Отвечаем на вопросы: работа Артеты и Виллаш-Боаша, ожидания от Соболева | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Отвечаем на вопросы: работа Артеты и Виллаш-Боаша, ожидания от Соболева — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
АПЛ
Отвечаем на вопросы: работа Артеты и Виллаш-Боаша, ожидания от Соболева
Обратная связь от авторов «Контрпресса».
Содержание
01Как изменилась игра «Арсенала» при Артете?
02Ваше видение по работе Виллаш-Боаша в «Марселе»?
03Подходит ли Соболев под стиль "Спартака" и в чем его стилистические особенности?
04Почему Луценко эффективно заиграл в тульском «Арсенале»?

После перезапуска сайта мы решили использовать новый формат – ответы на ваши вопросы, которые мы собирали в соцсетях (Вк и Твиттер), в конце каждого месяца. Сразу отметим, что и здесь, и далее будем отвечать на 4-5 вопросов, причём которые не будут дублировать наши запланированные на ближайшее будущее тексты. Из интересного, что вы спрашивали, но сюда не попало – разбор проблем прессинга «Манчестер Сити» (на днях будет в нашем паблике) и анализ работы Жюльена Стефана в «Ренне» (в нашей команде только один автор видел много матчей команды, и он отвечал на другой вопрос).

Читайте и подкидывайте обратную связь. В феврале мы тоже будем собирать вопросы, но уже немного в другом варианте.

Как изменилась игра «Арсенала» при Артете?

Отвечает Артём Исаев

Работа Микеля Артеты в «Арсенале» пока выглядит успешной: у команды появился свой стиль игры, баланс, интересные идеи в атаке, неплохие для месяца работы билд-ап, выход из-под прессинга, прессинг и контрпрессинг – всё, чего не было совсем или было, но не на таком уровне при Унаи Эмери.

Структура игры команды уже была описана в разборе дебютного матча – её суть сохранялась и дальше, иногда меняясь в сторону упрощения игры. Асимметричные 4-2-3-1 с высоко поднятым левым фулбэком Сака и чаще инвертированным фулбэком Мэйтлендом-Найлзом; гибкий билд-ап, когда в составе играет Джака – переходы от 2-3 к 3-2 с Джакой широко слева, создание перегрузов и быстрые переводы; W-образное расположение игроков в атаке – заполнение всех каналов, со взаимными сменами позиций.

Как уже было отмечено в той же заметке, Артета перенес основные принципы игры «Манчестер Сити», немного видоизменив их внешне под реалии «Арсенала»: два опорника, необходимые команде для баланса – Гвардиола играет с одним; вытекающие отсюда смежные роли Джаки и Обамеянга, выполняющего функции восьмёрки из структуры игры «Ман Сити», т.е. заполняет полуфланг, и флангового нападающего, т.е. врывается в штрафную, сдваивает нападение с Ляказеттом уходит широко или открывается за спину, когда Ляказетт отходит в полуфланг.

Билд-ап «Арсенала» при хорошем высоком прессинге соперника – несколько передач между защитниками и переводы ЛЦЗ Луиза направо/забросы по флангу слева. Два опорника открываются в середине и полуфлангах – если прессинг неструктурированный, выход идет через них. Пока именно билд-ап скорее проблемное место этого «Арсенала», что логично как из-за уровня игроков обороны и центра полузащиты в игре с мячом под давлением, так и из-за недостаточного тренировочного времени для Артеты.

В том числе поэтому, разыгрывая от ворот, «Арсенал» стремится быстро перейти центр поля: Нелсон/Пепе открываются широко и высоко справа – их задача забегать за спину крайнему/центральному защитнику, когда мяч доходит до Мэйтленда-Найлза, который сразу бьет по флангу или отдает Озилу в полуфланг. Обамеянг и Ляказетт открываются под передачи по левому флангу, сбрасывая друг другу, на опорников, на левого защитника.

При владении у центрального круга «Арсенал» не всегда использует структуру с инвертированным защитником, но суть всегда сохраняется. Если Мэйтленд-Найлз уходит в полуфланг, то развитие атаки идет через открывающегося в ширине Нелсона (который, соответственно, имеет больше вариантов в центре – см. упоминавшийся уже пост); если Найлз играет широко, то развитие атаки идет через взаимодействие тройки на фланге. Если атака перешла на левый фланг (часто – из перегруженного правого фланга), то врубаются паттерны (подробнее о которых ниже); если атака изначально развивалась слева, то так же могут работать паттерны, или идет перевод в другой полуфланг из перегруженного левого, где Озил отлично ищет зоны.

