Новая роль Норманна как индикатор изменений в игре «Ростова» | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Новая роль Норманна как индикатор изменений в игре «Ростова» — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
РПЛ
7 октября , 15:21
7 октября , 15:21
Новая роль Норманна как индикатор изменений в игре «Ростова»
Теория Сергея Титова.
Содержание
01Как Норманн играет центрального защитника в тройке
02Как вокруг Норманна менялось владение «Ростова»
03Матч с «Сочи» как доказательство теории

Перед стартом прошлого сезона Валерий Карпин устроил в «Ростове» главную стилистическую революцию РПЛ — перешёл от 5-3-2 с одним из самых низких блоков в лиге к высокому прессингу в 4-3-3, сильно поднял линию обороны, изменил акценты в полузащите с объёмных на креативных игроков. Год назад я разбирал «Ростов» и строил теорию, что резкий переход от глухо-оборонительной к прессингующей системе был проще, чем кажется.

Суть теории: Карпин пришёл от простого к сложному (а прессинговать выше сложнее, чем глубоко защищаться), но изменил только расположение — высоту оборонительной структуры, количество игроков в первой линии прессинга и задней линии. Принципы обороны — перекрываемые зоны, сигналы к прессингу, перестроения игроков в определённых ситуациях — при этом не изменились. По той же теории «Ростов» быстро научился строить атаки с Норманном на одной линии с центральными защитниками: команда уже умела использовать тройку в первой линии билд-апа, чтобы растягивать прессинг соперника, но никто в тройке не обладал таким мышлением и техническим исполнением передач, как Норманн. Если команда быстро перестроилась от 5-3-2 к 4-3-3, ей будет несложно вернуться к старой структуре (что Карпин иногда практиковал в концовках матчей прошлого сезона) или принять гибридную форму — 5-2-3.

Именно более гибкая структура, особенно при позиционной обороне — главное изменение в игре «Ростова». Карпин придумал гибридную роль для Матиаса Норманна, который без мяча сочетает функции страхующего опорного, как раньше, и центрального защитника в тройке. Роль Норманна — самая интересная в новом «Ростове», но она (и приход к ней тренерского штаба) объясняет другие изменения в игре команды.

Как Норманн играет центрального защитника в тройке

Мы не знаем логику Карпина по Норманну и можем только предугадывать её по матчам (тем более что тренер никак не комментировал роль Норманна — не только из-за закрытости к вопросам о тактике, но и из-за журналистов, освещающих РПЛ), но наиболее логичная причина — сделать структуру при прессинге и позиционной обороне более компактной. В прошлом сезоне Норманн был страхующим в прессинг-блоке, часто смещался по мячу ближе к флангу, активно страховал восьмёрок, но оставлял за спиной открытую опорную зону. Центральные защитники «Ростова» и дальняя восьмёрка не успевали её страховать.

Теперь «Ростов» при прессинге на чужой половине обычно расставляется 5-2-3. По переводам на фланг реагирует по ситуации или крайний защитник, или вингер, но центральные полузащитники остаются в позициях. Более агрессивная роль крайних защитников требует большей агрессии от центральных на подстраховке. Следовательно, Норманн теперь нужнее как страхующий задней линии, а не прессинг-блока.

При обороне средним блоком Норманн располагается на одной линии с крайними центральными защитниками и изначально контролирует зону, а не конкретного игрока. Переключение начинается при выходе из линии одного из защитников. Когда по передаче во фланг крайний защитник поднимается в прессинг, сдвигается вся остальная линия — ближний ЦЗ переключается на игрока, ранее опекаемого крайним, и передаёт своего игрока Норманну. Когда следует длинная передача в зону одного из ЦЗ, Норманн смещается ближе к нему, чтобы собирать под ним подбор. Когда соперник создаёт численный перевес в одной из фланговых зон, Норманн тоже смещается к ближайшему свободному игроку.

Специфичная черта роли Норманна — он страхует пространство по трём сторонам от себя: перед собой и по бокам. То есть если перед ним есть свободный игрок между линиями, он выйдет из линии к нему. Он хорошо перестраивается на подстраховку крайних центральных защитников, когда следует передача им за спину. При этом Норманн вообще не оценивает пространство за своей спиной. Даже если он видит открывание себе за спину, он продолжает ориентироваться по мячу, и доигрывать по забеганию должен страхующий крайний ЦЗ, а не он.

