Тактика 1-го тура ФНЛ | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Тактика 1-го тура ФНЛ — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Матчи
Прочие лиги
5 августа , 15:56
Фото:
Пресс-служба "Чайки"
Тактика 1-го тура ФНЛ
Сергей Титов и Алексей Черняк – о проблемах Игнашевича, чертановском десанте в «Крыльях» и классике «Нефтехимика».
Содержание
01«Нефтехимик» – «Чайка» (1:1)
02«Волгарь» – «Краснодар-2» (3:0)
03«Шинник» – «Торпедо» (1:0)
04«Крылья Советов» – «Балтика» (0:0)

РПЛ стартует в ближайшие выходные, а в предыдущие начался сезон в ФНЛ. Как обычно, вокруг организации турнира много вопросов (внезапный отход к 22 участникам вместо 20, непрозрачный выбор чётного 22-го участника, календарь с матчами до декабря), но в плане изучения тренерской работы в ФНЛ намечается очень интересный сезон. К Калешину, Игнашевичу и Уткульбаеву, вызывавшим интерес ещё в прошлом сезоне, теперь добавились «Крылья» с Осинькиным (самый очевидный претендент на промоушн в ФНЛ за последние 3 сезона) и «Чайка» Адиева. Мы разобрали первые матчи тренеров в сезоне, а заодно захватили «Волгарь», где Виталий Панов построил эффективный футбол на автоматизмах ещё в ПФЛ и сохранил идею после смены лиги.

«Нефтехимик» – «Чайка» (1:1)

Текст: Сергей Титов

Адиев перешёл на 3-1-4-2, особое внимание – крайним ЦЗ. Хотя Магомед Адиев стал тренером «Чайки» в ноябре и получил длинное зимнее межсезонье на перестройку команды, только после коронапаузы и летнего усиления он перевёл «Чайку» на схему 3-1-4-2. Её же Адиев использовал в «Анжи», как строго оборонительную, причём недостаточно организованную во всех фазах. И если с атакой было тяжело работать из-за индивидуального класса игроков, то в защите «Анжи» Адиева качественно перемещался верхней пятёркой, но плыл, когда пятёрку отрезали передачами или забросами, залезали между линиями. «Чайка» по первому матчу выглядит как команда с другим креном в тех же 3-1-4-2: на структурное владение и заполнение финальной трети большой группой игроков.

Главный успех структуры Адиева на данном этапе – сильная вовлечённость крайних центральных защитников в контроль на чужой половине поля, и здесь Адиеву помогает профиль игроков, выбранных на позицию. В системе, где подключения крайнего ЦЗ являются сильным инструментом в развитии атаки, защитник должен уметь создавать ширину, не бояться подключаться выше и правильно принимать мяч, дальней ногой с подработкой в ход (в тройке ЦЗ это ещё важнее, чем в паре). Такие требования могут быть проблемными для центрального защитника, постоянно игравшего в паре, он может считать задачу слишком рискованной или просто быть недостаточно технически оснащённым для правильного приёма. У «Чайки» Адиева крайние центральные защитники имеют большой опыт игры на флангах: Васильев – переученный крайний, Хозин – универсал, закрывавший и центр защиты, и оба края, даже в полузащите. Требования по позиции при владении для них привычны.

И Васильев, и особенно Хозин часто поднимались в дальнем полуфланге при развороте владения под поперечную передачу. Цифры объясняют крен атак «Чайки»: главный пасующий команды в матче, Кулик, стал лидером по поперечным передачам (40), Хозин – по передачам вперёд (46), плюс Хозин стал вторым по частоте адресатом Кулика (10 передач), хотя только тайм был регулярным ближним партнёром к Кулику.

