Новый классический матч Бордаласа. Контроль территории без мяча и всего 2 допущенных удара | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Новый классический матч Бордаласа. Контроль территории без мяча и всего 2 допущенных удара — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Матчи
ЛЕ
21 февраля , 17:44
21 февраля , 17:44
Новый классический матч Бордаласа. Контроль территории без мяча и всего 2 допущенных удара
Сергей Титов – о матче «Хетафе» и «Аякса».
Содержание
01Классический прессинг «Хетафе» загнал «Аякс» во фланги
02Тен Хаг изучил начало атаки от ворот под «Хетафе». Идеи испортил вратарь
03Идеи тен Хага на второй тайм
04Стандарты как часть плана на игру «Хетафе»

«Хетафе» продолжает эволюцию при Пепе Бордаласе. Мы уже подробно разбирали его работу по итогам двух предыдущих сезонов в Ла Лиге (раз, два), и Бордалас продолжает совершенствовать стиль команды. «Хетафе» стал прессинговать ещё агрессивнее, поднял линию обороны ещё выше, при этом все принципы прессинга в 4-4-2 работают практически идеально, а агрессивные центральные защитники и пара вечных двигателей Максимович-Арамбарри в центре поля маскируют редкие ошибки в перестроениях и выборе позиции. Если раньше стиль «Хетафе» был неудобен для команд, много атакующих позиционно, то теперь он неудобен для всех – отлаженный прессинг, правильная работа системы лишают соперников и численного, и динамического преимущества.

Матч против «Аякса» – очередной манифест футбола Бордаласа. Отдав сопернику мяч, «Хетафе» установил территориальный контроль (35% действий на трети поля «Аякса», 22% на трети испанцев), заставил «Аякс» отказаться от начала атаки через короткий пас на целый тайм, задал нужный себе темп и мощно перебил голландцев по ударам: 11-2 с первым ударом на 80-й минуте. Самая стильная оборонительная команда Испании теперь играет не в Мадриде, а в его пригороде.

Классический прессинг «Хетафе» загнал «Аякс» во фланги

Без мяча Бордалас использовал стандартную систему 4-4-2 с небольшой подстройкой под «Аякс». Дейверсон и Мата составили первую линию прессинга. В паре центральных полузащитников Максимович оборонялся значительно выше Арамбарри – при начале «Аякса» от ворот часто поднимался к опорным полузащитникам, доигрывал до вратаря. Кукурелья слева изначально располагался в полупозиции между Дестом и ван де Беком, который намного менее комфортно ощущает себя в роли одного из опорных, а Ньом был ориентирован на Тальяфико и располагался ближе к флангу.

Полупозиции Максимовича и Кукурельи не только позволяли быстро перестроиться после передачи одному из опорных, но и оставить Арамбарри рядом с Зиешем, с первых минут вышедшим на позиции десятки, а сзади получить ситуацию 4v3.

Прессинг «Хетафе» задал тактический рисунок матча. По итогам стартовой 20-минутки разница в количестве передач двух центральных защитников «Аякса», Блинда и Альвареса, была аномальной: 16-2. Причём два паса, сделанные Альваресом – скидка отскочившего мяча грудью на ближнего и вынос под давлением после подбора у своей штрафной. Причина статистики – начало атаки «Аякса» развалилось под прессингом «Хетафе». И при статичных розыгрышах, и при передачах назад Варела боялся давления и выбивал мяч вперёд (далее будет целый подпункт, посвящённый роли вратаря при выходе «Аякса» из-под прессинга), вообще не подключал Альвареса, а Блинда очень качественно загоняли во фланг и провоцировали вертикальные передачи.

Попытки «Аякса» атаковать через центр заканчивались или передачами назад под лонгбол, или обрезами. Центральные полузащитники «Хетафе» очень быстро переключались на игрока, получавшего мяч, и дали очень мало свободы Зиешу на позиции десятки – к нему постоянно был приклеен либо Этчейта, либо один из пары Максимович-Арамбарри.

