4-2-2-2 Николича после ромба. Что изменилось? | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике 4-2-2-2 Николича после ромба. Что изменилось? — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
РПЛ
16 сентября , 13:39
16 сентября , 13:39
4-2-2-2 Николича после ромба. Что изменилось?
Сергей Титов ищет следы Рангника в «Локомотиве».
Содержание
01Оборона. Агрессивное закрывание мяча и последствия
02Атака. Что дают вингеры в узких позициях
03Переходы в атаку
04К тонким решениям и матч-менеджменту Николича добавляется длинная скамейка

«Локомотив» стал чемпионом весны-2021 после зимней тактической революции Марко Николича – он перешёл с линейных 4-4-2 на 4-4-2 ромб, к которым лига адаптировалась очень долго, и придумал множество новых ролей для игроков (лучшее попадание – Жемалетдинов как десятка, очень много создававший в переходах). На летних сборах Николич тоже тестировал ромб с разными опорными – Бариновым, Куликовым, Магкеевым – однако уже вплотную к старту сезона ушёл от ромба в сторону 4-4-2, которую можно трактовать как 4-2-2-2 из-за узких позиций вингеров при атаке на отдельной линии, между шестёрками и нападающими. Здесь видны руки Ральфа Рангника: он вроде как и просто консультант клуба, но очень глубоко погружается в процессы (так, по моей информации, Рангник уже продвинул идею единой тактической структуры и единых игровых принципов для всех команд клубной вертикали).

У Николича были и свои рациональные причины, зачем стоило уходить от ромба в летнее межсезонье. «Локо» отпустил Максима Мухина – крайне агрессивного, заряженного на единоборства опорного, ещё и игравшего в удобном для себя тактическом контексте: он мог смело выходить из позиции и бросаться на мяч, так как если его отрезали, страховала дальняя по эпизоду восьмёрка. Мухин создавал высокую плотность и интенсивность действий в зоне мяча, а если его отрезали, то пространство за его спиной было кому покрывать. Без Мухина все кандидаты на позицию шестёрки в ромбе – игроки, часто возвращающие владение за счёт чтения игры, тайминга выхода в единоборства, но не настолько мобильные и резкие.

Рисунок и принципы игры «Локо» с переходом на 4-2-2-2 не слишком изменились, даже ключевые тактические проблемы остались теми же. Однако структурно Николич получил ряд тактических преимуществ от 4-2-2-2 и эффективно их использует.

Оборона. Агрессивное закрывание мяча и последствия

На числах «Локомотив» можно характеризовать как команду с агрессивным стилем защиты, которая активно давит на мяч. Команда Николича – 3-я в лиге по частоте оборонительных единоборств р90, 6-я по единоборствам на минуту владения соперника, 4-я по перехватам. При этом высокий прессинг – необязательна опция. И с ромбом, и в 4-4-2 (4-2-2-2) «Локо» подбирал стратегию под соперника и в некоторых матчах прессинговал очень высоко, часто создавая ситуации 1в1 в зоне мяча, но для Николича важнее активно обороняться в средней трети.

В 4-4-2 «Локо» прессингует осторожно – не идёт в давление по первому пасу, даёт центральным защитникам разыгрывать мяч. В ситуациях 2в3, когда за спины первой линии прессинга залезает опорный соперника, «Локо» даёт разбивать прессинг – компактность полузащиты для команды важнее, чем агрессивное давление на каждого игрока в зоне мяча (и в других ситуациях на чужой половине с численным перевесом соперника красно-зелёные защищаются аналогично). Активный прессинг включается уже по типичным триггерам – передаче на фланг или назад: тогда зона мяча блокируется 1в1.

По пасу на фланг «Локо» очень качественно блокирует фланг – в перекрытии зоны мяча 1в1 помогает опорный и при необходимости один из пары нападающих. Фланг блокируется очень плотно, мяч постоянно закрыт, линия передачи с фланга в центр тоже обычно перекрыта. Редкий вариант вскрыть команду Николича через фланг – треугольник с подключением крайнего защитника после первого паса за спины: вингер «Локо» может не доиграть за таким подключением.