Другая проблема Норманна как центрального защитника — он не успевает накрывать в приём из-за спины, когда атакующий игрок не держится вплотную к нему, а отклеивается в недодачу. Норманн даёт отдать в касание и небыстро возвращается в позицию. Так соперники уже вскрывали «Ростов», или пользуясь выходом Норманна из линии, или сознательно вытягивая его. Если ситуация требует срочного перестроения из опорной зоны в пространство между центральными защитниками, Норманн тоже не успевает быстро вернуться в позицию и занять правильное положение.

Наконец, в ситуациях 1-в-1 лицом к игроку с мячом Норманн тоже даёт себя обыгрывать — ему намного удобнее резко встречать, а не плассироваться, чего иногда требуют эпизоды в обороне.

Общее впечатление от Норманна в центре защиты неоднозначно. Он действительно хорош на подстраховке, как реагирующий на решение партнёра, но некомфортно ощущает себя, когда ему самому нужно принимать решение. В некоторых действиях, особенно в возвратах в линию после выхода из неё, просматривается отсутствие большого опыта игры в центре защиты: Норманн может неудачно располагаться, слишком жаться к одному крайнему ЦЗ и оставлять слишком большое пространство с другим.

Как вокруг Норманна менялось владение «Ростова»

Как и в прошлом сезоне, «Ростов» начинает атаки с тройкой в первой линии и регулярно растягивает прессинг соперника через долгий контроль в тройке. Тогда в билд-апе «Ростова» ключевым игроком тоже был Норманн. Чистяков и Хаджикадунич приносили пользу диагоналями на дальний фланг, Осипенко после коронавирусной паузы прибавил в рывках с мячом до финальной трети и даже подключался в штрафную после успешных рывков, но наибольшая польза всё равно шла от Норманна. Он мог занять любую позицию внутри тройки, двигал мяч на пространство или выбирал партнёра с наибольшим пространством перед собой, мог отдать сложный пас между линий или диагональ под давлением, плюс банально более техничен и устойчив к прессингу. Иногда Норманн располагался над тройкой, а его замещал Попов, обычно занимавший ту позицию.

Сейчас Норманн тоже может опускаться к центральным защитникам, но теперь это только одна из опций структуры. Уже с августа Карпин чаще поднимал Норманна в позицию разыгрывающего опорного над тройкой, и здесь есть две закономерности. Первая: это происходило в матчах, где ожидалось преимущество «Ростова» во владении мячом — против «Уфы», «Урала», «Локомотива» (но впервые случилось ещё в концовке прошлого сезона, с «Крыльями Советов»). Причём даже с изменённой ролью в атаке Норманн мог садиться в тройку ЦЗ при обороне. Вторая: эксперименты Карпина стали активнее после ухода Попова, и в Норманне тренер видит замену бывшему капитану по набору качеств.

Вместо Норманна в тройку опускался один из крайних защитников, Козлов или Чернов, и эта перестановка влияла на всю структуру. С Козловым в тройке «Ростов» сохранял заполнение пяти вертикальных зон при начале атаки, но с асимметричными ролями: ширину покрывали левый защитник и правый инсайд, а на передней линии в полуфлангах двигались левый инсайд и одна из восьмёрок (против «Уфы» — Норманн, против «Урала» — Ерёменко или Глебов).

В матче с «Локо» к ЦЗ опускался Чернов, и это повлияло на всю структуру. При владении «Ростов» выстраивался 3-1-4-2, где по два игрока располагались в карманах между крайними и центральными игроками в линиях «Локомотива»: Шомуродов с Глебовым, Ионов с Ерёменко.

Оба варианта — шаги ближе к старой структуре атаки, до лета-2019. «Ростов» не разучился растягивать первую линию прессинга через тройку без Норманна, а Карпин даже адаптирует под это расположение центральных защитников в паре: когда к ЦЗ при начале атаки опускался Козлов, Осипенко играл левее Хаджикадунича, когда садился Чернов — Осипенко уходил правее (и в обоих вариантах двигал мяч на рывках через полуфланги). Но в развитии владения «Ростов» возвращается к старым структурным идеям. При 3-2-5 это подъём на переднюю линию одного из полузащитников, усиление ставки на длинные передачи и выигранный подбор; при 3-1-4-2 — явная ставка на забросы за спины для Ионова и взаимодействие пары Шомуродов-Ионов на передней линии.