Пас Блинда Зиешу под открывание в центральном круге – Кукурелья и Максимович вдвоём сужают пространство по бокам от него, сдвигаясь от других игроков, Этчейта готов накрыть со спины. Зиеш под давлением отдаёт поперёк ван де Беку – уже Арамбарри читает эпизод и готовит пас вразрез после перехвата

Левый фланг был единственной зоной, где «Аякс» комбинировал на чужой половине поля в первом тайме. Тальяфико, Бабел, помогавшие в полуфланге Блинд и ван де Бек завязывали треугольники слева, при этом лезть с фланга в центр было практически бесполезно – смещения Бабела под правую ногу от крайнего защитника читал Максимович, опускаясь очень близко к КЗ, а проникающие передачи в зону перехватывал Джене, тоже отлично игравший на подстраховке. Поэтому комбинации «Аякса» обычно ограничивались отыгрышем Ньома через стенку или серию передач, попытками игры на третьего мимо Ньома и Суареса. Дальше следовал перевод на дальний фланг или подача – за первый тайм только одна вышла достаточно опасной.

Ещё одна идея «Аякса» – ловить пространство за спинами Суареса и Джене, куда могли вбегать Бабел и Лассина Траоре, во фланге под забросы подключался Тальяфико. Причём забросы были реакцией «Аякса» на подъём оборонительной линии «Хетафе». У эпизодов была похожая природа: Ньом, Суарес и Максимович закрывали фланг, провоцировали передачу назад – пока мяч был открыт, игрок «Хетафе» не успевал накрыть, а линия защитников поднималась выше, шёл заброс за спины. Если передачи во фланг ещё кончались приёмом мяча в зоне и подачами, то закидушки в зону Джене были бесполезными – он отлично перестраивался по верховым мячам.

Тен Хаг изучил начало атаки от ворот под «Хетафе». Идеи испортил вратарь

Одна из идей тен Хага, как разбивать высокий прессинг «Хетафе», скопирована у Кике Сетьена, против которого Бордалас играл в предыдущем матче. Сетьен подстроил под прессинг «Хетафе» короткие розыгрыши от ворот и показал новый лайфхак, как использовать изменение правил и манипулировать давлением. Суть: первое касание делал не тер Стеген, а один из центральных защитников, стоящий на линии вратарской. Получая пас от ЦЗ, вратарь создавал численное преимущество 3v2, при этом Мата и Молина в первой линии прессинга не могли на него перестроиться (открыть ЦЗ более опасно, чем тер Стегена). Умтити и Пике растягивали нападающих «Хетафе», а тер Стеген без давления пасовал под смещение вглубь одного из игроков в центральной оси.

В начале матча «Аякс» дважды использовал похожий розыгрыш от ворот – вместо Варелы первый пас делал Блинд.

Проблема, с которой «Аякс» столкнулся при первом же подобном розыгрыше – слабо развитая игра ногами Варелы для вратаря, разбивающего прессинг. Под прессингом голкипер должен не только находить варианты развития атаки и качественно исполнять передачи, но и быстро реагировать на изменение ситуации на поле. С этим есть проблемы и у основного кипера «Аякса» Онаны, часто играющего на вынос под высоким прессингом с перекрытием ближних адресатов 1v1, но Варела совсем не оценивал ситуацию вокруг себя – не оценивал всю поляну, обычно изучая расположение партнёров только на «сильном» левом фланге, и не менял заранее принятые решения.

Варела привёз первый неприятный момент в матче у ворот «Аякса», и его главная причина – принятие запланированного решения вместо адаптации под ситуацию на поле. После паса Блинда Вареле Максимович типично для высокого прессинга «Хетафе» располагается в полупозиции между Мартинесом и ван де Беком, но когда Варела подрабатывает мяч под правую ногу, Максимович ещё до паса начинает движение в сторону Мартинеса. Для ван де Бека открывается больше пространства, а Кукурелья, держащий полупозицию, недостаточно близко, чтобы накрыть ВДБ в момент приёма.

Варела не изменил решение, отдал Мартинесу под приём спиной к полю под прессинг, получил обратный пас и не обработал первым касанием скачущий мяч – панически выносил уже от лицевой и попал в спину Максимовичу. Из-за этого во втором розыгрыше от ворот, начатом Блиндом, Варела даже не участвовал, Блинд сам начал атаку длинной передачей.