На своей половине «Локомотив» обороняется очень активно, реагируя как на мяч (игра в приём, закрывание мяча), так и на движение соперников. Но эта же активность вскрывает главное слабое место команды в среднем блоке – контроль полуфлангов и пространства между опорными. Все шестёрки очень активно выдвигаются из стартовых позиций как закрывать мяч, так и читать подстройку игроков под мяч – они склонны не передавать игроков, а двигаться вместе с соперником в недодачу или к флангу. Из-за этого полузащита растягивается и часто допускает передачи между игроками.

Вингеры в среднем блоке, когда мяч в центре, обычно располагаются чуть выше шестёрок, и разбивать линии «Локомотива» становится немного сложнее (и самих линий может становиться больше по эпизоду – четыре вместо трёх). Шестёрка и вингер находятся по диагонали друг от друга, оба могут реагировать на передачу через полуфланг. Но полуфланги уязвимы, когда кто-то из пары шестёрка-вингер ломает дистанцию и увеличивает свободное пространство либо в полуфланге, либо между полузащитой и защитой.

Возможно нарушение компактности и между дальними полузащитниками. У «Локо» возникали эпизоды, когда три полузащитника смещались в зону мяча, а четвёртый – дальний вингер – привязывался к крайнему защитнику, а затем не успевал подстраховать дальний полуфланг. Самая показательная картинка к тезису – гол Шиманьского.

Частично проблема компактности решается агрессивными выходами из линии центральных защитников. Сразу два ЦЗ «Локо» в топ-3 лиги по частоте перехватов р90 – Пабло (8,26) и Едвай (8,11). Вообще сложно найти другого центрального защитника в РПЛ с такой же агрессивной игрой на перехватах, как у хорвата: за счёт скорости и резкости он постоянно вылетает на опережение из-за спины, даже не вступая в контакт с принимающим. В основной паре центральных защитников Едвая отлично уравновешивает Магкеев. Он тоже много выдвигается из линии за нападающим, но его основная задача – держать нападающего перед собой и активно поджимать его уже после приёма, используя корпус. Так Магкеев достаточно плотно отзащищался против Кордобы – характерно, что самые острые ситуации Кордоба получал, когда отходил от Магкеева в зону Едвая.

Также для всех центральных защитников в системе Николича характерно далеко выходить из линии, когда соперник с мячом оказывается лицом к воротам перед ними, чтобы заблокировать удар или хотя бы замедлить продвижение с мячом – этот принцип делает Едвая ещё и лидером лиги по блокшотам р90.

Так что «Локо» даёт растягивать полузащиту и заходить между линий, но быстро и агрессивно поджимает пространство, когда соперник доставляет туда мяч. Разорвать такую организацию можно быстрой игрой на третьего после приёма между линиями – в случае приёма спиной к воротам может сработать оставление на набегающего, который до этого растягивает полузащиту «Локо», в случае приёма лицом к воротам можно играть вразрез мимо выбегающего из линии защитника. Здесь также могут помочь открывания от крайних защитников внутрь в полуфланги: крайние защитники не всегда так агрессивно играют в приём, как центральные, и могут проигнорировать смещение внутрь (в первую очередь Рыбус и Живоглядов).

Допускаемая острота с флангов тоже минимальна – «Локо» грамотно встречает смещения с фланга в центр под удар, обычно выдвигаясь к бьющему с двух сторон, и плотно защищается против подач, используя тройку защитников в створе (плюс всегда есть фактор Гилерме как лучшего кипера лиги на выходах). К остроте приводили только кроссы на ближнюю с резкими выбеганиями на опережение против Пабло, Едвая и Мурило. Такая плотная игра в защите делает «Локо» 2-й командой лиги по допущенным xG с игры (0,59) и заставляет искать слабые места, которые подсвечивались в прошлом сезоне и пока не использовались в текущем – например, диагонали на фланг Рыбуса с прострелами и кроссы на дальнюю, когда её закрывает тот же Рыбус.