Норманн при такой структуре располагается над тройкой, эта роль тоже знакома ему по отрезку игры в оборонительных 5-3-2 и тоже не полностью его раскрывает. За первой линией прессинга Норманн даёт перекрывать себя по линии передачи, недостаточно активно ищет пространство за спинами прессингующих, реже удерживает мяч под давлением при приёме спиной к воротам, не разворачивается к чужим воротам при таком приёме и чаще отыгрывает в 1-2 касания назад. Из-за этого Норманн реже получает мяч при владении или получает, но опускаясь дополнительным игроком и упрощая сопернику оборону (так как надо контролировать меньше игроков внутри оборонительного блока). В такой роли Норманн наиболее полезен в комбинациях с подстройкой третьим: следует вертикальная передача из глубины на игрока атаки, он подыгрывает назад Норманну, и Матиас получает мяч лицом к воротам между линиями.

Норманн не выглядит идеальной заменой Попову, сейчас у «Ростова» вообще нет полузащитников с таким набором качеств. Ивелин был главным связующим между билд-апом и атакующей группой, чаще Ерёменко пасовал вперёд, особенно в неочевидных ситуациях, хорошо собирал подборы в средней трети и разгонял контратаки с подбора. Попов был полезен при любом сценарии атак — мог забросить за спину, мог сам забежать за спину; мог подготовить атаку с подачей и самостоятельно подключиться на второй темп замыкать подачу.

Теперь подбор полузащитников «Ростова» больше подходит не под игру между линиями и короткие вертикальные передачи, а под оборонительный объём, больший акцент на длинные передачи и подборы, подключения в штрафную, особенно вторым темпом. Именно второй темп по центру штрафной был наиболее опасен в первых матчах «Ростова» в сезоне, когда играл Мамаев: он даже не набегал, а занимал нужную точку в штрафной и ждал туда передачу с фланга. Так же раскрылась и чуйка Хасимото, который быстро ориентируется на отскоках. Но ни Хасимото, ни Глебов, ни даже Мамаев в роли одной из восьмёрок не продвигают мяч так, как делал Попов. Это выглядит ещё одной частью отката стратегии «Ростова» к старым настройкам: группа полузащитников Гулиев-Юсупов-Салетрос в сезоне-2018/19 тоже чаще давала объём и численный перевес перед/внутри штрафной, чем продвижение мяча.

Матч с «Сочи» как доказательство теории

План Карпина на матч против «Сочи» — пока самая сложная попытка объединить более прагматичную систему игры и оптимальные условия для Норманна. Без мяча «Ростов» оборонялся 5-2-3, впервые с весны-2019 с полноценной, не гибридной, тройкой центральных защитников Хаджикадунич-Осипенко-Чистяков, а Норманн располагался над ними в паре с Хасимото. При владении Норманн располагался не над тройкой, как в предыдущих матчах, а садился к центральному защитнику и создавал четвёрку, крайние ЦЗ при этом растягивались — Хаджикадунич левее, Чистяков правее.

Так Карпин подстроился под «Сочи», чтобы без мяча при необходимости разбирать игроков 1-в-1 и не допускать численных преимуществ в задней линии, а с мячом создавать свой численный перевес за счёт Норманна. При этом Карпин осознанно пожертвовал центром поля при контроле мяча. «Ростов» расставлялся 4-1-5, а влияние единственного игрока между линиями при владении, Хасимото, ограничивалось открываниями под Чистякова и либо промежуточными передачами, либо незрячими длинными под давлением.

Норманн опускался в четвёрку левым центральным защитником и пытался спровоцировать ситуации 2-в-1 в зоне Бурмистрова. Иногда Норманн удачно выманивал Бурмистрова в прессинг и отрезал его, но с развитием владения возникали проблемы из-за Хаджикадунича, который при создании четвёрки располагался слева. Получая мяч, он тратил касание на подработку под правую, и вся подготовительная работа становилась бессмысленной. Как вариант, игроки «Сочи» высоко встречали Норманна и закрывали ему мяч под передачу в ближний фланг.

Другая тактически-кадровая проблема плана Карпина: даже если численный перевес удачно использован, как развивать атаку? Опыт других команд, опускавших опорного и растягивавших крайних ЦЗ, подсказывает несколько вариантов: искать открывания в недодачу между линиями, открывания за спины или делать верховые передачи в зону, где будет создаваться численное равенство. Открываться в недодачу у «Ростова» пробовал Ионов, но либо он перекрывался по линии передачи, либо игроки боялись сделать передачу на него (особенно Хасимото, который подстраивался под мяч в том же полуфланге, где открывался Ионов). Открываний за спины тройке центральных защитников «Сочи» в первом тайме было очень мало, в том числе и потому, что Ионов занимался другой работой. А адресата для длинных передач в старте не было, так что и длинные передачи в расчёте на подбор или скидку были бессмысленными — «Ростов» их и не делал. Доказательство дефицита высоких игроков — использование Чистякова, правого центрального защитника, как главного адресата ударов от ворот.

