История Роберта Скова: как переоцененный вингер стал недооцененным крайним защитником | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике История Роберта Скова: как переоцененный вингер стал недооцененным крайним защитником — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
Бундеслига
13 февраля , 12:55
13 февраля , 12:55
История Роберта Скова: как переоцененный вингер стал недооцененным крайним защитником
Никита Бобылев - о неожиданных последствиях одного из самых дорогих трансферов в истории датской Суперлиги.
Содержание
01Качества Скова
02Контекст “Хоффенхайма”
03Вывод

В прошлом сезоне датской суперлиги Роберт Сков забил 29 голов и отдал 8 голевых передач. Сейчас молодой игрок с такой статистикой, как правило, не остается в местной лиге на второй сезон. Еще прошлой зимой появились слухи о переходе Роберта в “Тоттенхэм”, а в итоге огромные для Дании 10 миллионов евро за Скова заплатил “Хоффенхайм”. Этот трансфер можно назвать частично удачным – Сков сразу закрепился в основе немецкого клуба. Однако не на привычной ему позиции правого вингера, а слева в защите. Почему эта трансформация на самом деле довольно логична, я постараюсь объяснить ниже.

Качества Скова

Представляя вингера, забившего около 30 голов за сезон, вы сразу подумаете об игроке типажа Макарова или Мирзова – инсайда, нацеленного строго на удар. Однако случай Скова не совсем про это. Его сумасшедшая статистика – в первую очередь следствие того, что он был штатным исполнителем пенальти и штрафных в “Копенгагене”. Удар Скова, как с места, так и после ведения, действительно выдающийся: бьет с левой и в абсолютном большинстве случаев в правый угол, но с действительно уникальными силой и точностью, которые компенсируют предсказуемость.

Другие голы Скова можно разделить на три типа – открывания в карман между крайним и центральным защитником; удары со средней дистанции с подбора либо после открываний в пространство между обороной и полузащитой соперника; удары после самостоятельного выхода на ударную позицию – либо за счет дриблинга, либо за счет комбинационного взаимодействия.

Выглядит довольно разнообразно, однако практически все его голы, за исключением мячей откровенно слабым командам вроде “Хобро”, забиты при наличии большого количества пространства. (Да, в чемпионате Дании из-за не самой высокой уровня организации обороны большое количество пространства можно найти и в позиционной атаке) Чем меньше пространства, тем менее эффективным становится Сков – в этом основная причина снижения его результативности в Лиги Европы (гол в пяти матчах).

Ключ к пониманию, чем Сков отличается от обычного дриблера – его нетипичное телосложение. Несмотря на рост в 180 см, на видео он выглядит очень большим – из-за длинных, но при этом худых ног, мощных плечей и длинных рук. В совокупности это приводит к нелучшей для игрока данной позиции ловкости, несмотря на отличную скорость. А ограничения в ловкости приводят к довольно предсказуемому и шаблонному дриблингу.

Дриблинг Скова также можно разбить на три части – пробросы себе на ход по флангу, проброс на первом касании с разворотом вокруг своей оси и ускорением к чужим воротам, а также проброс в сторону от соперника с выходом на ударную позицию. В каждом из этих случаев он получает преимущество перед защитником за счет скоростных данных: либо за счет резкого старта, либо, при ведении мяча, за счет способности сделать стоп-старт. Он не манипулирует положением корпуса при ведении, не способен резко изменить траекторию бега, не обладает плотным контролем мяча, и при обыгрыше пробрасывает мяч на довольно большую дистанцию, что еще снижает его эффективность как дриблера.

Лучший пример, как его ограничить, дала “Славия”, и он прост – жестко встречать на приеме и не давать пробрасывать мяч первым касанием, а также играть с подстраховкой и не оставлять пространства для пробросов.

Другое важное ограничение Скова – особенность ведения мяча на скорости. Грубо говоря, он горбится: голова наклонена к газону гораздо больше, чем у обычного игрока его позиции. Следовательно, снижается угол обзора, что определяет важную особенность в игре Скова. Роберт не способен оценить изменение ситуации на поле в динамике при ведении. Это значительно снижает его качества как плеймейкера.