В развитии владения Хозин был разнообразен – помимо продолжения во фланг через Савичева, забрасывал мяч за спину левому защитнику «Нефтехимика», пробовал передачи в центр под смещения вглубь Палиенко, из глубины мог отдать сильный пас через полуфланг на Дегтярёва. После отданного паса он регулярно оставался в высокой позиции, тогда его страховал один из опорных, обычно Леонтьев. Хозин стал автором единственного удара «Чайки» в первом тайме, а в перерыве явно получил установку чаще бить по воротам после подключений – в результате стал лидером команды по количеству ударов (4, и все с игры, что… необычно для центрального защитника). Логично, что «Чайка» забила именно дальним ударом после подключения Хозина через полуфланг под поперечную передачу.

Ещё одна деталь билд-апа «Чайки» – очень структурные розыгрыши от ворот. В первом тайме «Чайка» постоянно использовала заготовку, явно подсмотренную Адиевым у «Лацио»: Хайруллов приходил во вратарскую, кипер лёгким касанием катил на него мяч, и Хайруллов продолжал владение поперечной передачей, обычно через Хозина. После этого «Нефтехимик» обычно поджимал прессингом, перекрывая направление передачи в центр, и Хозин делал мягкий вертикальный заброс в сторону Дегтярёва, под которого подстраивались на подборе. У Дегтярёва по первому тайму тоже была интересная роль в структуре – гибридная, как в 3-1-4-2 Бердыева: при владении он часто располагался на одной линии с защитниками, как третий нападающий, участвовал в подыгрыше реже других полузащитников, в основном на флангах перед штрафной.

Без мяча «Чайка» обороняется 5-3-2 и отказывается от высокого прессинга. Сразу после потери команда может обозначить контрпрессинг, в том числе за счёт высоких позиций крайних ЦЗ и включений к мячу, но после пары точных передач команда откатывается в средний блок и не прессингует до центральной линии. Из-за пассивной оборонительной структуры «Чайка» допускала много подач и забросов к линии штрафной из очень глубоких фланговых позиций.

Ситуативный, но качественный прессинг «Нефтехимика». При соотношении владения 31% – 69% и количества передач в финальной трети 77-164 «Нефтехимик» высоко возвращал себе мяч так же часто, как соперник: одинаково часто на чужой трети (16-16) и почти одинаково на чужой половине (32-33). Причина не только в пассивности «Чайки» при владении соперника, но и в качестве прессинга «Нефтехимика». Среди прочего (например, прессинга по розыгрышам от ворот) команда Уткульбаева использует длинные передачи без чёткого адреса как элемент стиля, позволяющий перестраиваться в высокий прессинг после подбора соперника, выжимать его к своим воротам, провоцировать потерю или длинную передачу в борьбу, после которых «Нефтехимик» регулярно собирает подборы на чужой половине поля.

Такой прессинг «Нефтехимик» использовал и против «Чайки», выбрав зону Гогличидзе и Васильева как более уязвимую – длинные передачи значительно чаще шли направо, а для прессинга и подборов в полузащите вышел профильный крайний защитник Семёнов. При билд-апе «Чайки» он играл по Васильеву, а к Гогличидзе поднимался Лелюкаев, а при длинных передачах, провоцировавших прессинг, по ситуации опекал обоих и переключался между ними.

Роль Семёнова без мяча стала ключевой. Он стал лидером «Нефтехимика» по возвратам владения на чужой половине (8) и вынудил Васильева значительно чаще играть поперёк или назад, чем вперёд – 34 передачи против 25 (у Хозина 21-46).

Острая (как обычно) игра «Нефтехимика» в переходах. Ещё одна типичная деталь игры «Нефтехимика» – очень эффективные переходы в атаку, часто возникающие даже из безадресных выносов от своей штрафной. Часто нижнекамцы обороняются у своей штрафной в 8-9 человек, впереди остаётся один Уридия, и его усилий хватает, чтобы зацепиться за мяч и организовать контратаку с подбора. При небольших габаритах Уридия очень сильно ставит спину и таз, пихает защитников плечо в плечо, а иногда просто добегает до защитника и обозначает борьбу, заставляя его пятиться и выбивать мяч головой в сторону. Когда Уридия цепляется за мяч или организует ситуацию для подбора, атакующие полузащитники «Нефтехимика» быстро прибегают на поддержку и нацелены на максимально быструю доставку мяча к чужой штрафной – в 1-2 паса, обязательно с вертикальной передачей вразрез или за спины.

