Тактический путеводитель по главным голландским середнякам | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Тактический путеводитель по главным голландским середнякам — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
Прочие лиги
26 мая , 14:34
26 мая , 14:34
Тактический путеводитель по главным голландским середнякам
Лонгрид Сергея Титова.
Содержание
01«Гронинген»
02«Херенвен»
03«Утрехт»
04«Спарта»
05«Виллем II» и «Хераклес»

Голландский футбол меняет облик и всё сильнее отходит от национального генетического кода игры, сформированного ещё при Ринусе Михелсе – 4-3-3, ставка на фланги, повышенная угроза от вингеров и игра без мяча, построенная на персональных ориентировках. Новые тактические тренды голландской лиги напрямую связаны с работой Рональда Кумана и Эрика тен Хага, свободных от догм тренеров с испанским, португальским и немецким влиянием.

Революцию имени Кумана в подкасте Cappuccino & Catenaccio пересказывал Виктор Гончаренко. На национальном собрании тренеров после назначения в сборную Нидерландов Куман отмечал тактическую отсталость голландских команд от остального мира и просил тренеров Эредивизии переходить от персональной системы защиты, с жёсткими ориентировками на флангах и в полузащите, к зонной. Революция имени Эрика тен Хага связана скорее с принципами и паттернами, копируемыми у «Аякса» на фоне успеха в Европе. В первую очередь копируется подход тен Хага к прессингу – с вингерами в полупозициях, один из которых поднимается к центральному защитнику и как бы приоткрывает один из флангов.

Этот текст – подробный рассказ о самых интересных середняках чемпионата Нидерландов, где отслеживается влияние требований Кумана и успеха тен Хага.

«Гронинген»

Данни Бюйс, отработавший второй сезон с «Гронингеном» – самый прагматичный представитель голландской волны лэптоп-тренеров. Работая с «Козаккен Бойз» в третьей голландской лиге, Бюйс собирал команду только на 3 тренировки в неделю (чтобы у игроков оставалось время на работу), но готовил для игроков нарезки по прямым оппонентам, устраивал долгие индивидуальные сеансы пересмотра видео собственной игры и «матчи без мяча», наблюдая за правильными перемещениями игроков и их коммуникацией. По работе Бюйса в «Гронингене» игроки отмечают дотошность тренера в постановке обороны. Вратарь команды Серхио Падт в одном из интервью радовался, что он не защитник, потому что защитники получают огромный объём видео и установок, а нападающий Кай Сирхёйс, знакомый с тактическими требованиями Эрика тен Хага, отмечал, что требования Бюйса по игре в обороне – на совершенно другом уровне.

Подход Бюйса к организации обороны в голландской прессе сравнивается с подходом Диего Симеоне. Окей, сейчас в одно родовое дерево с «Атлетико» записывают каждые адекватные 4-4-2 без мяча, но здесь нужна правильная интерпретация тезиса. Бюйс вообще не догматичен в выборе расстановки: 4-4-2 – основная, но периодически «Гронинген» отходит от неё и подстраивается под соперника. Бюйс строит защиту на принципах, смена схемы не влияет на них.

Высокий прессинг Бюйса строится вокруг двух ключевых принципов: главный для командной структуры – закрывать центр и направлять чужое начало атаки во фланг, где ставится ловушка, главный для прессингующего игрока – сближаться и закрывать мяч, но не бросаться в стык на игрока с мячом, когда он развёрнут в поле при получении мяча. Прессинг-блок «Гронингена» обычно сформирован из пяти игроков, Матусива располагается чуть ближе к защитникам, чем к прессинг-блоку, четвёрка защитников поднята близко к центральной линии. По пасу ЦЗ вся команда чётко сдвигается по мячу: на фланге, где готовится ловушка, выше поднимается крайний защитник, ближе к флангу сдвигаются оставшаяся тройка и Матусива, дальние нападающий и вингер тоже сохраняют компактность. Ещё одна постоянная деталь – по передаче назад вратарю обязательно дорабатывает нападающий, прессинговавший отдавшего пас ЦЗ.

Другие детали прессинга корректируются под соперника, и здесь для Бюйса есть два наиболее важных вопроса. Первый: насколько часто реагировать на все триггеры? В нескольких матчах против команд с сильным контролем мяча «Гронинген» откатывался в средний блок без активного прессинга. Если на передачи со своей половины поля назад «Гронинген» реагировал, то по поперечным передачам уже не поднимался в прессинг. Против «Аякса» это понятно (и применялось в обоих матчах), но из неожиданного – Бюйс отказывался от активного прессинга против «Зволле»: блок пятиугольником с тройкой в первой линии закрывал центр и только перемещался по поперечным передачам, но агрессивный прессинг не включался.

