Работа Юрича с «Вероной»: ученик Гасперини строит главную копию «Аталанты» | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Работа Юрича с «Вероной»: ученик Гасперини строит главную копию «Аталанты» — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
Серия А
10 апреля , 16:09
10 апреля , 16:09
Работа Юрича с «Вероной»: ученик Гасперини строит главную копию «Аталанты»
Сергей Титов – о новой вспышке 3-4-3 с агрессивным персональным прессингом.
Содержание
01Прессинг и система обороны – чуть менее догматичны
02Как вскрывать «Верону»
03Игра во владение: ставка на фланги, ромбы и Лазовича
04Стандарты

С расцветом «Аталанты» было неизбежно появление команд, копирующих стиль и принципы Гасперини с игроками ниже уровнем. Логично, что создатель главного клона «Аталанты» в текущем сезоне – бывший игрок команды Гасперини и бывший помощник в тренерском штабе. Иван Юрич отмечает, что на него также повлияли Паулу Соуза и баскетбол: Юрич изучал баскетбольную тактику, восхищался Шакилом О’Нилом из-за умения связать сразу двоих соперников и вывести свободного партнёра, проникся видением тренеров, видящих баскетбол как игру разменов 1v1. Это видение укрепило в Юриче идеи Гасперини с жёстким персонально-ориентированным прессингом, повлияло на его восприятие статистики – хорват особо обращает внимание на обводки и единоборства, обозначающие для него качество игры 1v1.

Юрич самостоятельно работает уже седьмой сезон, он выводил в Серию А «Кротоне» со скромным даже для низшей лиги бюджетом, но в Серии А его предыдущие успехи были локальными – вроде победы 3:1 над «Ювентусом» в «Дженоа». Этот сезон с «Вероной», которую Юрич принял прошлым летом, получается первым цельным для Ивана на таком уровне: новичок лиги ушёл на коронавирусную паузу в 1 потерянном очке от еврокубковой зоны, с четвёртой по пропущенным мячам защитой, до матча с «Сампдорией» не проигрывал 9 игр подряд (включая матчи с «Ювентусом», «Лацио» и «Миланом»).

Этот текст – подробный разбор «Вероны», поиск сходств и различий систем Юрича и Гасперини.

Прессинг и система обороны – чуть менее догматичны

Базовые принципы игры без мяча Юрича скопированы у Гасперини – агрессивный прессинг с тотальными персональными ориентировками, где контроль игроков 1v1 важнее плотности в линиях. Защита «Вероны» очень близка к «Аталанте» не только стилистически, но и статистически: у команд почти одинаковая средняя линия оборонительных действий (46,54 метра от своих ворот у «Вероны», у «Аталанты» всего на 6 см выше), они близки по интенсивности прессинга и допуску владений, состоящих из 6 и более передач. При этом команда Юрича обороняется строже, чем «Аталанта» или «Торино» при Вальтере Маццарри, прессинговавший в той же схеме и структуре.

Ключевое отличие системы Юрича – в зонах, где команда переходит от закрывания мяча и перекрытия линий передач к агрессивному давлению. При склонности к высокому прессингу 1v1 у «Вероны» наименьший в Серии А процент возвратов владения в чужой трети и 16-е общее количество возвратов (9,3 за 90 минут, меньше только у ярко выраженных оборонительных команд). В средней трети игроки «Вероны» на всех позициях интенсивнее включаются в контактную борьбу, накрывая прямых оппонентов со спины – как следствие, «Верона» 2-я в лиге и по проценту, и по количеству возвратов владения в трети (33,9). Кроме того, Юрич более склонен, чем Гасперини, к компромиссным решениям, нарушающим целостность прессинга 1v1 ради компактности линий и пространства между линиями в низком блоке.

Но сначала к высокому прессингу. Его цель для Юрича – стандартная: закрыть мяч для продвижения через центр и спровоцировать либо пас на фланг, где включается ловушка с контролем каждого игрока 1v1, либо длинную/вертикальную передачу, на перехват которой один из ЦЗ агрессивно выходит из линии. Высокий прессинг используется при статичных розыгрышах, розыгрышах от вратаря, а также включается по явным триггерам, передачам назад и во фланг. По пасу назад киперу прессинг тоже продолжается, на вратаря переключается игрок «Вероны», опекавший отдавшего передачу защитника.