Иногда «Арсенал» не стремится взламывать блок низом: например, в игре с «Кристал Пэлас» вся игра была построена на забросах на инсайдов/левого защитника с креном таких передач на левый фланг, а также на передачах низом под прием на нападающего – так был забит гол.

Атака «Арсенала» построена на удивительных для нескольких недель работы Артеты взаимодействиях игроков. Есть несколько четких паттернов слева и справа.

Основные паттерны слева – передачи во фланг на фулбэка, где Обамеянг регулярно смещается в центр, освобождая зону для забегания; взаимодействие Обамеянга с Ляказеттом: форвард «Арсенала» часто открывается глубже в полуфланг, открывая зону за спиной Обамеянгу или готовя зону для самого себя – дальше возможны разные варианты, например, как на скринах ниже.


Паттерны справа устроены на взаимодействии Озила, Нелсона/Пепе и Мэйтленда-Найлза. Кроме простых забеганий по флангу (Озила за спину вингеру, или вингера в зону на фланге), есть такие комбинации:

— после серии передач Нелсон/Пепе может уйти в центр, а Озил сместиться на фланг – тогда передача Мэйтленда-Найлза на Озила открывает возможность взломать фланг дальнейшим пасом по бровке на забегающего из полуфланга вингера.

— вариант с забеганием вингера в полуфланг, после смещения Озила на фланг.

— один из самых диких вариантов прошел в игре с «Манчестер Юнайтед». Удалось взломать фланг подключением Мэйтленда-Найлза в зону на фланге с позиции инвертированного фулбэка.

Последнее – прессинг и контрпрессинг. Артета заставил игроков отрабатывать во всех моментах, благодаря чему многие базовые принципы работают неплохо. При потере мяча игроки сразу вступают в отбор и перекрывают все ближайшие варианты, фланговые игроки сужают и накрывают игроков соперника в полуфлангах; когда этого не происходит, Артета сильно недоволен и регулярно взмахивает руками на бровке – особенно, когда не удается прижать соперника на фланге.

Прессинг также отрабатывается, хотя по-прежнему «Арсенал» не может стабильно выдерживать интенсивность и часто предпочитает встречать глубже: по PPDA команда выдала только два неплохих матча – с «Кристал Пэлас» и «Борнмутом», где скорее приходится говорить не о качестве прессинга, а об уровне соперника. Но, например, неплохо отработан фланговый прессинг: Ляказетт напрягает ЦЗ, Озил перекрывает опорника, Торрейра берет опускающуюся ниже восьмёрку, а Нелсон реагирует по триггеру – передаче на фулбэка.

«Арсенал» еще будет развиваться и сталкиваться с проблемами. Интересно последить за тем, будет ли Артета развивать структуру игры Гвардиолы дальше – после предсезонки или с появлением подходящих кадров, или продолжит прививать «Арсеналу» идентичность своими идеями, пусть и на скелете структуры «Ман Сити»; хочется увидеть в этом составе Себальоса (который точно может дать качество в прессинге и быть полезен в построении атак – то есть, по вводным это почти идеальный игрок для баланса в структуру игры Артеты) и посмотреть на развитие молодых игроков при Артете: пока его идеи на конкретных примерах (Сака как фулбэк, Мэйтленд-Найлз как инвертированный фулбэк, Мартинелли, выполняющий роль Обамеянга, интуитивно ожидаемое развитие Нелсона и Пепе) как минимум интересные.

Ваше видение по работе Виллаш-Боаша в «Марселе»?

Отвечает Сергей Титов

Виллаш-Боаш работает качественно, но не на топ-уровне, который требуется, чтобы составлять конкуренцию «ПСЖ» во французской лиге. Помимо класса игроков, у парижан есть важный игровой бонус – качественная работа Томаса Тухеля над структурой владения, помогающая разбивать низкие блоки. «Марсель» наравне с «Лионом» наиболее близок к «ПСЖ» (насколько это возможно с учётом разницы в бюджетах) по качеству атакующих игроков, но значительно хуже проводит матчи, где соперник отдаёт территорию.