Так или иначе все острые моменты «Нефтехимика» в матче были созданы не в позиционных атаках, а в переходах или после высокого прессинга и подбора на чужой половине. Голевой штрафной тоже был заработан после выноса вратаря в сторону Уридии, который жёстко поставил спину Васильеву и вообще не дал подобраться к мячу, и собранного под ним подбора. Это главное оружие «Нефтехимика», которое продолжит работать в новом сезоне (и уже продолжило).

В контексте «Нефтехимика» важно не только использование командой сильных сторон, но и подбор новичков под сильные стороны. Зимой Уткульбаев подписал Клёнкина – десятку со скоростью принятия решений на стыке лиг, но а) полезную в прессинге, б) дисциплинированную и много дорабатывающую до своей штрафной, в) хорошо собирающую подборы и способную придержать мяч после подбора, г) чувствующую пространство – и при собственных передачах, и при открываниях. Клёнкин ранее играл в более комбинационных командах, но сейчас легко вписался в игру «Нефтехимика» и конкретно против «Чайки» был полезен в развитии контратак – и на подборах под своей штрафной, и при перехватах-передачах в касание в средней трети. Теперь важно найти замену Макарову и Акбашеву, который изначально планировался, как замена Макарову.

Работа Адиева в перерыве: роль Кулика, дальние удары, нагрузка на Ситдикова. После матча Адиев говорил о сильной работе в перерыве, которую испортил пропущенный мяч: «Во втором тайме мы внесли ряд изменений в игру и стали лучше контролировать игру. По большому счёту, прижали «Нефтехимик» к своим воротам, но со стандарта получили гол в свои ворота». Это не до конца верная трактовка второго тайма: «Чайка» действительно прижала «Нефтехимик» и стала эффективнее в атаке за счёт тактических решений, но только после пропущенного мяча. Отрезок с 46-й до 60-ю минуты, когда Хубаев открыл счёт со штрафного, был слабейшим в матче для «Чайки» с точки зрения доминирования – и по владению мячом (60%), и по точности передач (80%). Но на дистанции второго тайма решения Адиева сыграли.

В структуре Адиев сделал важное косметическое изменение – сменил позициями Кулика и Леонтьева, после чего Кулик играл ближе к чужим воротам в финальной трети. В начале атаки и в средней трети Кулик, как и в первом тайме, опускался на одну линию к Леонтьеву, но свободнее двигался в развитии, помогая в обоих полуфлангах. Показательный момент в контексте изменённой роли Кулика – удар Хохлачёва на 80-й минуте: Кулик слева подстроился под Гогличидзе, отдал назад, при развороте владения сместился направо и трижды за одну атаку продвинул мяч вперёд.

Кроме того, третий центральный полузащитник стал располагаться чуть глубже в позиционных атаках и в нескольких эпизодах помогал в создании численного перевеса на фланге, что усложняло «Нефтехимику» прессинг. Сильнее это проявилось после замены Дегтярёва и перевода Палиенко в полузащиту.

Ещё два изменения в игре «Чайки» после перерыва – на уровне явных установок. Во-первых, после тайма с 1 ударом команда стала значительно чаще бить издали, в первую очередь крайние центральные защитники после включений под поперечную передачу: к 4 ударам Хозина, главного бьющего «Чайки» в матче, добавился 1 удар Васильева. Во-вторых, визуально стала сильнее вовлечённость Савичева в игру, до него стали доводить мяч быстрее, из центра, а не транзитом через Хозина. Изменилась его активность в атаке: после перерыва Савичев стал реже навешивать (7-5), зато дважды пробил по воротам, тоже издали, активнее и успешнее шёл в обводку против Ситдикова (5 попыток, все 5 успешные, против 2/1 до перерыва).