Решения Варелы не помогали «Аяксу» и при обычных розыгрышах от ворот, и в билд-апе. Под высоким прессингом «Хетафе» Варела практически не разыгрывал мяч через Блинда и Альвареса и часто начинал атаки длинными передачами в левый фланг. Бабел цеплялся за верховые мячи в борьбе с Суаресом, сильно уступающим в габаритах, но когда он опускал мяч на землю, к нему подскакивал Ньом или Арамбарри, из-за чего Бабел редко продолжал владение передачей вперёд после приёма. Единственный момент, когда «Аякс» извлёк из алгоритма выгоду, возник на 23-й минуте: Бабел зацепился за длинную передачу, развернулся внутрь поля и вырезал диагональ на дальний фланг под включение из глубины Деста, к которому не была готова высокая линия обороны «Хетафе». Правда, перед штрафной Дест вчистую проиграл Кукурелье 1v1.

Из-за нацеленности на длинные передачи в Бабела Варела совсем не переводил мяч направо Десту, хотя высокий прессинг «Хетафе» оставлял его свободным. Причём если в начале матча игроки «Хетафе» оглядывались на расположение Деста (Кукурелья и Максимович располагались в полупозициях между Дестом, ван де Беком и Мартинесом – 2v3 с перестроением по передаче), то к середине первого тайма раскусили план Варелы и совсем открыли Деста, а Кукурелья и Максимович располагались вплотную к опорным «Аякса».

По ходу матча «Хетафе» подстроился под длинные передачи Варелы ещё в двух деталях. Сначала Арамбарри стал занимать позицию не на подстраховке Максимовича в центре, а ближе к правому флангу, чтобы помогать на подборах в зоне мяча. Затем Бордалас при ударах от ворот менял местами Суареса и Ньома, чтобы Ньом (который выше правого защитника на 14 см) лучше цеплял верх против Бабела. На решения Варелы не повлияли ни перестроения «Хетафе», ни даже эпизод на 31-й минуте – первая в матче диагональ вратаря направо на Деста, после которой у «Хетафе» возникли сложности с перестроением полузащитников. Основным решением вратаря всё равно остались длинные передачи на левый фланг.

Проблемы возникали и в ситуациях с мячом в игре. Получая передачу от одного из игроков билд-апа и попадая под прессинг Максимовича, Варела делал менее акцентированные передачи, в одном из моментов в начале второго тайма обрезал команду плохим пасом через центр. Во втором тайме, когда «Аяксу» стало чуть легче преодолевать давление, Варела тоже выбирал неоптимальные решения – отдавал игрокам, на которых уже выбегал прессингующий, игнорируя партнёра в свободной зоне или открытого партнёра после смещения вглубь. Так что игра голкипера «Аякса» под давлением «Хетафе» – доказательство, что даже выстроенная структура владения и открывания на свободном пространстве не будут работать под прессингом, если вратарь недостаточно хорош в игре ногами.

Идеи тен Хага на второй тайм

Главное изменение тен Хага в перерыве – перестроение структуры начала атаки на 3-1 с одним из опорных, обычно Мартинесом, в первой линии. В зависимости от расположения Блинда Мартинес опускался в тройку либо центральным, растягивая Блинда и Альвареса, либо как ЛЦЗ. Это осложнило «Хетафе» высокий прессинг. Теперь Максимович располагался не в полупозиции между опорными, а перед ван де Беком, в первой линии прессинга возникала ситуация 2v3. Растягивать прессинг «Хетафе» и находить свободного игрока стало проще.

Также по ходу второго тайма возникали типичные для «Хетафе» ситуации против тройки в первой линии билд-апа: если Альварес и Мартинес/Блинд широким расположением растягивали нападающих «Хетафе», а мяч получал центральный в тройке билд-апа «Аякса», Максимович мог пойти в прессинг по нему, закрывая линию передачи на ван де Бека. Арамбарри не поднимался за ван де Беком так высоко. Мартинес, получая мяч центральным в тройке, 3 раза за второй тайм манипулировал движением Максимовича и отрезал его передачами через центр (правда, один эпизод кончился обрезом ван де Бека, в ещё одном Максимович подчистил и догнал ван де Бека за счёт бешеного рывка).

Ещё один вариант – Максимович остаётся перед ВДБ, Альварес или Блинд самостоятельно тащит мяч мимо первой линии прессинга. Но далее игрока с мячом встречал Арамбарри или сужавший крайний полузащитник, и «Аякс» снова направлял атаку во фланг.