В прессингуемой зоне «Вероне» важно разобрать всех игроков 1v1, каждый получает прямого оппонента, и подход к маркировкам корректируется под схему и качества игроков соперника. Структура против 3-4-3 очевидна (обычная зеркалка), а против 3-1-4-2 Юрич уже комбинирует подходы. В этом сезоне использовалось три разных:

– типичная для 3-4-3 зеркалка: атакующая тройка по тройке центральных защитников, шестёрку опекает один из центральных полузащитников, за одной из восьмёрок доигрывает крайний ЦЗ;

– адаптированная зеркалка: атакующая тройка закрывает центр и одну вертикаль, по пасу свободному центральному защитнику включается Велозу или Амрабат – в зависимости от полуфланга, который открывается при прессинге, за одной из восьмёрок доигрывает крайний ЦЗ;

– допуск численного преимущества соперника, 2v3 в первой линии (обычно центральный защитник не прессингуется, шестёрка опекается со спины) и контроль в линии за счёт полупозиций. Пас ближе к флангу провоцирует сдвижку всей тройки, которая тогда закрывает центр и одну вертикаль, на краю создаётся ловушка.

Важная часть высокого прессинга «Вероны» – расположение вингбэков, Лазовича и Фараони, в полупозициях и быстрое перестроение, как только атака разворачивается ближе к одному из флангов. Дальний вингбэк опускается ниже и создаёт +1 в задней линии, чтобы выходы центральных защитников из линии были менее рискованными. Соответственно, дальний крайний защитник (и периодически дальний КЦЗ, при полупозиции крайнего нападающего «Вероны») не разбираются персональным прессингом, но перевести мяч на них под давлением, направляющим в край в другую сторону, очень сложно. Вингбэки «Вероны» действуют синхронно – большинство эпизодов требуют включения в прессинг одного и посадки глубже другого. Но если включиться нужно обоим, например, при передаче через центр, как на гифке ниже, они поднимаются вместе и также быстро реагируют на выбранное дальнейшее направление атаки.

В контексте фланговых ловушек важно, как движение Лазовича и Фараони без мяча меняется в зависимости от зон, расположения прямого оппонента (это взаимосвязанные детали) и расстановки соперника. Выдвигаясь в прессинг по пасу на фланг, вингбэк «Вероны» встречает соперника лицом к нему, сдвигается вплотную к нему и закрывает мяч. В таких ситуациях оба направляют и сопровождают назад оппонентов, но вообще не вступают в активный отбор. В средней трети Лазович и Фараони активнее вступают в контактные единоборства, накрывают соперников со спины. Такие детали делают крайних защитников «Вероны» менее активными в борьбе на чужой половине, чем игроки тех же позиций в командах с той же склонностью к персональным ориентировкам – Ансальди, Де Сильвестри, Гозенс, Кастань.

Кроме того, в некоторых тактических ситуациях Юрич отвязывает вингбэков от высокого прессинга. Против команд с четвёркой защитников «Верона» периодически оставляет одного из крайних защитников соперника без прямого оппонента при начале атаки, а вингбэк в зоне, где открыт свободный игрок, опускается глубже к вингерам – чаще Фараони, чем Лазович. Только когда крайний защитник поднимается с мячом к центральной линии, Лазович или Фараони тоже выдвигается к нему закрывать мяч – тогда вся линия сдвигается, вингбэк передаёт игрока крайнему центральному защитнику, создаётся фланговая ловушка. Юрич прибегал к этому решению против команд с активными вингерами, против которых требовалась подстраховка – например, против «Ювентуса» в первом круге (чтобы сдержать Косту и Куадрадо) и «Пармы» (Жервиньо). То есть в отдельных контекстах Юрич жертвует прессингом 1v1 ради меньшей свободы для более опасных атакующих игроков.