Лучший компонент игры «Марселя» при Виллаш-Боаше – высокий прессинг. Дело не только в интенсивности (2-я в лиге после «ПСЖ», причём держится на одном уровне в домашних и гостевых матчах), но и в адаптивности: по решениям игроков видно, что Виллаш-Боаш моделирует на тренировках различные ситуации для прессинга и после его старта. У «Марселя» нет чётких триггеров и задач для конкретных игроков – так, на передачу от одного центрального защитника другому может реагировать и Бенедетто, и одна из восьмёрок (Сансон/Ронжье), и вингер. Для Виллаш-Боаша важнее перестроение команды после реакции на триггер, как в высоком прессинге (разбирая всех ближних игроков 1v1), так и в среднем блоке (один из полузащитников покинул позицию – значит, должны перестроиться остальные игроки в линии). В этом компоненте игроки, составляющие пятёрку прессингующих «Марселя», быстро и правильно перестраиваются за партнёром. Плюс за пятёркой по ширине поля подчищает опорный, Стротман или Камара, а ниже помогает высокая линия обороны.

Адаптивность выражается и в подстройке прессинга под соперника – и высоты, и агрессии в ситуациях 1v1. За счёт этого Виллаш-Боаш уже навязывал неудобный сценарий игры закрытым командам, использующим низкий блок. Главный пример – гостевой матч с «Анже»: ОМ выстраивался 4-1-4-1 без мяча с пятёркой игроков за центральной линией, перекрывал центр и полуфланги, но при этом не прессинговал ЦЗ агрессивно и увеличил количество подобных ситуаций, отдав сопернику мяч. «Анже» – одна из самых глубоко обороняющихся команд лиги с 19-м процентом владения – оказался совсем не готов к подобному сценарию.

Пример высокого прессинга, которым «Марсель» задушил «Бордо» (24-3 по ударам и гол после прессинга от ворот)

Пример альтернативной структуры прессинга, против «Анже»: 4-1-4-1 с перекрытием центра и полуфлангов на центральной линии, без активного давления

Структура владения «Марселя» выстроена слабее. В билд-апе Виллаш-Боаш использует базовые для 4-3-3 идеи – формирование треугольников, периодические смещения Стротмана/Камара на одну линию к центральным защитникам, помощь одной из восьмёрок (Ронжье) под давлением. Идея АВБ – растягивать блок соперника передачами через дом и затем доводить мяч между линий вертикальной передачей. Но структура ломается, когда «Марселю» мешают разыгрывать мяч. Против прессингующих команд ОМ сбивается на лонгболлы и поиск подборов, а против средних/низких блоков, не растягиваемых в центре, перед первой линией прессинга соперника часто оказываются по 5-6, иногда даже 7 игроков, или формируется U-структура.

Следствие – дефицит идей, как вскрывать соперника в позиционных атаках. Основная острота завязана на фланговых взаимодействиях: перегрузы одного из флангов 4-5 игроками (как с проникающей в перегруженной зоне, так и с переводом на дальний край под 1v1 через Стротмана/Камара), стенки крайнего защитника и вингера, смещения с фланга в центр к зоне 14 под удар, в основном от Пайета. В штрафную «Марсель» часто доводит мяч через прострелы и катбэки, и заполнение зоны 11 метров, куда обычно идут передачи с флангов, тоже ситуативное, без явного замыкающего.

Ещё интересная деталь во фланговой игре «Марселя» – в финальной трети крайние защитники, Амави и Сакаи, периодически вбегают в полуфланги под проникающие передачи из глубины, после чего тоже простреливают или пасуют к 11-метровой. При этом в развитии позиционной атаки они не занимают позиции ложных фулбэков, а располагаются очень широко. Часто, долго не получая мяч, и вингеры стягиваются близко к КЗ, нарушая структуру.

Из-за серии проблем при владении матчи «Марселя», где команда контролирует территорию, сложно смотреть: медленный и стерильный контроль мяча, минимум идей в финальной трети, минимум моментов и их стихийный характер. Команде Виллаш-Боаша комфортнее создавать либо в контратаках, где помогает скорость и техника Пайета, Радоньича, Сансона, либо после высокого прессинга. При всех проблемах удивительно, что и по основной статистике игры в атаке «Марсель» держит 2-3 место в лиге, а по развитию атак в финальной трети через центр – 4-й (но это больше говорит о характере лиги: в Италии с таким использованием центра «Марсель» был бы 12-м по показателю).