Атака. Что дают вингеры в узких позициях

Главное структурное отличие 4-2-2-2 – как (и кем) расставляется атакующая четвёрка между линиями. При ромбе нападающие заполняли полуфланги и держались вплотную к линии защиты соперника, Жемалетдинов играл по центру между линиями, а четвёртым им помогала восьмёрка – обычно Куликов в правом полуфланге. Из-за специфики структуры именно Куликов был самым доступным в атакующей группе для доставки мяча между линий.

Куликов находил пространство между игроками и линиями, регулярно получал там мячи, но тормозил атаки приёмом мяча – корпус не был готов к развороту внутрь, а первым касанием мяч принимался с уходом от ворот или во фланг. В результате «Локомотив» быстро покидал пространство между линий, куда с боем доводил мяч, и либо развивал атаку через активный фланг, либо искал зоны заново. Вдобавок к этому ещё нестабильно принимал мяч Жемалетдинов (к тому же в центральном квадрате между линиями – сложнейшей зоне для приёма), Камано с приёма тоже часто двигался от ворот, а Смолов не был вовлечён в розыгрыш между линиями.

В 4-2-2-2 между линий расставляется четвёрка профильных атакующих игроков, а вместо центра и полуфланга заполняются оба полуфланга – более доступные зоны. Оба инсайда заполняют пространство между линиями в полуфлангах и хорошо заходят туда внутрь, от крайнего защитника. Опорным тяжело читать подобные открывания, а выход крайнего защитника за инсайдом может открыть фланг для подключения. Как вариант, инсайд может отскакивать вглубь в полуфланг, смещаться в центр с мячом и двигать внутрь (так часто делает Жемалетдинов). Центр между линиями теперь заполняет нападающий, отскакивающий вглубь, пока другой форвард удерживает защитников – обычно Смолов.

При подготовке игры между линий атакующая четвёрка даёт хотя бы одно активное предложение под мяч – заход внутрь или отскок в недодачу. Затем (или в качестве альтернативы игре между линий) «Локо» включает второй ключевой принцип атаки для Николича – игру за спину. В интервью Саше Дорскому Николич говорил, что игра за спину должна быть подготовленной, и у «Локо» это реализовано на уровне принципа: на открытом мяче постоянно есть хотя бы одно предложение за спину, и часто оно используется проникающей передачей низом на ход (реже – за спины верхом). Характерно, что при слабых для одного из лидеров лиги атакующих метриках у «Локо» второе место по частоте передач вразрез (10,4 р90) и вторая в лиге точность (39,7%).

Как весной, так и сейчас проблемы возникают, когда пространство между линиями перекрыто, а игрокам атакующей группы не дают вести игру из глубины. «Локомотив» может уводить игру на правый фланг, перегружать его и искать оттуда возможность для проникающей передачи, но тогда в край уходит нападающий – или разыгрывать мяч, или вбегать под пас на ход, часто с движением от ворот – и хуже заполняются центр и штрафная.

Ещё команда Николича создаёт ситуации для высоких подключений крайних защитников с разной доставкой мяча в штрафную – слева Рыбус и Тикнизян могут мягко подать верхом в центр, справа Живоглядов и Рыбчинский сориентированы на прострелы или катбэки в сторону 11 метров. Однако под подачи и прострелы с флангов штрафная заполняется бессистемно – малой группой игроков и без привязки к конкретным зонам. «Локо» не использует кроссы как ключевой способ доставки в штрафную (только 13-е место в лиге по частоте, 11,6 р90, и 14-е по точности), но здесь есть очевидный ресурс для прогресса – включения инсайдов из узких позиций вторым темпом. Их пока нет, и это самая веская причина скучать по Крыховяку в «Локо».

Структурно «Локомотив» немного изменился, что на длинной дистанции упростит прохождение линий соперника и повысит активность на мяче Смолова и Жемалетдинова. Но принципы игры и типичные способы входа в штрафную сохранились от 4-4-2 ромб – логично, что сохранились и проблемы атаки, связанные с доставкой мяча в штрафную и на ударные позиции. Когда соперник оставляет минимум пространства, «Локо» сложно создавать моменты, и тогда повышается влияние более хаотичных эпизодов – атак с подбора и быстрых переходов.