Второй важный вопрос: как реагировать на выход из-под прессинга переводом с фланга на фланг? Опять же в зависимости от соперника используется один из вариантов – либо дальний крайний защитник поднимается к игроку, получающему мяч, и тоже закрывает ему мяч (но это требует быстрого перестроения оставшихся страхующих, и в первую очередь центрального защитника, который будет страховать крайнего), либо команда откатывается и встречает игрока с мячом только на центральной линии.

При обороне в среднем блоке принципы тоже важнее схемы. Бюйс периодически отходит от 4-4-2 без мяча к 5-3-2 или 5-2-3 под соперников, заполняющих все пять вертикальных каналов, но принципы и способы их достижения неизменны:

– Высокая компактность. Весь оборонительный блок «Гронингена» перестраивается по мячу – нападающие сдвигаются по пасу на фланг, чтобы захлопнуть ловушку, и садятся на расстояние 25-30 метров от задней линии, четвёрки полностью смещаются в зону мяча. Между линиями защиты и полузащиты сохраняется очень короткое расстояние, примерно 10 метров, с переходом в низкий блок оно сокращается ещё сильнее.

– Целостность центральной оси. Мяч вообще не должен проходить через центр. Если первая линия прессинга отрезается, ближний к мячу центральный полузащитник выходит к игроку, получившему мяч, встречает вполоборота и расположением корпуса направляет во фланг (абсолютно симеоновская фишка). Если следует открывание в недодачу в пространство между линий, центральный защитник следует за игроком и накрывает в приём.

– Правило с подстраховкой отрезанной группы игроков работает на любом участке поля. Один перестраивается по сопернику, получающему мяч, остальная команда откатывается в позиции.

– Создание фланговых ловушек по передаче на фланг и правильная сдвижка всей команды. Правильность сдвижки определяется тактическими требованиями Бюйса. Самый опасный способ выхода из-под фланговой ловушки – диагональный пас низом на игрока, открытого в полуфланге между линиями, обычно это один из инсайдов. В системе Бюйса за него отвечает ближний к зоне мяча центральный защитник, выдвигающийся из створа в полуфланг. От этой роли ответвляются все следующие: ближняя шестёрка замыкает ловушку, читая передачу в центральную ось; дальняя шестёрка изначально садится между ЦЗ, очень близко к ним, и перестраивается при выдвижении ближнего ЦЗ в полуфланг; дальний вингер тоже смещается в центр на подстраховку. То есть одновременно сохраняются склонность к фланговым ловушкам, целостность центральной оси и добавляется контроль всех вертикальных каналов, куда может быть доставлен мяч.

Основная нагрузка на игроков «Гронингена» в среднем и низком блоке ложится именно по перемещениям, а не по контактным единоборствам. «Гронинген» реже всех в лиге проводит единоборства в обороне (58,3 за матч), а все центральные защитники команды, кроме Мемишевича – ниже 50-го перцентиля в лиге по отборам, перехватам и проведённым единоборствам в центральной оси. При этом «Гронинген» на 3-м месте и по допущенным касаниям в штрафной, и по допущенным ударам (после «Аякса» и «Алкмара»), а склонность к блокировке ударов достаточно низкая, только 13-я в лиге. В такой системе от центральных защитников требуется правильно перемещаться в линии, своевременно смещаться к флангу и накрывать со спины в момент приёма, когда соперник пробует лезть через центр.

При начале атаки основная цель «Гронингена» – довести мяч на фланг, чаще направо до Зефёйка: либо напрямую от центральных защитников, либо транзитом через центр и одного из игроков во второй линии билд-апа. Структура «Гронингена» плавающая и подстраивается под прессинг соперника. Против отката за центральную линию северяне строят владение через пару ЦЗ и пару игроков, поднятых над ними, причём один из них (обычно Матусива) обязательно заполняет центральную ось, а второй открывается под мяч достаточно хаотично, стягивается ближе к одному из флангов. Под прессингом «Гронинген» часто перестраивается на структуру 3-1, с опущенным между ЦЗ полузащитником и той же ролью игрока над первой линией билд-апа – строго держаться центральной оси. Если в 3-1 прессинг соперника не растягивается, для выхода через пас в правый полуфланг опускается инсайд Хрустич, а игрок над тройкой сдвигается чуть левее – формируется структура 3-2.