Пример подобного прессинга. При начале атаки из своей трети центр перекрыт, но крайние защитники, Сандро и Данило, остаются глубоко без прямых оппонентов. Разворот владения до Сандро – Фараони только на входе в среднюю треть выдвигается закрывать мяч, передавая Роналду Ррахмани

В игре «Вероны» без мяча, независимо от высоты оборонительного блока, есть явные правила, как располагаться к сопернику и вступать в отбор при различных игровых ситуациях. Юрич говорил, что много работает на тренировках над языком тела и правильным расположением корпуса, и это тоже явное наследие Гасперини. Если игрок соперника с мячом располагается лицом к воротам «Вероны», его нужно встречать, закрывая мяч, но без активного сопротивления. При развороте вполоборота назад или во фланг соперник должен быть сопровождён в ту зону, куда он уже начал разворот. Если игрок открывается спиной к воротам или вполоборота к воротам, за ним нужно сделать вертикальный рывок и атаковать со спины в момент приёма.

Эти правила объясняют и разницу в прессинг-действиях Лазовича и Фараони: чуть выше я специально уточнил, что зоны, покрываемые ими, взаимосвязаны с расположением прямого оппонента. В чужой трети они обычно выдвигаются к игроку, развёрнутому лицом к воротам «Вероны», а в средней – к игроку, расположенному лицом к своим воротам или вполоборота. Эти же правила объясняют стиль агрессивных выходов центральных защитников из линии. Если прямой оппонент защитника смещается глубоко в недодачу, нужно выдернуться за ним и постараться сыграть на опережение в приём. Если открывание от защитника ложное, и в его зону из глубины свободно врывается другой игрок, то это проблемы не защитника, а игрока, чьим прямым оппонентом был набежавший, и/или системы подстраховки.

Система Юрича требует от игроков центральной оси агрессии, резких вертикальных рывков, успешности в единоборствах 1v1 и быстрой реакции на ситуацию – выход партнёра из линии, открывание в свободную зону. Эти требования раскрыли Мараша Кумбуллу и Амира Ррахмани (первого ведут европейские топы, второго уже подписал «Наполи»), и внутри системы их недостатки успешно маскируются.

Например, Ррахмани слаб в ситуациях с резкой сменой направления рывка, он долго разворачивается и медленно ускоряется на первых метрах после разворота. Но чтобы использовать его недостаток, нужно а) вытянуть его из зоны, б) заполнить его зону другим игроком или резко набрать, располагаясь при этом на несколько метров дальше от ворот, чем защитник, в) растянуть пространство так, чтобы его не могли подстраховать ни Фараони, ни Гюнтер, г) в случае заполнения зоны другим игроком – надеяться, что за ним не перестроится полузащитник. Если первое условие выполнить достаточно легко, то комбинация условий практически невозможна из-за сильной системы. Аналогично система маскирует и недостатки менее резких Гюнтера, Давидовича, Боккетти.

Доигровки вингбэков, восьмёрок и даже крайних нападающих за прямыми оппонентами к своей штрафной – стандартная реакция на забегание в зону, созданную открыванием в недодачу от центрального защитника «Вероны». Эффективность системы усиливает факт, что она сохраняется, даже если пятёрка держит линию, и не все игроки внутри пятёрки защищаются по прямым оппонентам. Показательна игра «Вероны» в низком блоке против «Интера», использующего на одной горизонтальной линии с парой нападающих и вингбэков, и восьмёрок (иногда обоих). Расстановку «Вероны» можно было описать как 7-3-0: тройка атакующих игроков мешала тройке ЦЗ и Брозовичу доставить мяч к штрафной через центр и полуфланги, а Амрабат и Пессина – две восьмёрки – опускались на одну линию к защитникам, чтобы закрыть Бареллу и Весино.

Из полузащитников только Амрабат допускает ошибки при доигровке, иногда переключаясь на мяч вместо контроля игрока. Велозу и Пессина внимательнее следят за прямыми оппонентами, причём Пессина ещё и очень активно доигрывает за соперником в роли крайнего нападающего – значительно чаще, чем остальные игроки, закрывающие позицию.