Лучшее индивидуальное тактическое решение Виллаш-Боаша – распределение ролей между двумя восьмёрками, Ронжье и Сансоном. По расположению на поле при владении «Марселя» Ронжье больше тянет на роль второго опорного (часто стягивается к Стротману/Камара за первую линию прессинга, любит двигать мяч лицом к воротам без давления), а Сансон – на роль второго нападающего (много открывается в полуфлангах на одной линии с Бенедетто, часто ныряет в карманы между защитниками, а получая мяч в глубине, тащит до штрафной на рывках). При этом в прессинге оба очень интенсивны, резко начинают движение к игроку с мячом, быстро переключаются и корректируют позицию, что важно для Виллаш-Боаша.

Подходит ли Соболев под стиль "Спартака" и в чем его стилистические особенности?

Отвечает Артемий Коротченко

Одна из основных игровых проблем Соболева — работа в прессинге. Александр слабо контролирует смещения соперников, излишне концентрируясь на мяче, и переключается между игроками второй линии билд-апа и центрбэками (особенно при передачах назад). Также Александр плохо именно вступает в отбор: идёт только левой ногой и чаще всего по далёкой от оптимальной траектории. При этом Соболев даёт большой объём рывковой работы и всегда пытается навязать борьбу и отрабатывает, если упустил игрока. При оценке игры без мяча важно учитывать, что Соболев пока не играл в командах с нормальным уровнем организации прессинга. Отрезок в “Енисее” — пока самый удачный опыт с точки зрения игры без мяча. Александр вовремя переключался между игроками и грамотно отскакивал от опекаемого игрока, перекрывая траекторию передачи в центр. Это позволяет считать, что проблемы Соболева в прессинге в большей степени тренерские, чем индивидуальные. И при Тедеско Александр прибавит в действиях прессинге.

Соболев действительно здорово открывается в штрафной. Особенно — играет на опережении. Подавляющее большинство попыток “Крыльев” зайти в штрафную — кроссы в зону ближней штанги: Соболев и второй нападающий разбирают центральных защитников 1v1, затем Александр отскакивает чуть назад и в момент кросса ускоряется на ближнюю штангу, опережая центрального защитника. 5 из 8 голов с игры Соболев забил после такой комбинации.

Несмотря на габариты, Александр слабо играет головой (хотя и здорово выпрыгивает) и в верховом единоборстве может максимум навязать борьбу. При этом он отлично цепляется за передачи низом и на уровне груди: очень здорово ловит тайминг прыжка и подстраивается под мяч. Плюс к этому Соболев хорошо ставит спину и помогает себе руками. Но с последующими действиями пока проблемы. Во-первых, Соболеву редко удаётся опустить мяч на газон первым же касанием (его техника и дриблинг ещё будут затронуты ниже). Во-вторых, после приёма Александр в большинстве ситуаций разворачивается через левое плечо и пробрасывает мяч. Отсюда и наиболее эффективный способ борьбы с Соболевым — реактивный: накрывать уже после приёма в момент разворота. Во-первых, Александру гораздо комфортнее разворачиваться, как бы опираясь на соперника — так он отыгрывает его сразу при развороте. Во-вторых, вступая в борьбу уже после приёма, гораздо проще отобрать мяч у Соболева в момент проброса при развороте.

Соболев здорово координирован и может резко менять вектор движения без мяча и с мячом. Это помогает ему в дриблинге, но не делает его элитным. Две главные проблемы дриблинга Соболева: недостаток ложных движений и предсказуемость. После приёма на грудь/низом и подборов ничейных мячей Александр в подавляющем большинстве случаев прокидывает мяч влево и ускоряется. Но соперники к этому готовы плюс Соболеву банально не хватает резкости и рывка из-за антропометрических данных.

В случае же, если Соболев уходит вправо, он часто слишком далеко пробрасывает мяч внешней стороной правой стопы. И здесь вскрывается ещё два недостатка нападающего: недостаток техники и подстраивание под мяч при приёме. Соболев здорово перекладывает мяч с ноги на ногу. Пожалуй, это главный скилл Александра в дриблинге. Но даже в этом приёме он регулярно неудачно попадает по мячу, в результате чего тот отскакивает слишком далеко или в сторону. Даже при приёме передач низом без сопротивления мяч иногда дробит. Хотя Соболев всегда первым же касанием уходит в сторону, что скрывает технические недостатки и вкупе с игрой корпусом позволяет ему эффективно разворачиваться с мячом в борьбе.