За счёт подвижности структуры «Гронинген» растягивает блок прессинга хотя бы в одной из зон – или больше пространства получает крайний защитник, или нарушается плотность в центральной оси. Так «Гронинген» растягивал «Аякс» в обоих очных матчах сезона: за первой линией прессинга создавалось численное преимущество или смещением вглубь восьмёрки, или сдвижкой пары шестёрок (одна смещается в центральную ось, другая сдвигается из центра в полуфланг). После паса, отрезавшего первую линию прессинга «Аякса», мяч доставлялся во фланг (это самый важный элемент начала атаки для «Гронингена» – даже если прессинг соперника успешно вскрыт, развитие владения идёт через фланг), а оттуда шла диагональная передача к штрафной. Дома «Гронинген» дважды растянул прессинг «Аякса» особенно стильно, передачами те Вирика в дальний полуфланг под смещение Матусивы.

В развитии атак для «Гронингена» тоже первичны структурные принципы. В центре и очень узких полуфланговых позициях расставляются 3-4 игрока, численность зависит от расположения инсайдов – Хрустич или Лундквист может опуститься в полуфланг, на одну линию к восьмёрке, для подыгрыша (но только один из инсайдов). Должны заполняться три вертикальных канала, а если вся четвёрка расставлена на центральной оси, то она выстраивается узким ромбом, и центральный канал заполняется двумя игроками по вертикали. При фланговой атаке они тоже могут открываться по одной линии передачи.

Узкое расположение атакующей четвёрки помогает «Гронингену» проникать между линий. Ближний к чужим воротам игрок в центральном канале занимает позицию между центральными защитниками соперника, связывая их и сажая движением к линии штрафной (наиболее эффективен в этой роли Асоро). Так растягивается пространство между линий, куда следует передача низом и где «Гронинген» стремится вывести одного из игроков на удар через серию коротких передач. Альтернативный вариант – пока игрок, открытый между ЦЗ, стягивает на себя внимание центральных защитников, один из открытых в полуфланге игроков вбегает за спину под диагональ или заброс. Часто используются открывания, растягивающие пару центральных защитников: один из игроков атакующей группы делает движение вглубь, второй вбегает в созданное пространство.

При этом команда Бюйса очень заточена на фланговые атаки: правый защитник Зефёйк – 3-й игрок «Гронингена» по общему объёму передач в штрафную с игры после Хрустича и Эль Ханкури, и их объём обострений тоже связан с фланговыми атаками. В развитии атак и Зефёйк, и Вармердам на левом краю всегда держат ширину и открываются либо рядом с вингером соперника, либо по ширине между линиями. Когда «Гронинген» растягивает прессинг соперника через контроль в первой линии билд-апа, передача крайнему защитнику является одним из двух главных способов входа с мячом в финальную треть (второй способ – передача в полуфланг Лундквисту или Хрустичу, но её сложнее исполнить, и они реже находятся в открытом положении относительно ЦЗ, чем Вармердам и Зефёйк.

Фланговые атаки «Гронингена» слева и справа строятся немного по-разному, но есть несколько общих тенденций. Получая мяч в широкой позиции, крайний защитник нацелен на рывок с мячом вперёд на 15-20 метров, а далее реагирует по ситуации – или пасует низом внутрь поля, или вырезает передачу в штрафную, преимущественно из глубины. Передачи в штрафную выполняются двух типов – прострелы (если крайний защитник всё-таки добегает до границы штрафной) и мягкие навесы к линии вратарской, планирующие ближе к дальней штанге. При атаке противоположным флангом оба КЗ могут подключиться на дальний угол штрафной.

Фланг Зефёйка и активнее, и разнообразнее в доводке атак до штрафной. Помимо включений Зефёйка с рывком и подачей/прострелом, у «Гронингена» есть ещё два явных паттерна атак правым краем. В первом по ходу рывка Зефёйка широко во фланг забегает один из нападающих, обычно Асоро – Зефёйк пасует ему и делает диагональный рывок внутрь поля под длинную стенку. Получая мяч после диагонального смещения, Зефёйк тоже нацелен на передачу, а не на удар, и вообще редко бьёт из глубоких позиций – только при передачах в штрафную с дальнего фланга, когда подключается к углу штрафной.

Второй паттерн – смещение Хрустича вглубь в полуфланг под поперечную передачу Зефёйка. Хрустич с приёма разворачивается внутрь поля под рабочую левую ногу и либо подаёт в штрафную, закручивая мяч к воротам и уже из более глубокой позиции, либо переводит мяч на дальний фланг под включение Вармердама, может продолжить смещение в центр и пробить. Слева такие же открывания под крайнего защитника делают Лундквист и Эль Ханкури, но реже и с гораздо меньшей эффективностью (хуже поднимают мяч, делают менее удобные и точные передачи).

