращаться к альтернативным опциям слева – помимо Вандерсона, там регулярно играет Ману Фернандеш.

Слева Вандерсон тоже завязывает комбинации с движением внутрь поля под стенку (лучший пример – мартовский гол «Уфе»), но более заточен на такие же смещения с фланга в центр с ударом, что и Сулейманов. При этом Вандерсон чаще пасует под удар после успешной обводки-улучшения, чем Шапи: 4 паса против 0.

– Самые нацеленные на подачи игроки в выборке – Кабутов и Эль Кабир: Кабутов навешивает после успешной обводки-улучшения в 71,1% случаев, Эль Кабир в 65,4%. Оба в ситуациях 1v1 часто прокидывают мяч против встречающего защитника в более открытое пространство и подают вторым касанием, разница только в подготовке под рабочую ногу – Эль Кабир убирает под себя и подаёт с правой (с высоким процентом подач та же техника у Лесового), Кабутов прокидывает мяч себе на ход, так как играет на «удобной» стороне (аналогичный подход у Роши).

При этом между ними огромная разница в эффективности подач. У Кабутова 42,1% точных навесов после обводки-улучшения, 2 из них привели к голам, 2 – к ударам, ещё один стал предголевой передачей. Успешных обостряющих подач у Кабутова больше, чем у Эль Кабира точных – 4 из 34 (11,8%).

– На короткий пас после обводки-улучшения наиболее нацелен Зурико Давиташвили: использует его после 41% успешных попыток. Справедливости ради, большинство его передач направлены поперёк поля или на фланги, а из 7 передач, отданных после дриблинга в финальную треть, точными были только 3 (ни одной – в штрафную или под удар).

Аналогичный график по обводкам-обыгрышам. Общая тенденция обводок-обыгрышей – сильно снижается доля ударов (только у Ломовицкого она сохраняется на сопоставимом уровне), но повышается доля заработанных фолов, отражаемых в жёлтом столбике.

Давиташвили – лучший или в топ-3 лучших в выборке по доле каждого успешного действия: по ударам, по точным передачам и по другим успешным действиям. Учитывая, что Зурико практически избегает подач в штрафную, жёлтый столбик у него показывает только повторные успешные обводки и заработанные фолы. Также по доле точных передач после обводки-обыгрыша сильно выделяется Лесовой, по доле ударов – Зиньковский и Ломовицкий, по альтернативным полезным действиям – Сулейманов (за счёт заработанных фолов) и тот же Ломовицкий (с более пропорциональным распределением собранных нарушений и повторных обводок).

Теперь подробнее рассмотрим несколько командных или индивидуальных кейсов.

Русские дриблёры на хайпе: Лесовой, Зиньковский, Мостовой

Пример Лесового показывает, почему оценка дриблинга нуждается в контексте. Он выдаёт высокую частоту и большой процент успеха обводок в любом формате, но его обводки-улучшения малополезны. В 72,8% случаев Лесовой начинает их с широкой позиции на левом фланге, откуда либо перекладывает/пробрасывает мяч под подачу, либо смещается в центр под удар. При этом и подача, и удар Лесового недостаточно развиты, прежде всего это техническая проблема – при стремлении часто подсекать мяч внутренней стороной стопы он слабо поднимает мяч. Из-за этого его подачи и прострелы несложно снимать (в текущем сезоне из 39 кроссов после обводки-улучшения прошло всего 5), а удары летят низко и часто удобно для вратаря.

При этом Лесовой очень хорош в коротком подыгрыше и качественно подыгрывает накоротке после обводки любого типа. Тенденция особенно заметна на обводках-обыгрышах: после успешной попытки он чаще продолжает эпизод точным пасом, чем любой потерей мяча, нередко доводит мяч в штрафную (7 попыток, 5 успешных), после отданной передачи двигается под ответную. Особенно успешно это получается у Лесового при смещениях вглубь в полуфланг – он сближается с соперником, обыгрывает его движением внутрь поля и врывается в пространство между линий, после чего ищет адрес для передачи.

И здесь мы приходим к интерпретации роли Лесового: что, если он сам использует свои навыки недостаточно хорошо? По ходу сезона «Арсенал» сделал схему 3-4-2-1 второй основной, где Лесовой использовался левым инсайдом – роль, в которой можно чаще оказываться ближе к центру и завязывать игру накоротке. Но даже в такой благоприятной роли Лесовой слишком часто отваливался широко на фланг, откуда или подавал в штрафную, или смещался под удар, реже – двигался внутрь поля для подыгрыша. У Лесового есть признаки высокой эффективности и обводок, и продолжения в полуфланговой, а не широкой позиции, так что сейчас как дриблёр (и вообще как игрок атаки) он далеко не раскрыт.