Перед ударом Соболев смотрит только на мяч и не поднимает взгляд даже при выходах 1v1. Плюс Александр часто излишне торопится нанести удар, даже толком не улучшая позицию. И в целом перед штрафной Соболев нацелен именно на удар и редко замечает партнёров, даже если его загоняют во фланговую зону штрафной.

Почему Луценко эффективно заиграл в тульском «Арсенале»?

Отвечает Сергей Титов

Смотря как мы измеряем эффективность. Я давно котирую Луценко выше среднего форварда лиги (пруф), во многом из-за его близости к Артёму Дзюбе по типажу. Для габаритного игрока, работающего с мячом грубыми прямолинейными движениями, Луценко достаточно пластичен, умеет обыгрывать на широком шаге, перед и внутри штрафной ищет тонкие решения (иногда слишком тонкие – периодически Луценко неудачно исполняет технически сильную задумку). Он хорошо схватывает тактические задачи – где цепляться за длинные мячи, как начинать прессинг и в кого гнать начало атаки.

В этом плане даже обидно, что Черевченко видит в Луценко обычного таргетмена и не использует широкий для его комплекции набор качеств. В «Арсенале» Евгений реже идёт в обводку, реже пасует под удар и создаёт шансы с меньшим качеством, чем в прошлом сезоне, значительно реже отрезает защитников передачами (в прошлом сезоне был в топ-10 среди нападающих РПЛ, сейчас – в десятке худших). Зато Луценко чаще идёт в борьбу, чем ранее: на 2,17 единоборств вообще и на 2,38 верховых больше за 90 минут.

Это при том, что в борьбе Луценко ниже среднего для своих габаритов, и, скорее всего, прогресса в компоненте от него уже не добиться. При длинных передачах он необычно часто для таргетмена двигается от мяча, а не к мячу, или ждёт мяч в конкретной точке. Во-первых, это усложняет прыжок и уменьшает его высоту – прыгать с разбега вперёд явно удобнее, чем с места или с пары шагов назад. Во-вторых, Луценко ещё и не увеличивает площадь корпуса перед защитником, не ставит жёстко спину, когда мяч летит на высоте, не требующей прыжка. Из-за этих причин Луценко проигрывает почти всю борьбу защитникам, играющим на опережение, и очень редко цепляется за мяч перед штрафной.

Впечатление о прогрессе Луценко – хайлайтовое и формируется из-за голов. Эффективность Луценко в чужой штрафной действительно возросла, удары головой стали главным фактором. Хедеры после навесов – его основной источник голов за «Арсенал»: 4 мяча с игры + 1 со стандарта «Ростову». С одной стороны, у Луценко аномальная реализация ударов головой в створ – 83,3% (а если брать только удары с игры, то 100%, 4 из 4). Ранее, за исключением сезона в «Мордовии», реализация Луценко плавала в районе 20-25%. Связи с точностью ударов головой тоже нет – процент хедеров в створ ниже, чем в сезонах-2014/15 (1 гол) и 2017/18 (0 голов). С другой, в этом сезоне у Луценко лучшее среднее качество ударов головой за время игры в РПЛ – 0,16 xG/shot.

Именно качество и специфика моментов после подач – главный фактор прогресса Луценко. Если в «Динамо» он в основном замыкал навесы со стандартов или из борьбы, то в «Арсенале» ищет зоны между защитниками или перед защитником, чтобы пробить без сопротивления. Помимо правильных открываний в зонах, Луценко помогает несколько хаотичное движение при владении «Арсенала» перед штрафной. Он делает большой объём движения в подыгрыш, в карманы между защитниками под проникающий пас низом и затем в штрафную после нескольких холостых открываний – из-за этого защитникам сложнее переключаться на форварда. Среди нескольких примеров самый показательный – гол Евгения «Краснодару»: ни Фьолусон, ни Рамирес не ожидали рывка Луценко в карман между ними после серии движений перед штрафной.

Что точно удачно перенеслось из команды в команду и помогает «Арсеналу» – манера игры Луценко в контратаках. После перехода владения он смещается во фланг, просит передачу и тащит мяч в центр. При этом для Луценко нет разницы, под какую ногу тащить мяч: он забил «Локомотиву» кручёным ударом с нерабочей левой из-под Чорлуки после смещения в центр, а в августе 2018-го забил очень похожий гол «Уфе».