Как я перестал бояться и (почти) полюбил Остона Урунова | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Как я перестал бояться и (почти) полюбил Остона Урунова — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
РПЛ
29 июня , 15:45
29 июня , 15:45
Как я перестал бояться и (почти) полюбил Остона Урунова
Опыт перепросмотра игрока, которого ты недооценил.
Содержание
01Как я оценивал Урунова год назад?
02Как он играет в «Уфе»?
03Вывод

Моя работа – оценка футболистов. Без ошибок в этой работе (как и в любой другой), к сожалению, обойтись нельзя. Тем не менее, любому скауту нужно стремиться к уменьшению процента ошибок, и один из способов добиться этого – анализ случаев, когда ты недооценил или переоценил перспективы игрока.

Один из самых ярких примеров недооценки игрока в моей практике – случай с Остоном Уруновым. Я смотрел его еще до перехода в «Уфу» (примерно год назад, в мае 2019), и он не произвел впечатления игрока с перспективой быть конкурентоспособным на уровне РПЛ. Сейчас он играет в основе середняка премьер-лиги, совершает неординарные действия (например, финт в штрафной в матче с «Краснодаром»), которые попадают в обзоры матчей, и  имеет репутацию очередного перспективного игрока, который скоро уйдет из «Уфы» за хорошие деньги в более статусный клуб. Возникает вопрос: был ли я не прав в оценке игрока? И если не прав, то в чем?

Как я оценивал Урунова год назад?

В целом мое впечатление об Остоне было противоречивым. Главная причина, почему я был скептичен на его счет – огромная хаотичность в действиях с мячом.  По типажу Остон – универсальная восьмерка с креном в атаку, и в первую очередь он не выглядел как человек, обладающий необходимой для данной позиции креативностью и футбольным интеллектом.

Остон не менял решения при ведении – во многом из-за «азиатской» техники с головой, опущенной на мяч, не позволяющей оценивать пространство вокруг. Часто он был излишне ориентирован на игрока, открывающегося по флангу, при этом игнорируя более тонкий вариант  между линий (год назад для меня это было важным показателем интеллекта для атакующего игрока).  Находясь под давлением, он, с одной стороны, имел излишнюю склонность играть к центральному защитнику при наличии качественных вариантов перевода на фланг или поперек. С другой, слишком часто использовал дриблинг (о котором мы еще поговорим потом): обходил оппонентов, но оказывался загнанным во фланг без дальнейших качественных вариантов развития атаки. В финальной трети он также был крайне нестабилен: неплохие обостряющие решения сочетались с игнорированием очевидных вариантов обострений.

Плюс, как мне тогда казалось, он не оценивал пространство вокруг себя на должном уровне. Как правило, перед приемом мяча он бросал один взгляд вперед, при этом покрывая не всю площадь поля. В частности, это приводило к потерям при отборе со спины. Пробелы в школе приводили к нестабильному первому касанию в  тактическом плане – из-за не лучшей оценки ситуации он не всегда создавал себе пространство на приеме мяча и блокировал перспективные варианты развития атаки.

 

Безусловно, отсутствие стабильности в игре с мячом не было единственным недостатком Урунова. Для восьмерки он не казался мне достаточно техничным – довольно грубая обработка сложных мячей, среднее в плане техники первое касание сочеталось с посредственным исполнением (именно по точности) обостряющих передач и большим количеством передач в ближнюю ногу. Стоит добавить, что среднее качество обостряющих передач сочеталось с излишней склонностью к ним (на одном из видео есть пример, где он исполняет неудачный заброс при наличии большого количества пространства впереди).

 

Добавим к этому спорную борьбу плечо в плечо и отсутствие культуры отбора, а также то, что все эти слабости были заметны на уровне чемпионата Узбекистана и получаем довольно большой, как мне казалось тогда, набор слабостей, чтобы быть уверенным в отсутствии у игрока перспектив на более высоком уровне.

При этом Урунов не был игроком без сильных сторон. Главная из них, как мне кажется сейчас – сочетание ОЧЕНЬ высокой для игрока центра поля скорости как на короткую, так и на длинную дистанцию, с координацией и резкостью. За счет этого сочетания, вместе с неплохим контролем мяча на ведении, Остон легко выбирался из-под давления нескольких оппонентов и тащил мяч на большие дистанции. В действиях без мяча он демонстрировал огромный для его позиции оборонительный объем, что частично компенсировало уже упомянутую низкую культуру отбора и не самые большие габариты. Когда ты видишь, как игрок с атакующим функционалом несется через полполя назад, чтобы отобрать мяч, и легко догоняет оппонента, это впечатляет.