Зиньковский чаще остальных игроков в выборке использует обводки-улучшения с высоким процентом успешности – обычно это смещения с широкой позиции в полуфланг, реже подработка мяча под рабочую ногу в широкой позиции. Зиньковский уже сделал себе репутацию игрока, нацеленного на удар со смещения в центр, но на самом деле он в равномерных пропорциях продолжает обводки-улучшения ударом, навесом и передачей: 22,5%, 33,8% и 32,4% эпизодов соответственно. Просто удар является его наиболее эффективным инструментом.

Зиньковский конкретнее Лесового при улучшении позиции, но если удар у него действительно поставлен, то подача в динамике на том же уровне развития, что и у Лесового, только с другим недостатком. При подготовке подачи под давлением защитника Зиньковский опускает голову и не оценивает расположение партнёров в штрафной, плюс часто как бы выгребает мяч из-под себя перед навесом, что тоже влияет на качество подачи.

Андрей Мостовой даже сильнее, чем Зиньковский, нацелен на удар при улучшении позиции – заканчивает ударом 31,4% обводок-улучшений. Бонус – удар с обеих ног: правда, с левой он бьёт преимущественно из штрафной площади, а в глубине даже после приёма в левом фланге или полуфланге Мостовой ищет смещение под правую ногу. Также Мостовой при любом варианте дриблинга лучше собирает фолы, чем Лесовой и Зиньковский, и активнее использует обводки сериями, по две и более подряд.

Явный недостаток Мостового – низкое качество подач после обводки даже на фоне Лесового и Зиньковского: 13 попыток, ни одной точной. Ещё можно придраться, что у Мостового сильное понимание комбинационного футбола, но в первую очередь на уровне открываний – даже при Точилине без чёткой структуры атаки Мостовой создавал треугольники на левом фланге вместе с Кудряшовым и Бурмистровым, прорывался к углу или боковой части штрафной через стенки. Двигая мяч самостоятельно через пас, Мостовой менее полезен. Врываясь на свободное пространство после успешного дриблинга, он или пасует в ноги партнёру, заставляя его тормозить и сбивая скорость атаки, или – когда он входит в штрафную – стреляет в центр в надежде, что мяч дойдёт до кого-то из партнёров.

Хвича и Зурико

В марте Саша Дорский общался с Романом Шароновым и подготовил блок вопросов о дриблинге Зурико Давиташвили и Хвичи Кварацхелии. Ответы тренера подтверждаются контекстной статистикой дриблинга грузин, так что будем чередовать тезисы Шаронова и цифры.

Шаронов ставит Зурико выше Хвичи по двум причинам – более острый дриблинг по продвижению мяча и более зрелые решения в развитии. В интервью Шаронов дважды употребил термин «вертикальный дриблинг», отмечая в нём сильное преимущество Зурико. Оно заметно на предыдущих графиках: Давиташвили и по эффективности обводок обоих типов, и по продвижению мяча в обводках-обыгрышах – топовый дриблёр для РПЛ. Он делает много горизонтальных и диагональных смещений с фланга в центр, а также лидирует в выборке по доле успешных обводок, в которых продвигал мяч в более опасные позиции по горизонтали и диагонали внутри финальной трети. Также Зурико за счёт очень плотного контроля мяча мало теряет мячи при дриблинге любого типа.

Давиташвили практически избегает подач в штрафную (в отличие от Лесового и Зиньковского, он в целом даёт низкий объём навесов после дриблинга – 0,48 р90), а на смещениях в центр больше заточен на пас, чем на удар, причём даже в обводках-улучшениях: для инвертированного вингера это редкий подход. Небольшой недостаток, над которым можно работать – направление и качество передач Зурико после обводки. В текущем сезоне у него только 4 попытки паса в штрафную после дриблинга, все – неудачные, и самая острая зона, в которую он доводит мяч – центральная ось в финальной трети до штрафной. Но даже на фоне этого Давиташвили – элитный для РПЛ дриблёр и по качеству дриблинга, и по продолжению.

Кварацхелия сильно уступает Давиташвили в эффективности решений после успешного дриблинга, и здесь в понимании поможет ещё один тезис Шаронова: «Зурико обыгрывает там, где есть пространство. Хвича обыгрывает иногда ради самого обыгрыша. Нужно отдавать передачу, а он идет в дриблинг, нужно идти вертикально, а он обыгрывает – да, такое есть». Кварацхелия с отрывом от других игроков в выборке прибегает к повторным обводкам после первой успешной – в 25% случаев (следующий после него – Ломовицкий с 22,6% повторных обводок).

Интересно, как Хвича и Зурико будут делить игровое время на длинной дистанции с зимними новичками «Рубина», Солтмурадом Бакаевым и Макаровым (Зуев, переведённый Слуцким на позицию левого защитника, и Ташаев выпадают из конкуренции), и как изменится контекст обводок казанцев. Если потенциальное влияние Макарова легко читается, и он станет одним из самых бьющих после обводки игроков РПЛ, то у Бакаева есть потенциал для трансформации в уникального для лиги дриблёра. В ФНЛ он шёл в обводку-обыгрыш чаще, чем любой из игроков в выборке, забрасывал за спины защитникам по ходу движения после дриблинга (тоже уникальное умение для РПЛ). Плюс у него необычная манера дриблинга в сжатых пространствах, перед боковой и лицевой линией: он делает серию разворотов в разные стороны вокруг защитника, плотно контролируя мяч, и уходит на развороте от соперника, когда раздёргивает его, заставляя потерять позицию или координацию.