При розыгрышах от вратаря, когда нападающие «Хетафе» расставлялись в полупозициях, проблема с выходом «Аякса» из-под прессинга никуда не исчезла. Если мяч разыгрывался накоротке, то преимущественно через Блинда, и «Хетафе» перестраивался в лучших традициях 4-4-2 без мяча, перекрывая и все варианты на фланге, и Мартинеса, и одного из пары ВДБ/Альварес (в зависимости от расстановки при начале розыгрыша). Плюс левоногого Блинда выжимали в левый край и бежали на него из центра, что приводило к очередному выходу «Аякса» через лонгбол во фланг.

Если «Аякс» всё-таки доходил с мячом до чужой половины поля, голландцы снова пробовали забросы за спины по той же технологии, что и в первом тайме, но уже агрессивнее перегружали переднюю линию – вместе с Бабелом туда смещался ван де Бек. Как и в первом тайме, акцент делался на забросы в пространство за спинами Суареса и Джене, но либо передачи получались слишком сильными, и Сория опережал игроков «Аякса», либо Джене быстро перестраивался и перехватывал заброс.

На 68-й минуте тен Хаг провёл двойную замену по позициям (Схюрс вместо Альвареса, Хунтелар вместо Траоре), поменял местами Зиеша и Тадича, но главное – добавил ещё несколько идей игры в начале и развитии атаки:

– Тройка билд-апа стала чаще располагаться асимметрично. Центральный в тройке открывался под мяч в левом полуфланге, как ЛЦЗ в паре, а левый центральный (обычно Блинд) сдвигался чуть шире на фланг. Так «Хетафе» вынужденно открыл Блинда при начале атаки: Анхель, Мата/Молина и Максимович сохраняли позиции в центре, а на фланге Суареса и Ньома связывали Бабел и Тальяфико, плюс к смещениям в эту же зону был готов Тадич. Блинд пользовался свободой двумя способами – протаскивая мяч до центральной линии или подготавливая вертикальную передачу по левому флангу, пока его не накроют.

Впрочем, Блинд нечасто получал мяч в таких ситуациях и ни разу от вратаря – даже в очевидных ситуациях. Здесь Варела снова отдаст длинную в борьбу, когда Блинд хорошо открывается в свободную зону, и трое (в том числе тен Хаг) показывают на его открывание.

– Начали использоваться переводы от одного крайнего ЦЗ другому, которого не опекает нападающий – типичная история для билд-апа 3-1 против 4-4-2 без мяча. Возможно, в том числе с этим была связана замена центрального защитника: Схюрс лучше двигает мяч, чем Альварес.

– С переводом Тадича на позицию десятки активнее заработали фланговые комбинации, где Тадич создавал треугольники смещениями ближе к флангу (причём и слева, и справа; слева – чаще, справа – опаснее, оттуда Тадич сделал две попытки проникающих передач). Стали возникать ситуации с подключением свободного Блинда/Альвареса из глубины, по которым доигрывали в первом тайме, что привело к одному из двух самых острых моментов «Аякса».

Когда Тальяфико затаскивает мяч по флангу, Бабел и ван де Бек меняются позициями, ван де Бек открывается в кармане Суарес-Джене. Пас под включение Мартинеса – передача в касание, пока не накрыл Максимович, и коридор для забегания ван де Бека

– С выходом Хунтелара также пробовалась комбинация, в идеальном сценарии растягивающая центральных защитников: пас низом с фланга под открывание Хунтелара перед ЦЗ, пропуск и открывание в карман, который увеличивается из-за реакции одного из защитников на мяч. Оба момента тоже подчистил Джене – в одном перехватил ответную передачу, во втором дал принять Хунтелару перед собой, но перестроился и выжал назад.

– Наконец, к забросам за спины защитникам, используемым «Аяксом» и в начале второго тайма, и по ходу первого, добавились подачи в штрафную. Как и в случае с забросами за спину, в центре «Аякс» стремился доминировать 3v2 за счёт ван де Бека, Бабела и Хунтелара. Защитники «Хетафе», концентрация которых явно подсела после 75-й минуты, допустили один очень острый кросс с открываниями за спины сразу троих игроков «Аякса», но Бабел плохо подстроился под мяч и крашеной головой скинул мяч вместо удара по воротам в упор.