В низком блоке «Верона» сохраняет агрессивные персональные ориентировки центральных защитников и стремится к созданию численного перевеса в двух главных зонах – зоне мяча (особенно на фланге) и штрафной площади. Это создаёт выигрышное положение и против фланговых комбинаций, и против кроссов. Из-за специфики системы и резкости защитников «Верона» практически не допускает комфортного приёма мяча между линий: при приёме спиной к воротам вблизи от штрафной защитники часто блокируют даже первое касание, а если и допускают его, то выжимают назад и читают возможный разворот внутрь поля с приёма. В крайнем случае, если соперник на приёме ушёл от опекуна, игрок «Вероны» идёт на фол.

«Верона» достаточно много для команды с агрессивным средним блоком позволяет бить из штрафной с игры (6,36 ударов за 90 минут – 14-й результат в лиге), но при этом блокирует ровно треть ударов из штрафной – в процентном соотношении чаще блокируют только «Аталанта» и «Дженоа». Из-за специфики оборонительной системы её сложно вскрыть проникающими передачами низом и вообще пробить из штрафной, глядя на ворота. Основная масса таких ударов наносится либо после подач, причём чаще с рывка вторым темпом или из слепой зоны, чем из борьбы, либо после прохода игрока с мячом в штрафную на дриблинге. Но это уже часть следующей подтемы.

Как вскрывать «Верону»

Три комбинационных и три более простых варианта.

Первая идея – стянуть прессинг «Вероны» к флангу и быстро перевести мяч на противоположный. Из-за фланговых ловушек Юрича это достаточно сложно, а прессинг после паса с фланга назад скорее заставляет играть поперёк или через вратаря, но если в 1-2 передачи удаётся менять фланг атаки, у «Вероны» возникают проблемы с перестроением. Так как под создание прессинга на фланге стягивается один из центральных защитников, дальний вингбэк опускается глубже и обычно создаёт численное преимущество в задней линии; следовательно, игрок на дальнем фланге, которого контролирует вингбэк, остаётся свободным или контролируется, но только в полупозиции. При резкой смене фланга игроку «Вероны» нужно быстро перестраиваться, и в зоне мяча создаётся уже численное равенство, а не преимущество.

Вторая идея – растягивать блок через серию вертикальных передач, и вперёд, и назад, и ложных открываний. Движение мяча и игроков должно вытащить сразу несколько защитников, желательно из одной большой зоны, чтобы и страхующие покидали позицию. Созданная зона должна своевременно заполняться со второго темпа или вскрываться через дриблинг.

Самый сложный для «Вероны» (но и для реализации атаки) вариант – когда эти идеи сочетаются. Так как блок растягивается и по ширине, и по вертикали, и даже страхующий покидает зону, подобные ситуации сводятся к быстроте перестроений и качественной доигровке 1v1 ближних к расчищенной зоне игроков на большем пространстве, чем они обычно защищаются.

Лучше всех за счёт этих идей оборонительный блок «Вероны» растягивал «Ювентус» в проигранном матче (это неудивительно: к февралю Сарри поработал над структурой атак и созданием пространства, а на пространстве сказывается класс игроков в действиях 1v1 и быстрых комбинациях). Мяч доводился до правого защитника Куадрадо – либо от ЦЗ, либо транзитом через нападающего, отскакивавшего вглубь от Гюнтера, центрального в тройке. Лазович выдвигался в прессинг к Куадрадо, а Дуглас Коста с позиции правого вингера утягивал за собой Кумбуллу – или глубоко в среднюю/чужую треть открыванием в недодачу, или широко на фланг. Так в левом полуфланге создавалась большая свободная зона, которую в некоторых ситуациях не контролировали ни Лазович, ни Кумбулла, ни Гюнтер – прямой оппонент Куадрадо, страхующий, страхующий страхующего. Зону заполняли или резкими открываниями из глубины (от Бентанкура или Игуаина, который после вытягивания из линии Гюнтера менял направление), или через дриблинг.

Ещё один вариант, как растянуть оборону «Вероны» через пас – дождаться неконтролируемого подключения из глубины. Из-за склонности к персональным ориентировкам это обычно срабатывает, когда «Верона» защищается низким блоком, и перед её линией прессинга у соперника есть свободный игрок. Атакующая группа «Вероны» не успевает заблокировать его подключение, а защитники и полузащитники из-за жёстких персональных ориентировок вынуждены быстро и нетипично для себя реагировать на ситуацию. Обычно игрока, создающего численное преимущество, встречают, «сжимая» пространство перед ним с двух сторон перестроением в полупозиции – но если он успеет отдать передачу, то может рухнуть вся система персональных ориентировок. При этом на фланге «Верона» может даже игнорировать численный перевес оппонента.