«Волгарь» – «Краснодар-2» (3:0)

Текст: Сергей Титов

Принципы владения «Волгаря» – хорошая копия «Челси» Конте. В ФНЛ «Волгарь» должен стать одной из самых структурных команд лиги с мячом – и это неудивительно для тех, кто хоть иногда посматривал за Астраханью в ПФЛ в предыдущие два сезона. Панов явно копирует 3-4-3 «Челси» Конте и в принципах владения, и в жёсткости структуры. В билд-апе «Волгарь» за счёт структуры 3-2 и крайних защитников примерно на одной линии с опорными создаёт очень много треугольников, через которые можно развивать владение – заполняются и пять вертикальных зон, и смежные зоны между полуфлангом и центром. На чужой половине вингбэки поднимаются выше, а под поперечные передачи подключаются крайние ЦЗ. При этом крайние ЦЗ у Панова жёстче соблюдают структуру, чем у Адиева в «Чайке» в похожей системе: поднимаются под поперечную от опорного только ближе к финальной трети, а в глубине сохраняют тройку в линию, очень редко держатся одновременно на одной линии и в развитии владения больше нацелены на подачи и переводы на дальний фланг, чем на удары.

Развитие владения в структуре через КЦЗ: Козлов поднимается под поперечную – Журавлёв садится в линию. Атакующая тройка заполняет центр и полуфланги

В развитии атак против «Краснодара-2» астраханцы регулярно использовали фланговые ромбы, тоже проходившие за счёт правильных структуры и движения. Под ромб оба инсайда смещались широко к флангу, где получали мяч или от вингбэка, или от центрального защитника и были скорее нацелен на короткий отыгрыш, чем на рывок с мячом к штрафной после приёма. Против «Краснодара-2» комбинации в ромбах были нацелены на вывод вингбэка, Зенина или Бердникова, на свободное пространство во фланге, а также на доводку до одного из крайних защитников и его диагональную передачу в полуфланг.

Ещё один элемент футбола Конте, который проявлялся на дистанции в ПФЛ и проявился против «Краснодара-2» – функции атакующей тройки. На чужой трети она должна заполнять центр и оба полуфланга, а после приёма между линиями от одного из инсайдов второй должен открываться под пас вразрез вместе с нападающим.

Панов подстроил структуру прессинга под «Краснодар-2». Как и основа, «Краснодар-2» тяжело строит атаки под высоким прессингом – загоняется во фланговые ловушки, в трудных ситуациях играет длинными передачами, за которые впереди некому цепляться (после отстранения Онугхи от состава «Краснодара-2» это особенно актуально). «Волгарь» использовал эту слабость и качественно прессинговал, особенно первые полчаса, а Панов подстроил структуру прессинга под краснодарские 4-3-3 – перешёл на 3-4-1-2, где Бутенко поднимался вместе с Воробьёвым к центральным защитникам, а второй инсайд, Погосов, опекал Жигулёва. Ниже Замалиев и Павлишин играли по восьмёркам, а тройка ЦЗ – по атакующей тройке «Краснодара-2».

«Волгарь» включался в высокий прессинг, когда вратарь начинал владение из своей штрафной или получал передачу назад. Астраханцы перекрывали весь центр, и на первых минутах Адамов стремился разбивать такой прессинг переводами на фланг. Не получилось по двум причинам – вратарь несколько раз перебивал адресата и отправлял мяч в аут, а если мяч доходил-таки до крайнего защитника, то к нему поднимался вингбэк «Волгаря», а из центра смещался ближний инсайд и замыкал ловушку. В лучшем случае перевод на фланг заканчивался ещё 1-2 короткими передачами и выносом под давлением.

После 25-й минуты Адамов начал разбивать прессинг длинными передачами через центр, под которые вглубь смещался Кутовой. Локтионов, выходивший за ним из линии центральный в тройке защитников, выигрывал верх, но после этого «Волгарь» получил пару неприятных отскоков под ситуации 2v2 для крайних ЦЗ.