Подготовка подобных эпизодов зависит не только от рывка крайнего защитника, но и от нападающих: как и при передачах низом из глубины, они двигаются к штрафной по ходу рывка партнёра, сажают защитников и увеличивают пространство между линиями. В идеале движение Хрустича к Зефёйку и движение нападающих в штрафную происходят одновременно. При подачах в штрафную Сирхёйс и Асоро аналогично набегают уже к линии вратарской и сажают за собой защитников, и это шанс для ещё одного игрока атакующей группы, чтобы открыться под подачу на 11 метров, в неприкрытую зону.

До революций имени Кумана и тен Хага «Гронинген» был единственным клубом, где прививалась альтернативная классической Эредивизии тактическая идея – зонная оборона в 4-4-2. Два года назад технический директор клуба Рон Янс, назначая Бюйса главным тренером, обозначал курс на изменение стиля игры, прикрываясь ожиданиями болельщиков. Но что-то пошло не так – «Гронинген» окончательно стал главным ориентиром среди голландских середняков по игре без мяча.

«Херенвен»

Первый сильный сезон «Херенвена» по качеству игры после 3-4 лет хаоса связан с успешным поиском баланса на разных уровнях. Во-первых, «Херенвен» собрал практически идеальную команду по сочетаемости качеств игроков в 4-2-3-1 и 4-3-3, а также по связи сильнейших качеств игроков с тактическими акцентами Джонни Янсена. Лучший пример – созданный треугольник полузащиты: Фаик на позиции шестёрки – глубинный плеймейкер, обороняющийся на чтении игры и проводящий наименьшее количество единоборств в тройке, Конголо – объёмная 6-8 с большим объёмом отборов и прессинг-действий, опасно включающаяся в штрафную вторым темпом, Ферман – умный игрок с видением поля по всей ширине, способный открываться и между линиями, и на передней линии, но наиболее эффективно раскидывающий мячи из-за двух линий длинными диагоналями.

В таком треугольнике соблюдается идеальный баланс объёма, мозгов на мяче и подключений к воротам. Претензии могут быть только к недостатку проникающих передач в штрафную, но это уже сглаживается тактикой Янсена. «Херенвен» входит в штрафную через фланги, самые острые игроки фризов – вингеры, Эжуке и ван Берген, так что для тройки полузащитников доводка мяча на фланги важнее, чем прямое обострение.

Во-вторых, Янсен нормализовал футбол «Херенвена». Фризы закончили предыдущий сезон с разницей мячей 64-73, и работа Яна Олде Рикеринка критиковалась даже игроками команды: одновременно он не тренировал организацию обороны в недельном цикле и отдавал сопернику мяч в матчах, как только команда получала перевес в счёте. Структура «Херенвена» без мяча была типичной для голландского футбола старой школы – 4-3-3 с жёсткими персональными ориентировками, которые распространялись и на оборону в штрафной: защитники действовали чётко по игрокам, а не по мячу или пространству. Янсен исправил проблему классическим шагом для голландского футбола последних сезонов – перешёл на зонную систему без мяча.

При начале атаки соперника «Херенвен» комбинирует стартовый высокий прессинг, по первому пасу, и средний блок 4-4-2, где шестиугольник располагается вокруг центрального круга и готов к прессингу. Основа структуры высокого прессинга скопирована у тен Хага – 4-2-3-1 с вингерами в полуфлангах, готовыми к перестроениям по дальнему центральному защитнику. Перестроение из среднего в высокий блок обеспечивается обычно по поперечной передаче, в первую линию прессинга по принимающему поднимается один из центральных полузащитников: обычно Ферман, но по ситуации может выдвинуться и Конголо, и Фаик. При таком варианте «Херенвен» прессингует 4-4-2 – один из центральных полузащитников переключается на игрока, от которого партнёр поднялся в первую линию прессинга, в центре соперники опекаются вплотную со спины, а по передаче на фланг формируются прессинг-ловушки.

При этом прессинг Янсена очень гибок, это выражается в индивидуальных реакциях игроков с последующими цепочками. Даже в рамках одного матча можно увидеть различные реакции на одинаковые триггеры, различные варианты фланговой подстраховки (вингера при подъёме в первую линию прессинга страхует то крайний защитник, то одна из шестёрок). И структура в прессинге, и структура в среднем блоке тоже часто корректируется – «Херенвен» комбинирует системы без мяча 4-4-2, 4-3-3 (где вингеры остаются в полуфлангах, освобождённые от оборонительной нагрузки) и 4-5-1 с пятёркой в линию (где вингеры защищаются глубже).