После получения мяча свободный игрок движется вперёд на дриблинге, и это один из более простых вариантов вскрытия обороны «Вероны». Любой успешный обыгрыш 1v1 разбивает систему персональных ориентировок и провоцирует быстрые перестроения – либо игрок с мячом продвинется дальше без давления, либо к нему в полупозицию сместится ближний центральный защитник, но появится риск проникающей передачи ему за спину или быстрой передачи игроков, к которой не готова остальная оборона. Большинство подобных эпизодов приходит после смещений с фланга к центру от вингбэков, чаще с края Фараони: он активнее Лазовича вступает в отбор, но отбирает с невысоким для системы Юрича процентом (61,5%) и чаще разбрасывается по ложным движениям ногами и корпусом.

Следующий способ вскрытия пространства – через подачи. «Верона» практически всегда имеет численное преимущество в штрафной перед кроссом за счёт тройки ЦЗ и дальнего вингбэка, которые переключаются с игроков на мяч, когда мяч в удобной для подачи позиции. Четвёрка вычищает пространство перед вратарской и дальнюю штангу, так что здесь важно создание динамического преимущества. Наиболее эффективные способы – открывания из слепых зон и со второго темпа: именно в штрафной и именно при кроссах «Верона» часто теряет второй темп, так как быстро переключается командный ориентир. Даже при подачах команда Юрича не позволяет бить, располагаясь лицом к воротам и с низким сопротивлением, подобные открывания – редкий шанс для такого удара.

Наконец, против «Вероны» помогают дальние удары. Из-за штрафной команда пропустила 8 мячей, 7 из них с игры, и у неё худший в лиге процент пропущенных голов ударами издали. Так как перед штрафной «Верона» тоже встречает игроков с мячом, двигающихся лицом к воротам, 1v1 и закрывая мяч, при отсутствии предложений у игрока есть рабочий вариант – подготовить мяч под рабочую ногу и пробить. В части эпизодов на удар выводился игрок, подключавшийся из глубины без доигровки (голы Рэмси и Малиновского).

Игра во владение: ставка на фланги, ромбы и Лазовича

Подход Юрича к владению мячом в базовых принципах тоже похож на подход Гасперини – вертикальное продвижение мяча через фланговые группы игроков, где взаимодействия завязаны на автоматизмах, и минимальное использование центральной оси. Небольшая разница есть в отработке автоматизмов на тренировках: Юрич называет ограниченными рондо и подобные упражнения, где пас нужно отдавать вторым касанием. Хорват считает, что думающий игрок должен знать, когда отдать передачу, а когда продвинуться вперёд на дриблинге, и ограничения по касаниям программируют его на одно решение. При этом Юрич всё равно добивается интенсивности тренировок на контроль мяча.

Начало атаки обязательно строится через тройку центральных защитников в линию. Цель «Вероны» – растянуть первую линию прессинга и довести мяч до одного из крайних ЦЗ, принимающего мяч как можно шире. Дальше следует вертикальный розыгрыш в ромбе или пятиугольнике. Если «Верона» попадает под высокий прессинг в начале атаки, вглубь опускается Амрабат или Велозу – по ситуации помогающий полузащитник или становится дополнительным игроком в первой линии билд-апа, или располагается между прессингующими соперника, заставляя их корректировать позиции и освобождая пространство для одного из крайних ЦЗ. Часто подобное движение помогает против прессинга первой линии 3v3. Независимо от действия Амрабата/Велозу, его основная цель та же – вывести крайнего ЦЗ на открытый мяч, чтобы завязать вертикальный розыгрыш через фланг.