Главная проблема структуры прессинга «Волгаря» – в динамичных эпизодах команде было сложно перестроиться от 3-4-2-1 с мячом к 3-4-1-2 без мяча. Дважды по ходу первого тайма, при контрпрессинге и после быстрого розыгрыша свободного, атакующая тройка «Волгаря» теряла Жигулёва, и высоко к нему поднимался Замалиев, блокируя короткий выход через центр. При этом в пространстве шире Замалиева свободу получал Мацукатов. В первом моменте «Краснодар-2» вышел через короткий пас Мацукатову, но Замалиев быстро переключился к нему, а по его передаче вперёд поджали центральные защитники. Во втором, после длинной передачи и скидки Мацукатову в пустую зону, Замалиев уже не успевал накрыть – Мацукатов с подбора дотащил мяч до штрафной и нанёс удар, переведённый Антипиным в штангу. Ещё в одном моменте за счёт ложного открывания Мацукатова свободу получил Жигулёв.

На 30-й минуте «Волгарь» впервые в матче провёл длительный отрезок без мяча с глубоким оборонительным блоком (5-4-1 в линию, уже без гибрида), а после гола постоянно встречал на своей половине, прессинговал неактивно и в ситуациях, когда мяч доходил до Жигулёва, откатывался назад, а не накрывал его. Против глубокой обороны «Краснодар-2» пытался войти в штрафную через полуфланги и движение Кутового, отскакивавшего в полуфланге чуть вглубь от Журавлёва – но либо Журавлёв дорабатывал и накрывал Кутового, либо после приёма между линиями «Волгарь» сразу уплотнял центр, и следующая передача не проходила.

Отличные стандарты под «Краснодар-2». Стандарты – ещё один компонент, в котором «Волгарь» был силён на длинной дистанции и поэтому совсем не удивил против «Краснодара-2». Астраханцы показали три сильных заготовки, одна из них стала голевой, и она заслуживает отдельной реплики. Обычно подобные розыгрыши, с пасом по лицевой и передачей в касание на 11 метров, проходят против персональной обороны при угловых – пространство на 11 метрах расчищается через рывки оттуда в разные зоны. «Волгарь» же исполнил такой розыгрыш против зоны и добавил важный элемент – блок игроками, набегающими первым темпом, ближних к себе игроков в зоне. Игроки на линии вратарской не могли успеть к Погосову в зону подбора, а сам подбор совсем не контролировался.

Ещё два сильных стандарта от «Волгаря»:

– прямая подача с углового на набегающего с линии штрафной по центру игрока ближе к 11 метрам (здесь тоже помогли блокирующие ближних игроков в зоне);

– непрямой штрафной с подачей на дальнюю штангу свободно набегавшему с угла штрафной Локтионову (плюс ближний к нему игрок «Краснодара-2» тоже блокировался).

«Шинник» – «Торпедо» (1:0)

Текст: Алексей Черняк

Связка Адаев – Самсонов может подарить Игнашевичу много проблем в сезоне. Несмотря на уход Шишкина, Кичина, а, главное, Божина, Сергей Игнашевич не стал перестраивать основные принципы, которые были заложены в прошлом году. Новую тройку центральных защитников составили оставшийся Шоркин, обладающий первым пасом Лях и Самсонов. После ухода Самошникова слева используется Адаев. И именно взаимодействие левого центрального защитника и вингбэка может сильно подпортить «автозаводцам» дела в этом году.

Побегалов выбрал эту зону, как самую слабую у соперника, и придумал, как ее взламывать. Играя в стандартные 4-4-2, при билд-апе он получал численное преимущество на левом фланге 2vs1 за счет подключений правого защитника Кутина. Номинальный левый полузащитник Олейников действовал против Адаева или же подключался на одну линию к нападающим. Самсонову, сильно ориентированному на мяч, часто приходилось разрываться между опекой Олейникова, подстраховкой зоны Адаева при подключении Кутина и соблюдением линии в тройке центральных.

Он регулярно выдергивался на фланг или ближе к краю штрафной, что позволяло создать в створе ворот ситуацию 3v3. Здесь стоит отметить, что все могло быть еще хуже, но другой вингбэк Магаль внимательно следил за своим оппонентом Эктовым, часто приходившим в штрафную. Показательно, что за игру «Шинник» осуществил 12 кроссов с правого фланга и всего 6 – с левого.