Которые, на самом деле, существуют – и это самое главное, что отличает его от стандартного бегунка. Он неплохо видит варианты продолжения атак в статичных ситуациях, и удивительно спокоен на мяче: сочетает быстрый поиск вариантов со способностью держать мяч до появления интересных вариантов. Вторая важная вещь – он активно использует комбинационные взаимодействия, улучшает позицию через стеночки. Правда, зачастую он начинает их без грамотной оценки ситуации и просто дает в кучу-малу, а затем сам к ней присоединяется. Правда, иногда даже это приносит пользу

От стандартного вингера Скова также отличают неординарные качества в обороне. Сков хорошо читает передачи в карманы между ним и центральным полузащитником, в особенности неподготовленные. Фактически, это еще один способ разогнать контратаку – перехватить передачу, вернуть ее и самому разогнаться в свободную зону.

Контекст “Хоффенхайма”

В Германии Сков провел лишь два матча в полузащите, на позиции инсайда в схеме 3-4-2-1. Уже с третьего тура – сначала на 21 минуту, а затем и полноценно в основе – он стал выходить на позиции левого защитника.  На мой взгляд, ключевая причина трансформации в том, что тренер “Хоффенхайма” Схройдер, вне зависимости от формации, играет без широко расположенных вингеров, освобождая фланги для одного игрока по каждой бровке. В то же время, для раскрытия лучших качеств Скова нужно пространство – в том же “Копенгагене” он играл именно на фланге атаки.  Возможно, это прозвучит недостаточно критично для аналитического текста, но лучшие качества Скова и требуемые качества от левого защитника практически совпадают.

Во-первых, скорость. Как я уже писал, Сков очень быстрый – и на дистанции, и в особенности на старте за счет длинного шага и активной работы рук.

Во-вторых, кросс – и это качество, которое Сков скрывал (играл на противоположном сильной ноге фланге, с которого подавать неудобно). Особенности его техники короткого-среднего паса переносятся на кроссы: возможно, не самые мягкие, но очень сильные, летящие с быстрой скоростью. Более того, его кроссы очень точны (все-таки профильный игрок атаки) и довольно разнообразны – среди них есть подачи как на ближнюю, так и на дальнюю штангу, а также постоянная оценка ситуации перед подачей и активное использование прострелов.

В-третьих, на позиции защитника лучше, чем на позиции полузащитника, раскрываются его качества пасующего. Он чаще получает мяч в статичном положении в развитии атаки, а большинство ведений мяча заканчиваются на бровке – там, где ему не нужно выбирать решения, а надо просто подать или прострелить.  Также в развитии атаки лучше раскрывается его качество игры под давлением – манипулирование языком тела, развороты корпусом для выхода из-под прессинга и открытия линии передач в центр.

В-четвертых, атакующий функционал Скова частично переносится на новую позицию. В позиционной атаке “Хоффенхайма” крайние защитники располагаются высоко, на уровне вингбэков, а на первую линию, к центральным защитникам, смещается Гриллич. Такое расположение предполагает большое количество подключений в финальную треть – например, Сков исполняет рывки за спину обороне соперника, а при атаке протиовоположным флангом располагается в идеальной точке для использования дальнего удара. Также на фланге больше, чем, на полуфланге, пространства для его дриблинга, основанного на пробросах.

Наконец, оборонительная трансформация Скова проходит относительно безболезненно – в первую очередь, за счет его оборонительного интеллекта.  Роберт все еще не безупречен в оборонительной фазе (например, лениво возвращался в оборону в матче с Дортмундом или запускал оппонента за спину при подаче в матче с “Фрайбургом”), но в целом Сков очень хорошо играет в обороне для своего атакующего вклада – хорошо читает траекторию на кроссах, если развернут спиной к воротам, не дает себя продавить благодаря мощным для крайнего защитника габаритам, качественно действует в отборе. По-настоящему ему не хватает только устойчивости, в особенности в динамических ситуациях – следствие недостатка ловкости.

Вывод

Интересно, что произойдет со Сковом в дальнейшем – все-таки его функционал достаточно широк, чтобы на неплохом уровне закрывать и позицию левого защитника, и правого полузащитника (если он действует широко и команда ставит на быстрые атаки) даже на уровне бундеслиги. Пока что не понятно, как вообще стоит классифициировать его случай: это неудачный переход в более сильную лигу вроде Скова Ольсена или Сорлота или показатель, что неординарный игрок в любом случае будет полезен команде – пусть и на очень неожиданной позиции? Так или иначе, Схройдер заслуживает комплимента за работу со Сковом. Проблемы переноса качеств Роберта в более сложную лигу были довольно предсказуемы, и голландский коуч смог найти ему позицию, где слабости датчанина будут частично замаскированы, и при этом сохранить его полезность для атаки “Хоффенхайма”.