Амрабат и Велозу помогают билд-апу «Вероны» расположением в центральной оси или полуфлангах, при этом их главная задача в структуре – довести мяч на фланг, обеспечить доводку правильной позицией или развернуть владение с одного фланга на другой. Особенно это касается Амрабата: при начале атаки он часто принимает мяч лицом к своим воротам и под давлением, а лицом к чужим воротам движется, только если его не встречают или прессингуют нестройно. Для такой роли Амрабат очень устойчив к прессингу, плотно держит мяч на ноге под давлением, использует ложные движения корпусом и ногами, заставляющие прессингующего терять позицию, из-под активного прессинга уходит на плавных разворотах. Плюс он правильно оценивает, куда лучше развернуть владение под давлением, и технически качественно исполняет сложные передачи.

В редких эпизодах, когда Амрабату позволяют развернуться вперёд при начале атаки, он протаскивает мяч на дистанции и доводит мяч на фланг уже ближе к чужим воротам.

Роль крайних центральных защитников в построении атак у Юрича – более строгая, чем у Гасперини. При билд-апе задача КЦЗ ограничена передачей внутри ромба и сохранением позиции – если соперник плотно перекроет зону, через игрока можно будет начать разворот владения на противоположный край. Также «Верона» очень осторожно использует один из любимых приёмов Гасперини в начале атаки – быструю ротацию позиций (восьмёрка опускается в первую линию билд-апа, ЦЗ и вингбэк поднимаются высоко и свободно заполняют позиции внутри ромба/пятиугольника). Защитник может подниматься с мячом вперёд или сдвигаться высоко ближе к флангу, когда его позицию замещает Амрабат или Велозу, но располагаться при этом только на фланге – в отличие от Толоя в структуре «Аталанты», он не может занимать любую позицию внутри структуры.

Юрич поощряет подключение центрального защитника ближе к штрафной в двух ситуациях – при развороте владения с одного фланга на другой и при выигранном подборе в чужой трети. Причём с подключением защитника должна произойти та самая ротация позиций: на подстраховке остаются трое, один из которых – восьмёрка, Амрабат или Велозу. Когда условия соблюдены, защитник может подключиться до чужой штрафной через зону, где строится атака: обычно пасует из широкой позиции на одного из открытых в ромбе/пятиугольнике партнёров и забегает внутрь поля под стенку. При этом Юрич не позволяет защитникам большей самодеятельности, типичные для «Аталанты» вбегания ЦЗ в штрафную под подачи «Верона» не использует.

Самый опасный в позволенных подключениях защитник «Вероны» – Ррахмани, который быстрее остальных ориентируется в сжатых пространствах и подыгрывает в касание.

Основной алгоритм «Вероны» в развитии позиционных атак – построение фланговых ромбов и пятиугольников с сильным креном на левый край. Зоны заполняют крайний ЦЗ, вингбэк, восьмёрка, крайний нападающий, часто центральный нападающий, отскакивающий к углу штрафной или вбегающий в полуфланг под проникающий пас (обычно ближе к левому флангу). Если «Верона» играет 3-4-1-2 или с ложной девяткой, то в перенасыщенный фланг стягивается десятка. Обязательные условия геометрии – как минимум один игрок, часто два, открываются широко, 2-3 в полуфланге, и один из них обеспечивает разворот владения на дальний фланг, если зона мяча перекрывается. Разворот происходит через центральных защитников или полузащитников максимально быстро, чтобы соперник не успел перестроиться с фланга на фланг.

Важное отличие системы Юрича от «Аталанты» Гасперини – отсутствие игрока, постоянно открытого под передачи с флангов внутри поля и быстро принимающего решения. Своего Алехандро Гомеса у «Вероны» нет, а игроки, располагающиеся в похожей позиции при схеме 3-4-1-2, дольше думают и менее нацелены на проникающие передачи. Крайние нападающие «Вероны» выполняют более похожие функции – например, и Дзакканьи, и Пессина, и Верре с приёма во фланге или полуфланге умеют в касание разворачиваться внутрь поля, как это в «Аталанте» делает Иличич. Но и здесь очевидны несоответствия: инсайды «Вероны» принимают мячи обычно глубже, чем Иличич, и значительно хуже в продолжении атак – и в поиске решений, и в скорости их принятия, и даже в плане техники. «Верона» значительно чаще «Аталанты» проникает в штрафную через фланги и подачи, но в финальной трети практически не использует центр и полупространства.