Прямое доказательство проблемы – средние показатели «Локо» на фоне лиги по частоте передач в глубокие зоны (7,17 р90, только 8-е в лиге) и по касаниям внутри штрафной (15,27 р90, вообще 10-е и ниже медианы). Косвенное доказательство – ударный профиль лучшего снайпера команды и лиги. Если отфильтровать удары Смолова только из затяжных атак, то больше половины ударов он нанёс после смещений вглубь к мячу – или в пространство между линий, или ещё глубже под приём перед двумя линиями – и часто бил из-за штрафной, не входя внутрь на ведении. Моменты в штрафной для Смолова создаются достаточно бессистемно: дважды кроссами и только однажды передачей низом на ход (плюс заброс на ход Смолову был перед голом в ворота «Динамо», но после заброса Фёдор успел сделать ещё серию касаний).

Переходы в атаку

Как и с затяжными атаками, ключевое отличие переходов в 4-2-2-2 от переходов в 4-4-2 ромб – помощь атакующей группы большим числом и в немного других зонах. Принципы быстрых атак не изменились: после отбора в центре «Локо» всё так же вертикализирует игру (хоть и без лучшего игрока «Локо»-20/21 в разгоне переходов, Крыховяка), использует отвалы нападающих в ширину и доводит мяч до них передачами на ход и за спину, чтобы не сбивать скорость атаки. Если не следить за командой Николича на длинной дистанции, можно найти здесь следы Рангникбола, хотя так переходы строились уже весной.

Теперь нападающих поддерживает не один Жемалетдинов, а два вингера, и оба выполняют ключевую роль в переходах. В разгоне переходов вингеры узко заходят под мяч, подстраиваясь под простые передачи через центр и полуфланги. В завершении – тоже вбегают под нападающих в узких позициях.

Именно нетипичное заполнение ширины и внутренних зон делает переходы «Локо» опаснее. Обычно после потери хотя бы один крайний защитник зависает впереди, и при забросе во фланг на нападающего за ним может смещаться центральный защитник. Тогда после смещения возникает пространство между ЦЗ, которое может не сужаться, не страховаться или страховаться плохо. Если вингер получает мяч от нападающего внутри поля, перед ним возникает пространство, куда можно тащить мяч, или хотя бы открытая ударная позиция.

Опасны и отрывы нападающих в широких позициях – все форварды «Локо» быстрые, чувствуют момент для открывания под передачу на ход и часто влетают в боковые зоны штрафной с ударом.

К тонким решениям и матч-менеджменту Николича добавляется длинная скамейка

Николич уже в прошлом сезоне показал себя сильным тренером в адаптации под слабости соперника. Особенно ярко подстройка выделялась в матчах Лиги чемпионов, когда не было времени на долгую отработку плана и работа над тактикой шла по видео (и когда ещё набиралась обойма). И если против «Зальцбурга» красно-зелёные просто адаптировали 4-4-2 под слабости соперника и структурно развивали атаки с давлением на них, то дома против «Баварии» Николич сыграл ёлкой (4-3-2-1) с плотно зашитым центром, блокировкой обоих опорных во владении за счёт двух десяток и переходами, построенными на выходе через узкие позиции десяток и переводах на дальний фланг. «Бавария» нашла у «Локомотива» уязвимость, неоднократно давила на неё и забила так гол – диагональю в зону Рыбуса и передачей в штрафную в касание, пока Рыбус не сблизился блокировать передачу – но «Локо» удалось заблокировать центр (что против «Баварии» было важнее) и регулярно выбегать в острые переходы.

В новом сезоне Николич бережёт тактические планы целиком под соперника (исключение – возврат к ёлке 4-3-2-1 против «Зенита» в Суперкубке) и пока управляет тактикой «Локо» тонкими ходами, как в стартовом плане, так и по ходу игр. Николич минимально корректирует структуру, позиции и роли игроков, подсвечивая слабости соперника или скрывая собственные.