Также неплохо у ярославцев удавались атаки с ходу с быстрыми диагональными переводами слева направо, при этом иногда неудачные кроссы в штрафную могли подарить атаке второй шанс, которые получались даже острее, чем подачи.

«Шинник» почти идеально сыграл в первой линии обороны и высоком прессинге. Пара нападающих Мацхарашвили-Самодин провела отличный матч в обороне. Будучи первой линией прессинга, их основной задачей было лишить возможности развивать атаку «Торпедо» через центр, где было численное преимущество соперника, и взламывать свои линии защиты и полузащиты.

Мацхарашвили практически всегда работал по опорнику Нетфуллину, не позволяя ему получать мяч. По ситуации он мог передать его Самодину, но в основном старался опекать его сам.

У самого Самодина была своя задача, с которой он справился – лишить мяча Андрея Ляха – главного по первому длинному пасу после ухода Божина.

Для сравнения в прошлой встрече этих соперников (в октябре 2019-го) центральный в тройке защитников Божин сделал больше всех передач из тройки (46). В этот раз Лях сделал 43 передачи, когда его напарники Шоркин и Самсонов 151 передачу на двоих (71 и 80).

В эпизодах, когда ярославцы включали высокий прессинг, нападающим активно помогали центральные полузащитники Наседкин и Зинков. Один из них подключался в линию нападения для того, что накрыть Ляха, а с Нетфуллиным работал другой опорник. Во втором тайме Наседкина сменил Дорофеев, который подобным прессингом вынудил Ляха совершить результативную ошибку.

Игорь Лебеденко может помочь раскрыть атакующий потенциал Берковского. О сибирском таланте из «Иртыша» много говорили этой весной. Теперь настала пора подтверждать свои слова действиями. В игре с «Шинником» Берковский подтвердил одно из своих главных умений – сочетание видения поля и качественного паса. В этом ему сильно помогал 37-летний Игорь Лебеденко, который до сих пор отлично вытягивает соперника за собой, а также не растерял умения сыграть в касание.

Хорошее взаимопонимание, отлаженное за предсезонку, и опыт игры Лебеденко, который по ходу матча подсказывал Илье, где ему нужно располагаться во время позиционной атаки, могут стать подспорьем для прогресса молодого сибирского полузащитника.

Взаимодействие со сменившим Лебеденко Кертановым также выглядит перспективно с учетом момента с отличным открыванием Берковского в штрафную и прострелом на Сергеева.

«Крылья Советов» – «Балтика» (0:0)

Текст: Сергей Титов

Пока самое интересное в «Крыльях» – бывшие игроки «Чертаново». Из-за слишком большого набора факторов «Крылья» пока рано оценивать как цельную команду – смена тренера, потеря ключевых игроков центральной оси при Талалаеве (Лысцов, Тимофеев, Попович, Глушенков), массовая миграция из «Чертаново» и очень короткий для перестройки команды перерыв в полторы недели. Физическое состояние и понимание тактики игроков тоже не синхронизировано, что после матча отмечал и Игорь Осинькин. В некоторых деталях «Крылья» уже изменились после Талалаева: строят владение от ворот через структуру, перед штрафной нацелены на вход внутрь через центр и комбинации с серией быстрых коротких передач. Но пока общий игровой рисунок команды немного хаотичен (как следствие, «Крылья» создали серию моментов из лёгкого хаоса – после быстрых вводов мяча в игру, удачных отскоков). Поэтому пока правильнее индивидуальная оценка игроков новой оси «Крыльев» – Пруцева, Сарвели и Цыпченко.

Сильнейшее впечатление из этой тройки оставил Пруцев, сразу захвативший контроль над развитием владения. И в движении, и в передачах он очень хорош, когда развёрнут лицом в поле: быстро оценивает пространство, куда можно продвинуться вперёд с мячом, после отданной передачи сразу движется вперёд для подстройки под ответную, видит сложные и неочевидные варианты передач – тяжёлые по исполнению переводы, передачи между линиями. Плюс Пруцев хорошо находит свободное пространство между игроками в линиях, и когда открывается, и когда пасует сам. В комплекте – сильная техническая оснащённость и постоянный приём вперёд, разгоняющий владение.