Прямое следствие системы «Вероны»: лучший игрок команды по острым передачам, ожидаемым ассистам, передачам в глубокие зоны и навесам во вратарскую – Дарко Лазович, левый вингбэк. Он переученный вингер, и это личное изобретение Ивана Юрича, только сделанное почти 4 года назад. Юрич первым увидел в Лазовиче способность закрывать фланг целиком, как только стал главным тренером «Дженоа», Гасперини видел Дарко только крайним нападающим в 3-4-3. Сейчас Лазович – один из самых успешных вингбэков Серии А в атаке, и система «Вероны» подчёркивает его лучшие качества:

– Лазович много играет за счёт Дзакканьи, левого инсайда, который располагается или на одной вертикальной линии с ним, или чуть выше в полуфланге. Лазович резко забегает третьим под Дзакканьи, когда он получает передачу от ЦЗ, пользуется его ложными открываниями к боковой линии и тащит мяч на дриблинге в полуфланг, откуда Дзакканьи выводит одного из защитников. Пасуя Дзакканьи, Лазович часто делает диагональное движение под стенку, особенно перед чужой штрафной.

– Из-за склонности к диагональным движениям, смещениям в центр и правой рабочей ноги Лазович очень разнообразен перед штрафной: поддерживает вбегания партнёров в боковую часть штрафной тонкими проникающими передачами, сам выходит на удар, может подать из более опасной зоны.

– Лазович мягко и точно подаёт с обеих ног, и с шага, и в динамичных эпизодах с рывка, направляет большинство кроссов к дальнему углу вратарской. Это системно важная вещь для «Вероны»: подачи – ключевой источник моментов команды в позиционных атаках, много подач направляется к дальней штанге, а лучшие игроки по открываниям на дальней штанге – Пессина и Фараони – обычно играют на правой стороне поля. Пессина эффективнее в подключениях со второго темпа, Фараони – в открываниях из слепой зоны для опекающего его защитника.

Кроме того, Лазович очень важен и для быстрых атак «Вероны» – из-за скорости, вертикальности командных переходов и тоже, как и в позиционках, явного крена на левый фланг.

Крен атак «Вероны» помогает использовать лучшие качества обоих вингбэков. Фараони, закрывающий правый край – второй игрок команды по созданным шансам и точным навесам, но он не так разнообразен и подвижен перед штрафной, как Лазович, редко обостряет проникающими передачами. Зато Фараони очень классно открывается перед воротами и смело идёт замыкать дальнюю штангу, чего не хватает Лазовичу – даже когда его никто не опекает, Дарко располагается как типичный вингер, ближе к углу штрафной, чем к углу вратарской.

Стандарты

Лука Ригони, работавший в «Дженоа» и с Гасперини, и с Юричем, называет главным различием между ними дотошной подготовкой Юрича к стандартам. Хорват ещё в «Дженоа» U19 сформировал понимание, как обороняться при угловых, и переносит систему из команды в команду – зона с расположением 6-3-1. Шестеро игроков расставляются по вратарской, трое – на одной линии относительно 11-метровой отметки, ещё один отвечает за подбор на линии штрафной. При этом система гибко подстраивается под ситуацию и соперника: под перенасыщение вратарской (игроки с 11 метров опускаются глубже), под подготовку розыгрыша (к боковой линии штрафной смещается игрок с подбора или с 11 метров) и так далее. К отдельным опасным игрокам приклеиваются прямые оппоненты, не сопровождающие их к защитникам, а доигрывающие за ними.

Ближние к подающему два игрока в шестёрке – крайний защитник и один из атакующих игроков (Ди Кармине/Борини/Верре). Главная ответственность лежит на тройке центральных защитников, расставленной по центру на линии вратарской в привычном для позиционной обороны порядке – то есть при подачах с левого от ворот угла ближним к мячу будет левый ЦЗ (Кумбулла, Давидович или Гюнтер, в зависимости от выбора тренера), а кроссы с правой стороны снимает Ррахмани.