Стандарты как часть плана на игру «Хетафе»

В позиционной атаке «Хетафе» типично для матчей против соперников уровня «Аякса» играл прямолинейно – используя длинные передачи и подборы вокруг таргетменов, доводку до флангов под подачи в штрафную, переводы с фланга на фланг. Зато «Хетафе» выручили отработанные стандарты, как часто происходит уже не первый сезон.

В основе гола «Аяксу» лежит идея, используемая Бордаласом ещё с Сегунды – использовать любой заработанный фол на чужой половине в полуфлангах как возможность подать штрафной с подключением всех высокорослых игроков. «Аякс» при этом обороняется против стандартов из глубины, высоко поднимая линию защитников, в голевом моменте она была поднята на 12 метров от линии штрафной. При этом в момент подачи линия неизбежно садится глубже. «Хетафе» сажал её заранее, при двух штрафных из глубины двумя разными способами – ложным разбегом с пробеганием мимо мяча и поперечной передачей. Плюс помогали ложные забегания из глубины.

Это начало голевого штрафного. Перед подачей Суареса Этчейта изначально располагается перед линией обороны «Аякса» и ускоряется в коридор между Мартинесом, ориентированным на Дейверсона, и Блиндом. Обратите внимание ещё на расположение Зиеша перед Оливерой.

Альварес в линии реагирует на забегание и разбег Суареса. Вместо подачи следует поперечная передача. Зиеш бросает Оливеру и сужает.

До подачи Мартинес опускается вместе с Альваресом чуть глубже, а когда Альварес возвращается в линию – начинает метаться. Перед подачей он делает ещё два шага вглубь, читая предполагаемый заброс за спину – при этом Мата за его спиной делает ложное открывание, а Оливера на дальнем краю совсем свободен и остаётся без опеки Зиеша.

После этого Оливера пасует в центр штрафной – Мартинес и Блинд растянулись не только в ширину, но и в длину, и удар Дейверсона не успели накрыть.

Вторая заготовка с фланговым штрафным должна быть знакома штабу «Краснодара», получившего гол после похожего розыгрыша в домашнем матче с «Хетафе». Подача из глубины идёт на ближнюю штангу, где Ньом блокирует ближнего игрока в линии (в Краснодаре блок тоже поставил Ньом), а один из игроков, расположенных перед защитниками, ныряет в созданный коридор и получает заброс за спину.

Ложный разбег снова становится важным элементом розыгрыша. Альварес, снова реагируя на него, начинает движение вглубь, ломает линию, и группа игроков «Аякса» делится на два явных блока: контролирующие дальнюю штангу (все сели за Альваресом) и контролирующие Мату (остаются в линии и запускают его забегание).

Ещё один остро исполненный стандарт «Хетафе» в атаке – угловой на 22-й минуте. Это альтернативная интерпретация розыгрыша с расположением игроков в створе от Бордаласа: трое блокируют створ, ещё один вбегает от 11-метровой к линии вратарской. При этом помехи голкиперу не создаются (что может быть дополнительной опцией к этому розыгрышу). На этой подаче первым оказался вратарь «Аякса», но такой розыгрыш «Хетафе» тоже использует не впервые – с похожего корнера Арамбарри забил «Гранаде».

При этом стандарты «Хетафе» оказались полезными не только в создании моментов. Прессингуя при аутах, «Хетафе» перекрывал «Аяксу» все возможные варианты развития владения броском вперёд. В зону мяча стягивалась вся четвёрка полузащитников (дальний крайний обычно занимал позицию на подборе), ближний нападающий и ближний крайний защитник. При аутах в средней трети «Аякс» пытался разбить прессинг «Хетафе», стягивая очень близко к флангу дальнего ЦЗ, обычно Блинда – но это было малополезно для сохранения владения, так как Блинда вынуждали быстрее расстаться с мячом, и заставляло перестраиваться одного из опорных, из-за чего после возможной потери оголялся центр. Альтернативный сценарий – бросок в борьбу и выигранный «Хетафе» подбор за счёт 1-2 дополнительных игроков в зоне мяча.

И ещё важный момент в контексте «Хетафе»: стандарты для команды Бордаласа – не только способ забить или нейтрализовать начало атаки соперника, но и возможность устанавливать правильный темп игры. В первом тайме «Хетафе» пользовался любой остановкой игры, долго устанавливая мяч, долго расставляясь и сбивая темп «Аякса». В том числе за счёт этого первый тайм получился для «Хетафе» очень комфортным.