Из недостатков Пруцева пока можно выделить устойчивость под прессингом: если он получает мяч лицом к своим воротам, то не стремится развернуться в поле, обычно играет назад через ближнего. Против «Балтики» в одном из моментов Пруцев попытался сыграть чуть сложнее, поперечным переводом, но не исполнил его и привёз угловой. Но в развитии атак лицом к чужим воротам Пруцев был лучшим в «Крыльях», и структура владения уже подстраивается под него: играющий с ним в паре Гацкан умышленно закрывается, давая Пруцеву опускаться глубже и самостоятельно развивать владение, а при получении передач от Данила подключает ближнего на фланге. Пруцев в первом же матче стал лидером по количеству точных передач вперёд (17), передач в финальную треть (11, 10 точных) и выдал 94% точности коротких и средних передач.

Сарвели нечасто встречался с мячом, но много открывался между линиями и 8 раз принял мяч между линиями (при 17 приёмах всего за матч по данным InStat). Отчасти Сарвели помогала система обороны «Балтики», где центральные защитники остаются в позициях при открываниях в недодачу и выходят из линии, только когда игрок между линиями разворачивается лицом к воротам. Но Сарвели не просто принимал мячи в узких пространствах, а остро продолжал владение – проникающими передачами в боковые зоны штрафной, однажды ударом.

Ещё Сарвели помогал при фланговых атаках, смещаясь в полуфланг и разворачиваясь в поле с приёма (следствие – 2 проникающих передачи в штрафную), и на подборах при выходах «Крыльев» длинными передачами из-под прессинга. На подборах ему тоже помогала манера игры центральных защитников «Балтики» не выходить из линии за движением в недодачу.

Цыпченко на острие был ещё менее вовлечён во владение, постоянно держался перед центральными защитниками и был более активен в борьбе. Вверху он был успешен по цифрам (11 единоборств в воздухе, 5 выигранных), но статистика не отражает контекст: Цыпченко даёт продавливать себя в плотной силовой борьбе и выигрывает верх за счёт правильного выбора позиции. В эпизодах, выигранных до штрафной, защитники пятились по длинным передачам и не успевали перегруппироваться на резкое движение в другую сторону. В штрафной Цыпченко дважды опережал Кашчелана на угловых тоже за счёт позиции и движения – отскакивал от него из вратарской в глубину, опережал и скидывал мяч без жёсткого давления.

На передней линии Цыпченко оставил спорное впечатление. Он качественно действовал при забросах из глубины – своевременно стартовал, удачно относительно защитника располагался корпусом, первым касанием пробрасывал мяч себе на ход. Так он нашёл момент для своего самого острого удара в середине второго тайма. Но в комбинациях низом перед штрафной Цыпченко не хватало чутья или более быстрой реакции, чтобы правильно открываться под проникающую передачу, он не нырял или несвоевременно нырял в коридоры между защитниками.

План Калешина под 4-4-2 вокруг вскрытия полуфлангов. Ключевая идея «Балтики» в развитии владения – стандартная заготовка Калешина под оборонительную структуру 4-4-2. Калининградцы расставлялись 3-2-5 (3-4-3) и за счёт асимметричного расположения защитников создавали численный перевес и в первой линии билд-апа, где тройку создавал Макарчук, единственный в отсутствие Наилсона левоногий защитник, и на передней линии. Туда поднимался правый защитник Дудиев, игравший на его фланге вингер Альшин смещался в полуфланг, а слева ширину создавал Кузьмин. При такой структуре «Балтика» получает сразу двоих игроков в полуфлангах и прямую линию передачи через полуфланг, недостаточно контролируемую в 4-4-2 зону.