Позиция дальнего игрока в шестёрке может корректироваться – если примерно на линии штрафной в дальней части штрафной есть свободный игрок, готовый забежать на штангу, защитник корректирует позицию и поднимается на шаг от линии вратарской. Если подача пойдёт в эту зону, защитник, скорее всего, будет готов сделать заслон.

Белым выделен игрок, заставляющий Фараони корректировать позицию

«Верона» пропустила только 1 мяч после прямой подачи, от «Болоньи», ещё 2 гола с подборов после угловых, но под систему Юрича уже подобрали два ключа. Первый – банальный перегруз вратарской площади, как и забила «Болонья»: при высокой плотности Сильвестре неуверенно выходит из ворот и мечется на линии. Второй – использование пространства между ближним и самым центральным из тройки защитников на линии вратарской. Идея заключается в том, чтобы блокировать ближнего игрока и выводить набегающего из глубины партнёра в пространство между крайним ЦЗ и центральным.

При угловых в атаке «Верона» обычно использует простые заготовки – заслоны на ближней штанге под включение игрока, набегающего с линии штрафной или из бутерброда, и подачи в центр к линии вратарской под такое же ускорение из глубины. Сложные розыгрыши используются, но достаточно редко и сводятся к выводу на удар без давления из глубокой позиции (например, против «Ювентуса» веронцы группой игроков сажали зонную защиту соперника во вратарскую, а подача шла на линию штрафной под удар Пессины). В целом есть впечатление, что именно стандартам в атаке, в отличие от стандартов в защите, Юрич уделяет недостаточно внимания.

Важный фактор, делающий даже такие угловые «Вероны» опаснее – Мигел Велозу, основной подающий команды. У него очень качественные кроссы с левой в нужную точку, в том числе сложные подачи. При угловых с правого фланга его подачи позволяют «Вероне» набивать створ или ставить двух блокирующих на чужую ближнюю штангу – Велозу закручивает мяч в гущу игроков в створе.

***

«Верона» играет в более тяжёлый для просмотра футбол, чем современная «Аталанта» – система Юрича строже, его команда проводит больше времени без мяча и обороняется глубже, а фантазия в атаке практически исключена. Но в первый сезон при Гасперини «Аталанта» находилась в похожей точке развития по стилю игры. Бергамаски тоже строже оборонялись и тоже завязывали фланговые атаки на регулярных подачах в штрафную, а не на развитие через зоны внутри поля. Двигателями атак «Аталанты» вместе с Гомесом были крайние защитники Спинаццола и Конти, а под подачи набегала очень большая группа игроков – вторым темпом подключались Кессье, Кристанте, Фройлер, центральный защитник Кальдара, дальняя штанга всегда контролировалась вингбэком.

Основная разница в диспозиции этой «Вероны» и той «Аталанты» – в подходах к комплектованию команды и работе академии. Цингония – одна из самых успешных и продуктивных академий кальчо, доминирующая в регионе на юношеских уровнях, и в подъёме «Аталанты» важную роль сыграл перевод в основу Кальдары, Конти, Спинаццолы, Гальярдини, позже Манчини и Бастони, и дальнейшая их перепродажа. Деньги с трансферов шли на апгрейд ключевых зон (де Рон в полузащиту, Иличич и Сапата в атаку) и на дешёвых, но аналогичных по классу игроков на замену ушедшим (Гозенс, Хатебур, Кастань). Прогресс «Аталанты» связан в том числе с постоянным ростом качества состава. При этом у «Аталанты» уже на первом этапе развития были Гомес и Петанья, очень нестабильный в завершении, но полезный в борьбе за мячи и в подыгрыше – никто из атакующих игроков «Вероны» и близко не стоит по эффективности рядом с ними.

У «Вероны» нет постоянной подпитки от академии, так что будущее трансферное окно – очень важное для развития клуба. Ррахмани уже продан в «Наполи», Амрабат уже продан в «Фиорентину», следующим поедет Кумбулла. В условиях пандемии рано оформленные переходы в сумме на 34 млн евро очень помогут «Вероне» из-за просадки трансферного рынка. Деньги должны быть вложены так же грамотно – в усиление позиций, где игроки будут делать разницу, и сохранение качества в защите, где система Юрича важнее индивидуальных скиллов.