Янсен изменил и принципы игры четвёрки защитников – от жёсткой персоналки, которую легко растягивали через ложные открывания, он перешёл к зонной системе. Четвёрка защитников держится компактно и достаточно глубоко относительно остальной команды, вне зависимости от фазы игры. В линии обязательно должна оставаться тройка: центральный поднимается – тройка сужается, крайний поднимается – тройка сдвигается. В створе также обязательно располагается тройка. При открываниях между линиями четвёрка предпочитает оставаться в позициях и плассироваться, а не атаковать в момент приёма, резкая реакция может следовать только на открывание вплотную от защитника в недодачу, а также при командном прессинге или контрпрессинге. Центральные защитники «Херенвена», Ботман и Дрешевич, успешно выполняют выход-страховку друг для друга, но между ними есть чёткое разделение обязанностей: если читать передачи низом в недодачу могут оба, то по верховым передачам в центральную зону регулярно выходит Ботман, а Дрешевич страхует, даже если мяч летит в зону Дрешевича.

Самые уязвимые зоны «Херенвена» в обороне – фланги. Во-первых, при владении соперника на одном из флангов четвёрка защитников держится очень узко, и её легко растянуть диагональю на дальний край. Во-вторых, команда уязвима к фланговым стенкам с подключением крайних защитников, так как вингеры могут освобождаться от оборонительной нагрузки и либо не реагировать на подключения, либо даже не садиться глубже по флангу. В-третьих, крайние защитники, в первую очередь ван Рейн, слабо обороняются 1v1 и дают уходить себя на пространство.

Ещё один важный элемент сбалансированного «Херенвена» – Янсен очень много работает над подготовкой к переходным фазам. В октябре YouTube-канал клуба выкладывал 7-минутное видео с небольшими комментариями Янсена по голевым ситуациям из последних матчей, и в оценке гола «Утрехту» он особо отметил не комбинацию, а посев команды на всех участках поля при доставке мяча к штрафной. Ботман и Дрешевич оставались в центральном круге с нападающим, а Вауденберг и ван Рейн, крайние защитники, заполняли зоны подбора в полуфлангах перед штрафной. Их задачи сочетаются с задачами остальных игроков: так как атака «Херенвена» заточена на изоляции для вингеров, а Конголо и Ферман идут в штрафную под передачи с флангов, на подстраховке в полуфлангах крайние защитники нужнее, чем в забеганиях под вингера.

Это работает и в обратную сторону. «Херенвен» использует два варианта расположения атакующих игроков при позиционной защите на своей трети, чтобы эффективно переходить в атаку. Первый вариант, используемый в большинстве матчей до зимней паузы: команда делится на два блока 7+3, атакующая тройка располагается треугольником под центральным кругом, заполняя центр и полуфланги. После отбора мяч доводится до одного из игроков, тройка разбегается по ширине и растягивает защиту.

Второй вариант Янсен использовал, когда команда защищалась с вингерами в глубоких позициях (4-4-2 или 4-5-1): нападающий изначально отвязан от остальной команды и реагирует на отбор. После отбора мяч доводился во фланг до крайнего защитника или вингера, шла вертикальная передача по флангу, куда стягивался нападающий, после чего либо сам затаскивал мяч в центр, либо дожидался помощи вингера. Эффективность такого перехода в атаку росла, когда на острие выходил играющий на фланге Эжуке – в отличие от Одгора, он не только цеплялся за передачи на фланге, но и сам тащил мяч с приёма на дриблинге.

В атаке «Херенвен», как было сказано ранее, заточен на доводку мяча до вингеров и создание ситуаций 1v1, но атаки фризов разными флангами отличаются. Слева всё завязано на дриблинге Чидеры Эжуке: он лидер голландской лиги по частоте обводок (9 в среднем за 90 минут) с достаточно высоким процентом успеха (50%), при этом практически избегает подач в штрафную и зациклен на смещениях внутрь поля с мячом. У Эжуке очень сильный дриблинг – он быстро меняет направление движения, его центр тяжести низко посажен, он плотно контролирует мяч по ходу обводки. Плюс он ищет нестандартные решения по ходу обводки – часто обыгрывает между ног, пробросами мимо соперника с уходом по другому плечу, крокетой между двумя соперниками, рулеткой. Ферман, обычно заполняющий левый полуфланг, перед штрафной находится в теневой роли. Получая мяч от Эжуке, он нацелен либо на ответный пас под стенку, либо на удар издали.