Пример структурной корректировки – переход на 4-2-3-1 в ряде матчей, когда игрок не отскакивает от защитников в пространство между линий или глубоко под розыгрыш, а изначально занимает эту позицию. Десяткой становился либо Лисакович, выходя на замену, либо Жемалетдинов, смещаясь внутрь по ходу матча. Против ЦСКА Николич в середине второго тайма перешёл именно на 4-2-3-1 – Камано перевёл из пары нападающих налево, Рыбчинского слева направо, а Жемалетдинова с правого края на позицию десятки. В небольшом отрезке доминирования «Локо» фланговые игроки располагались и получали мячи шире, чем в 4-2-2-2, из-за чего расширилось пространство между линиями, по ширине от Мухина, и так активно используемое «Локомотивом» по ходу матча.

4-2-3-1 – ещё и оборонительный инструмент Николича: изменение роли одного из пары нападающих может сильно ограничить владение соперника. Против «Краснодара» команда Николича защищалась 4-2-3-1 с первых минут, а Лисакович вплотную играл по Крыховяку – перекрывал линию передачи от центральных защитников на него и активно закрывал мяч, когда Крыховяк отходил глубже под приём. Лисакович не закрыл бывшего одноклубника полностью и допустил несколько забросов с открытого мяча, но снизил его эффективность в продвижении мяча (худший личный результат EPV90 для Крыховяка до матча с «Ростовом», где он сыграл только полчаса – 0,11).

Против «Динамо» Николич перешёл с 4-4-2 без мяча на 4-2-3-1 уже по ходу игры и выпустил на позицию десятки Бека Бека – вариант строго под объём работы. После замены центр стал насыщеннее, а при развитии атаки через фланг стало сложнее выводить мяч внутрь через восьмёрку или Моро, Бека Бека смещался ближе к флангу и блокировал подобное развитие.

То есть Николич и ранее управлял игрой на топ-уровне для РПЛ, используя качества игроков в контексте матча. Теперь у него самая широкая скамейка в лиге, а значит, ещё больший ресурс для управления игрой. Например, среди 4 опций для пары нападающих – универсал, полезный и на острие, и на смещениях вглубь, и в скоростных атаках, магнит для игры между линиями и два быстрых бегущих за спину (причём которым удобнее стартовать с разных флангов). Эти же бегущие, Камано и Керк, могут играть вингеров и давать новую опцию для открываний, из широкой позиции внутрь за спины. Другие вингеры будут предлагаться в полуфлангах между линий под приём в ноги или в ход, причём и они тоже дадут разные опции: например, Жемалетдинов и Рыбчинский – смещения в центр и передачи вразрез, Анджорин – силовой дриблинг с заходом в центр и ударом.

Такой же конструктор у «Локомотива» на всех позициях. В паре опорных можно подбирать баланс между разрушением и управлением игры через пас, выбирая между Куликовым, Бека Бека, Бариновым, Марадишвили (возможно, ещё и Магкеевым). На флангах защиты есть явные оборонительные опции (Рыбус, Сильянов, Ненахов) и явные атакующие (Тикнизян, Живоглядов, Рыбчинский). Если нужно опустить защитную линию и много обороняться против подач, в центр защиты выйдет Пабло – из-за скоростных качеств он не подходит под новую ключевую идею «Локо» с игрой в высокой линии, но будет приносить пользу в отдельно взятых играх. Все эти варианты Николич уже пробовал в стартовых матчах сезона.

**

При ряде тактических проблем «Локомотив» всё равно выглядит одной из самых цельных команд на старте сезона. К понятным принципам, как атаковать, защищаться и играть при переходах владения, добавляется умная работа Марко Николича – в каждой игре «Локомотив» был разным, менял акценты игры под соперника и ограничивал его сильные стороны. Такой микс верности принципам и тактической гибкости делает шансы красно-зелёных на качественную еврокубковую осень большими, чем у любой другой команды лиги (а также сильная игра в атакующих переходах, которая точно пригодится против «Марселя» и «Лацио»).