Бериша и Роши

Пара дриблёров «Терека» – самая разнообразная среди представленных, при этом только у Шалимова Роши котируется на одном уровне с Беришей, а не ниже его. Конечно, на это влияет рост результативности Роши, связанный с более активным комбинированием в треугольниках на правом фланге, чем в предыдущих сезонах, когда доминирующим краем был левый. Но разница в восприятии игроков объясняется очень легко – Бериша более эгоцентричен и чаще берёт игру на себя, из-за чего его стиль выглядит ярче для нейтрального зрителя. Отчасти это связано с частотой и агрессией дриблинга Бериши: по частоте обводок за 90 минут он вообще лучший в РПЛ, плюс он в любом соотношении (и количественном, и процентном) много обыгрывает 1v1. Это более рискованная, но и более яркая манера дриблинга.

Другой влияющий на восприятие фактор – склонность Бериши на индивидуальные действия после обводки. Так как косовар играет слева с правой рабочей ногой, он делает очень мало попыток подач в штрафную после успешной обводки (12,6% от общего количества обводок), при улучшении перед защитником под рабочую ногу он нацелен на удар. Кроме того, в 20,7% случаев, то есть чаще, чем в каждом пятом эпизоде, Бериша после успешной обводки делает ещё одну, продолжая улучшать позицию. Из дриблёров в нашей выборке только Кварацхелия и Ломовицкий сильнее нацелены на две обводки подряд, чем Бериша. Ещё 12,6% обводок Бернарда заканчиваются заработанным фолом.

При такой активности в дриблинге Берише сильно не хватает продуктивности. Его обводки можно разделить на два больших подтипа – проброс мяча себе на ход и резкий уход под правую ногу. При этом, пробрасывая мяч, Бериша недостаточно контролирует его, несколько раз за один эпизод подбивает мяч себе на ход и бежит. При такой манере дриблинга часто возникают ситуации, когда Бериша неудачно попадает по мячу и пробрасывает мяч не на ход, а в аут, слишком далеко пробрасывает мяч и не догоняет его. Когда Бернард резко уходит под правую ногу и не расстаётся с мячом сразу, а продолжает движение, то тоже не контролирует мяч, слишком далеко отпуская его из ног.

Дриблинг Роши гораздо менее заметен на фоне Бериши. Он значительно сильнее нацелен на обводки-улучшения (66,7% от общего числа обводок, как и у Сулейманова, только Зиньковский использует их ещё чаще) и в них использует один явный сценарий: проброс к лицевой линии – подача или прострел в штрафную следующим касанием. Навесами заканчивается 33,8% обводок-улучшений Роши, точными стали только 8,1%, но все привели к ударам. В обводках-обыгрышах Роши, как и Бериша, нацелен на проброс мяча вперёд по флангу, но пробрасывает не в несколько шагов на короткие дистанции, а достаточно далеко, если за спиной защитника большое свободное пространство. Бонус Роши к скорости – длинные ноги и длинный шаг на скорости, позволяющий съедать фору защитника.

Пространство для развития

В первую очередь исследованию не хватает выборки по всей лиге, которая помогла бы лучше оценить частоту и эффективность дриблинга относительно РПЛ и среди всех игроков, и среди представителей конкретной роли. Мы можем делать выводы об эффективности или неэффективности дриблёров, представленных в выборке, только на фоне этих 12 игроков, хотя по некоторым параметрам даже визуально очевидны игроки, которые выделялись бы в этой выборке в определённых контекстах. Навскидку – Димитров, уже покинувший «Урал», в контексте подач после обводок-улучшений. Для выборки по всей лиге нужно собирать данные с первого тура по каждой попытке обводки: идея сформировалась только в зимнее межсезонье и пока что была обречена к изучению узкого круга игроков.

Второй важный момент – контекст дриблинга всё ещё нуждается в дополнении. Например, стоит отмечать скорость атаки, так как в высокой плотности сложнее успешно идти в дриблинг, чем в быстрой атаке (это может оправдывать недостаточную частоту обводок-обыгрышей у Вандерсона и Сулейманова, которая без этой переменной выглядит, как однозначный минус). Возможно, стоит отдельно размечать неточные передачи, неточные навесы и потери после продолжения ведения, а не сгребать все потери в один параметр.

Тем не менее, уже в таком виде контекстная статистика помогает сформировать более чёткие портреты дриблёров – и по характеру дриблинга, и по предпочитаемым продолжениям, и по эффективности решений.

Если у вас есть идеи, как можно дополнить контекст, предлагайте их в комментариях к тексту или в нашем паблике Вк.