Со смещения с фланга Эжуке нацелен в большей степени на удар, чем на проникающую передачу, и ищет даже слишком тонкие решения. Также ему не хватает хладнокровия в штрафной – врываясь в штрафную или получая мяч на ударной позиции, Эжуке делает лишние касания и лишние замахи перед защитниками, из-за чего теряет время и эффективность в завершении. Это главный компонент, который Эжуке надо прокачать, чтобы перейти от статуса элитного дриблёра к статусу элитного вингера.

Ближе к правому флангу «Херенвен» активно использует три вертикальных канала, обычно заполняемые Одгором, Конголо и ван Бергеном. Одгор прилипает ближе к левому ЦЗ и открывается в недодачу под пас из глубины (подыгрыш спиной к воротам – его сильнейшее качество, что немного странно для форварда). Конголо располагается в полуфланге и делает обманные движения в разные стороны, уводит за собой защитника. Ван Берген открывается по ширине и ищет момент для рывка за спину из глубины. Цель комбинаций «Херенвена» справа – довести мяч в широкую позицию до ван Бергена, но инструментов здесь гораздо больше: забросы от Дрешевича, Фаика или крайнего защитника, диагонали Фермана, комбинации со смещением Одгора вглубь и передачей во фланг после приёма, смены каналами между Одгором и Конголо, запутывающие защитников.

Под передачи с флангов «Херенвен» заполняет штрафную большой группой игроков – в идеале Одгор набегает на ближнюю штангу, одна из восьмёрок (чаще Конголо, чем Ферман) из глубины в центр штрафной, дальний вингер набегает от дальнего крайнего защитника также в центр штрафной. Часто ван Берген, получая мяч широко, заходит в штрафную и простреливает уже из неё, но из широких фланговых позиций команда Янсена тоже чаще использует прострелы, чем навесы. Основная цель при прострелах – набегающий от дальнего крайнего защитника в центр штрафной дальний вингер, реже включающаяся из глубины восьмёрка.

Футбол «Херенвена» подчёркивает сильные качества большинства игроков, в системе Янсена не выделяются только крайние защитники. Логично, что для голландских топов и Европы «Херенвен» – одна из главных команд местного рынка: Ботман вернётся в «Аякс» из аренды (и как минимум сейчас он выглядит сильнее Пири или Тимбера), а Дрешевича, Фермана, Эжуке и ван Бергена связывали с «Фейеноордом» и твёрдыми командами из топ-5 лиг. Единственный, кто не выиграл от конвейера Янсена – Ален Халилович, которого брали в годовую аренду с целью оживить его, как ранее Мартина Эдегора. Халилович в интервью говорил, что Янсен обещал ему позицию 6 или 8, что вингер – совсем не его позиция… и он стал запасным, который больше времени проводил на позиции правого вингера. По стилю игра хорвата была похожа на стиль Эжуке (смещения на дриблинге в центр с острой передачей или ударом), но, за исключением скримера «Ден Хагу», Халилович выглядел менее выгодно на его фоне.

«Утрехт»

В голландской прессе сезон «Утрехта» (6-е место, одинаковое количество потерянных очков с «Виллемом II», идущим в зоне еврокубков, выход в финал Кубка Нидерландов) называется кризисным. Это очень странная реакция, для понимания которой важен контекст: «Утрехт» нашёл инвестора, у клуба появилась цель приблизиться к голландским топам и поднять уровень клубной академии, под рост основной команды из «Алкмара» был подписан Джон ван ден Бром, специально под тренера перешли Хогма, Махер, Рамселар, зимой добавились Зут и Петерсон, с которыми состав «Утрехта» очевидно стал пятым по уровню в лиге. Основной мотив критики команды и ван ден Брома – почва для шага вперёд по результатам была подготовлена, но даже на фоне кризисных «Фейеноорда» и ПСВ «Утрехт» не подобрался к ним в таблице, играл очень нестабильно. Например, ушедший на карантин последним в лиге «Валвейк» выиграл только 4 матча в сезоне, но у «Утрехта» – два из них.