Что касается его пасовых способностей, то они тоже не были, как я вижу сейчас, его однозначной слабостью. Отсутствие тонких решений и большое количество брака он компенсировал максимальной заряженностью играть вперед – и через дриблинг, и за счет резкого ухода на первом касании, иногда довольно тонким в плане оценки пространства, и через передачи. Эффективность решений с мячом, в частности, повышалась в контратаках, когда перед Остоном не было выбора между вариантами продолжения атаки и было пространство, куда можно забросить мяч.

Как он играет в «Уфе»?

В двух словах – примерно так же. Судя по первым матчам в России, ни один из описанных выше недостатков никуда не делись. В первую очередь, Остон все так же крайне нестабилен в ключевой передаче — иногда до такой степени, что хочется приложиться кулаком по столу и уйти курить.

Технические огрехи, стремление пойти в отбор в любой мяч без оценки ситуации, уязвимость к ложным замахам/финтам, далеко не всегда уместный дриблинг, удары из невыгодных точек – все это осталось с Остоном и в РПЛ. Однако – и здесь мы добрались до самой сути текста – его сильные качества так же никуда не делись, а даже наоборот, стали более важными в контексте тактических особенностей РПЛ в целом и «Уфы» в частности.

В первую очередь, его главная сильная сторона сейчас – способность протащить мяч на скорости через центр поля в одиночку (крайне ценящийся навык в РПЛ, см. Влашич). При этом случаев, где после дриблинга следует прямое обострение, не так много – здесь сказывается и стиль «Уфы», не идущей в атаку большим числом. Так или иначе, Урунов единственный в нынешнем ростере «Уфы» может протащить мяч и выкатить его на фланг, что уже крайне важно для башкирского клуба. Также  Урунов всегда будет цениться в нашей лиге за оборонительный объем и заряженность. Когда команда обороняется большую часть игрового времени, это качество становится чуть ли не важнее атакующего интеллекта/культуры паса и так далее. Наконец, как я уже упоминал, его действия с мячом были крайне сложны для оценки в Узбекистане – и в РПЛ, наряду с не самыми убедительными моментами, он отмечается нестандартными пропусками мяча, качественным уходом от оппонентов на первом касании в свободную зону и передачами на ход во фланг.

Вывод

Для себя как скаута я вижу несколько выводов из этой истории.

Во-первых, никогда не стоит слишком зацикливаться на одном ярком неудачном или удачном эпизоде, который, как тебе кажется, свидетельствует о наличии/отсутствии пасовых качеств у полузащитника. Говоря грубо, если полузащитник играет вперед, хоть и зачастую неудачно, а иногда – вообще откровенно плохо, это еще не значит, что он совсем не играет вперед.

Во-вторых, нельзя ставить крест на перспективах игрока из-за отсутствия у него одного или двух качеств, какими бы важными тебе они не казались. Главное, чему меня научила история с Остоном – понимание, что если у игрока есть хотя бы несколько сильных качеств, но развитых на крайне высоком уровне, он обязательно перенесет их и в более сильную лигу. И хотя слабости никуда не денутся, он сможет адаптироваться к этому уровню и выглядеть плюс-минус нормально.

В-третьих, я как скаут еще год назад был слишком зациклен на двух компонентах, которые в данный момент уже не кажутся мне такими важными:

А) Почему-то ставил проникающие передачи, даже стоячему игроку, несоизмеримо выше любых фланговых передач, даже на ход. У Урунова очень много таких ситуаций – сейчас я понял важность передач в тем и переоцениваю их скорее в пользу игрока, чем считаю это ошибкой.

Б) Я считал крайне критичным фактором потери при игре под давлением – хотя сейчас я готов смириться с ними при наличии продвижения мяча вперед, нестандартных решений с мячом, обострений. У Остона они в той или иной степени присутствовали.

Наконец, я все еще не считаю Урунова игроком, подходящим для команд первой половины РПЛ. Тем не менее, я предполагаю, что даже на уровне аутсайдера условной Лиги 1 Остон делал бы то же самое, что и в РПЛ – отбирал, тащил мяч, пытался обыгрывать – с чуть более низкой, но в целом сходной эффективностью.