Норманн редко получал открытый мяч и время на принятие решения, но даже в таких случаях у него не было очевидных адресатов передач. В таких случаях он делал низкие плассеры на крайних защитников по вертикали или диагонали. Только один, на Козлова на 14-й минуте, получился точным, и тот получился тяжёлым для обработки — Козлов потратил время на неё, и темп атаки сбился.

В обороне пятёрка защитников получала немного нагрузки, но допускала ошибки в перестроениях. «Сочи» создавал проблемы за счёт широких позиций инсайдов: Жоаозиньо или Бурмистров уходил от крайнего ЦЗ глубоко во фланг, одновременно с этим крайний защитник, Набиуллин или Маргасов, поднимался к воротам, тоже в широкой позиции. В таких ситуациях либо возникали проблемы при передаче опеки (особенно между Хаджикадуничем и Черновым), либо инсайд получал мяч без давления.

После перерыва Карпин поменял Чистякова на Обухова и вернул структуру к привычным 4-3-3. При этом Норманн не опускался к центральным защитникам, как делает в такой структуре обычно. Матиас выпилил голевую передачу на Ионова в своём стиле — забросом первым касанием из положения вполоборота к воротам, но это был редкий случай во втором тайме, когда он получил мяч от центрального защитника. Хаджикадунич и Осипенко чаще пробовали переводы на дальний фланг, чем использование центра.

***

Эксперименты Карпина вокруг гибридных ролей для Норманна и других игроков легко объединяются в единую теорию: это прагматичные решения, помогающие безболезненно перестроиться от 4-3-3 к 5-3-2/5-2-3. Сначала это выглядело как решения под конкретных соперников, но уже с сентября — как чёткий план возврата команды к более оборонительному стилю. Есть и другие зацепки, подтверждающие теорию: например, возврат к длинным аутам с подключением центральных защитников. В прошлом сезоне Чернов тоже делал длинные броски в штрафную, но обычно в расчёте на выигранный Шомуродовым верх и скидку, защитники оставались в позициях. Сейчас под ауты к воротам приходит Хаджикадунич или Чистяков.

Безболезненно перестроиться всё же не получилось. «Ростов» сильно просел в эффективности атак и по ключевым атакующим показателям — xG, передачи в глубокие зоны — гораздо ближе к результатам сезона в 5-3-2, чем сезона в 4-3-3. Пример: по передачам в радиус 20 метров от ворот «Ростов» сейчас 10-й в лиге (4,78 р90), при этом больше половины подобных передач — 23 из 43 — пришлись на матч с «Уфой», ослабленной и игравшей в меньшинстве больше тайма. В первом полноценном сезоне Карпина «Ростов» тоже был десятым в лиге по параметру (4,97 р90), в прошлом сезоне — четвёртым (8,43).

Возврат Карпина к более оборонительному стилю можно объяснить и тем, что хуже стали работать основные детали игры «Ростова» по прошлому сезону. Это касается не только атак (заполнение штрафной всё ещё на уровне, но подготовка атак к подаче и доставка мяча к штрафной стала слабее), но и прессинга, когда команда не выжимает, а встречает соперника с мячом. Сейчас у такого прессинга «Ростова» есть явное слабое место — Байрамян: он или недорабатывает за игроком, которого поджимает, или занимает неверную позицию. Как следствие, соперникам теперь проще разбивать прессинг-блок «Ростова» передачами внутрь блока: «Маккаби» делал так именно через зону между Байрамяном и Шомуродовым.

Логичный следующий шаг — в ближайших матчах «Ростов» окончательно перейдёт на тройку центральных защитников, с Норманном над ними, а не в гибридной роли, и снова закрепится как самая закрытая команда лиги. Контраргумент — возвращение Мамаева и Ерёменко, но оно тоже не изменит ситуацию с отсутствием связующего игрока между линиями. Это снова показывает Карпина очень прагматичным тренером — после назначения в «Ростов» он неоднократно говорил, что в выборе тактики отталкивается от качеств игроков.