Ван ден Бром выделяет две причины скачущих результатов «Утрехта» – психологию игроков после первого забитого мяча (команда расслабляется, теряет контроль над игрой) и излишнюю концентрацию на выполнении тактических установок. Эта претензия выглядит странно, и ван ден Бром объясняет её на примере: «Мы играли с «Херенвеном». Стефан Постма <тренер вратарей> всегда выстраивает розыгрыши от ворот, и перед матчем он сказал <вратарю> Мартену Пасу начинать через Клайбера. Это было вывешено на листке бумаги в раздевалке. Тогда Пас выполнял каждый удар от ворот через Клайбера, даже если это было невозможно. В перерыве я сказал Мартену, что можно разыгрывать не только так, как указано, и только тогда он это хорошо усвоил». Ван ден Бром считает роботизированное следование установкам наследством Дика Адвоката, который исключал творчество и поощрял игру по плану, и перестроиться после смены тренера на игру с более самостоятельным принятием решений было сложно даже опытным игрокам, вроде Густафссона.

Ван ден Бром строит гибкую структуру владения, но требует от игроков чаще действовать интуитивно, самостоятельно трактовать ситуацию на поле и быстрее оценивать её. Это главное системное отличие «Утрехта» от «Алкмара», который ван ден Бром постепенно передавал Арне Слоту с прошлого сезона. У команд много похожих структурных деталей (например, создание группы из трёх игроков на очень узком пространстве на «сильном» фланге под первый пас, быстрые смены направления атак через разворот с фланга на фланг), но в футболе Слота выше значение паттернов и движения игроков в рамках отработанных на тренировках паттернов. Ван ден Бром оставляет больше свободы внутри созданной системы для самостоятельной трактовки эпизодов игроками.

Тезис подтверждается построением начала атаки «Утрехта». В его основе – простой принцип ван ден Брома и вытекающая из него идея. Для тренера важно, чтобы участвующие в билд-апе игроки расставлялись на разных вертикальных линиях, независимо от численности, и создавали численный перевес против прессинга соперника. Развитие владения следует либо через открытого в полупространстве партнёра (между линиями или между игроками), либо – если такие варианты блокируются – через создание сильного фланга, где под игрока с мячом открываются три партнёра на разных вертикальных линиях.

Сила «Утрехта» – в разнообразии вариантов, в которых реализуется принцип, и быстром переключении с одного на другой. На каждый матч ван ден Бром явно подбирает главный вариант билд-апа, где принцип наиболее успешно реализуется, но по ситуации на поле команда может перестроиться на другую структуру, соблюдающую принцип. Это прослеживается в создании тройки в первой линии: «Утрехт» использует и смещения вглубь шестёрки, Махера (как между ЦЗ, так и в один из полуфлангов), и сдвижки одного из крайних защитников – или Гувары слева, или Клайбера справа – в позицию ложного фулбэка, и создание асимметрии за счёт сдвижки КЗ или шестёрки, при котором мяч из широкой позиции двигает центральный защитник Хогма. При этом пара игроков в первой линии билд-апа тоже используется, над ней также используются и ложный фулбэк, и Махер без привязки к конкретной зоне.

Другая деталь, показывающая свободу игроков «Утрехта» в развитии владения – постоянная подстройка после отданного паса под ответный, в том числе от участников билд-апа, в том числе на своей половине. Активнее других этим пользуется Махер. На любой стадии владения он после передачи во фланг тоже смещается во фланг, создавая численное или динамическое преимущество по ходу ситуации. Другой игрок с подобным мышлением – правый защитник Клайбер, после стенок нацеленный на диагональные смещения в центр.

В развитии атаки для ван ден Брома тоже первостепенно расположение игроков на пяти разных вертикалях (и в идеале заполнение всех вертикальных каналов, создающее 5v4 против задней линии большинства команд лиги). Идея с созданием сильного фланга, где трое открываются под игрока с мячом на разных вертикалях, часто используется «Утрехтом», чтобы манипулировать компактностью соперника. Из розыгрыша на фланге следует пас назад под открытый мяч игрока, который и начинал атаку, после чего следует или заброс за спину в зону защитника, которого стягивает нападающий, или перевод на дальний край для создания изоляции. Причём слева большую часть сезона, до аренды Петерсона, ширину создавал крайний защитник, а справа – дальний вингер, Керк, подходящий под требования к изоляциям (любит принимать мяч широко и двигаться внутрь поля с приёма).

Атака, где широко получает мяч сначала Керк, затем Петерсон. Все 5 вертикальных каналов заполнены

При этом «Утрехт» не зацикливается только на фланговых атаках, команда часто доходит до чужой штрафной за 2-3 вертикальные передачи низом через центр и полуфланги. Все восьмёрки команды – Рамселар, ван де Стрек, Густафссон, ван Оверем – поочерёдно и двигают мяч из-за двух линий, и открываются между ними, и даже забегают на переднюю линию под забросы в зону, освобождённую нападающим. Наиболее эффективный в таких сценариях игрок – Густафссон: он изучает расстояние от опекающих соперников и между линиями, очень правильно открывается на пространстве и разворачивается в поле (пожалуй, недостаточно быстро для более интенсивной лиги, но быстро для Эредивизии).