Против «Крыльев» заготовка развивалась так: «Балтика» доводила мяч в билд-апе до крайнего игрока в тройке, Макарчука или Тишкина, игрок широко на фланге занимал позицию между линиями (это ещё одно преимущество структуры – соперник либо сажает вингера глубже, чтобы контролировать этого игрока, и тогда вся команда откатывается ниже и даёт больше пространства; либо реагирует на него крайним защитником и оголяет фланг). Дальше пасующий защитник действовал по реакции соперника и по положению игрока в полуфланге. Когда Комбаров или Зеффан поднимался за игроком в широкой позиции, обычно следовал заброс на ход через полуфланг. Когда крайний защитник «Крыльев» садился, Кузьмин или Дудиев получал на фланге свободу и после приёма продвигал мяч на рывке.

Пожалуй, лучшая в матче реализация заготовки пошла по третьему сценарию. После паса Макарчуку Казаев отскочил вглубь в полуфланге, а широко расположенный между линиями Кузьмин стартовал по флангу и стянул на себя внимание Зеффана. Макарчук вскрыл полуфланг передачей на Казаева, тот сделал своевременную проникающую передачу между защитниками на ход Кузьмину, и атака закончилась острым пасом в центр штрафной.

Ещё один вариант использования структуры 3-2-5 под 4-4-2 – диагонали Мещанинова на дальний фланг Дудиеву: с «Крыльями» Мещанинов сделал 3 диагонали, 2 из которых точные. Из-за позиции принимающего между линиями здесь возникала та же проблема для Комбарова – встречать и оставлять пространство за спиной или плассироваться и давать навешивать? Но этот инструмент «Балтика» использовала не так часто, чтобы говорить о его эффективности (например, в одном из летних контрольных матчей использовала чаще).

Прессинг «Балтики» и роль Кашчелана. Стартовый прессинг-план «Балтики» – накрывать начало атак от Фролова шестью игроками. Возможно, план готовился под структуру «Крыльев» в летней части сезона, с опорными на одной линии, и решение Осинькина использовать Пруцева ближе к центральным защитникам, а при начале от своей штрафной – на одной линии с ЦЗ, стало для Калешина сюрпризом. Из-за этого, когда Пруцев опускался к защитникам, «Балтика» получала нормальные для 4-4-2 (но, вероятно, нежелательные при подготовке к матчу) 2v3 в первой линии прессинга и ненужные 2v1 Чочиева и Кашчелана по Гацкану, который при билд-апе закрывался и требовал простой опеки. «Балтика» же из-за общего прессинг-плана приклеивала к Гацкану сразу двоих.

При таком плане «Балтика» давала «Крыльям» мало пространства при начале атак и особенно при передачах на фланг, где накрывала каждого игрока 1v1 и заставляла выбивать мяч. Но сзади балтийцы оставались 4v4, при этом Сарвели отскакивал от четвёрки чуть вглубь на подбор, а защитники «Балтики» не реагируют на такие смещения и остаются в позициях. В результате возникали ситуации, когда «Крылья» выходили из-под прессинга длинной передачей, а Сарвели отскакивал на подбор в большое пространство между линиями и в случае удачного подбора тащил мяч вперёд – так «Крылья» разогнали несколько неприятных атак.

Калешин среагировал ещё по ходу первого тайма и изменил функции Кашчелана в прессинге. Чочиев продолжал играть 1v1 по Гацкану, а Кашчелан оставался чуть глубже и реагировал на изменение ситуации. Если Пруцев поднимался выше и создавал пару с Гацканом над центральными защитниками, Кашчелан тоже приходил к Чочиеву и создавал 2v2 в зоне. Если Сарвели смещался между линий под возможную передачу для выхода из-под прессинга, Кашчелан подстраивал позицию под Сарвели и не давал принять мяч между линиями. Это также создало для «Балтики» ситуацию 5v4 сзади при начале атак «Крыльев» от своей штрафной, что повысило эффективность на вторых мячах при длинных передачах «Крыльев».

Паблик Вк
Телеграм-канал Алексея Черняка (здесь ещё больше об ФНЛ)