Главный игрок «Утрехта» – Адам Махер, передвинутый ван ден Бромом на позицию шестёрки. Тренер выделяет его, как игрока с самой развитой интуицией в команде, что делает Махера нетипичной шестёркой. Он очень подвижен в билд-апе, избавляется на движении от плотной опеки, в позиционных атаках залезает в полуфланги под создание треугольников и подключается в центр под штрафную на ударные позиции. Постоянное движение под мяч делает Махера лидером по количеству передач р90 во всей лиге, за исключением игроков «Аякса» и «Алкмара» (73). На потери Махер тоже реагирует интуитивно, резко выдвигаясь в контрпрессинг с ориентацией строго по мячу без оценки расположения партнёров.

У «Утрехта» очень креативный центр полузащиты: Махер – бывшая 8-10, начинавшая карьеру чистой десяткой, Густафссон играл десятку в «Фейеноорде», Рамселар – в ПСВ, ван де Стрек пробовался на обоих флангах и в роли ложной девятки. Но при таком подборе игроков и таком выборе шестёрки «Утрехт» сильно страдает без мяча, дисбаланс между мозгами и объёмом слишком велик. Если на флангах команда успешно организует прессинг, то в центре и при прессинге, и в среднем блоке заметна нехватка плотности между игроками и линиями. Это тоже одно из следствий игры Махера на интуиции – при фланговых атаках соперника он слишком заваливается к флангу, даже к дальнему от себя, а в центре ведётся на открывания прямого оппонента глубоко в недодачу и поднимается за ним. В обоих вариантах он оставляет большое пространство за спиной, которое не страхуется.

Перед и внутри штрафной «Утрехт» тоже защищается некомпактно. Вся четвёрка защитников достаточно легко раздёргивается открываниями в разные стороны, наибольший коридор возникает между Клайбером и Янсеном. Туда можно вбежать и на дриблинге, и из глубины, и из-за плеча Клайбера – он медленно подстраивает тело и теряет такие открывания. Янсену не хватает не только резкости, но и быстроты мышления: «Утрехт» практикует искусственный офсайд, и в этом сезоне он неоднократно не срабатывал из-за позднего выхода Янсена из линии (например, в матче с «Алкмаром»). Команда слабо защищает центр штрафной при подачах, а центральные полузащитники плохо дорабатывают по подключениям со второго темпа.

Отрезками «Утрехт» смотрелся очень сильно, но первое впечатление по ходу сезона, до подробного изучения лиги – что это третья команда Эредивизии по качеству игры – оказалось скорее ошибочным, даже если говорить только об атаке. Против компактной обороны «Утрехту» намного сложнее вскрывать пространство между линиями и залезать в него, в таких условиях игра команды может сваливаться в создание изоляций под Керка, подачи и удары с дистанции. Кроме того, очевидны психологические проблемы – команда ван ден Брома выключается из игры, когда добивается лёгкого перевеса в счёте (например, в гостевом матче с «Валвейком») и теряется, если пропускает от подобного соперника или даёт слишком много комбинировать перед своими воротами (как при 0:4 против «Аякса»).

В комплектовании команды очевидный шаг – покупка оборонительного опорного или объёмной восьмёрки, которая немного сбалансирует треугольник полузащиты. Это не решит всех проблем «Утрехта» без мяча, но хотя бы укрепит центр и сделает команду менее уязвимой в переходах из атаки в оборону.

«Спарта»

Самая контркультурная команда голландского сезона. «Спарта» тоже нарвалась на сравнения с «Атлетико» в локальных СМИ, но, если следовать этой логике, Хенк Фрезер вдохновляется только ключевыми матчами «Атлетико». Для голландской лиги «Спарта» тотально отказывается от мяча – у неё 17-е владение в лиге (41,4%), наименьшая средняя длина владения (12,6 сек), наименьшее количество владений длиной более 15 секунд. При этом «Спарта» – 5-я команда лиги наравне с «Витессом» по количеству созданных явных голевых моментов с игры (37). Без мяча «Спарта» откатывается за центральную линию и защищается за счёт компактности и закрывания мяча, редко прибегая к активному прессингу. Это уникальный стиль для Эредивизии, удивительный даже в контексте одного из самых низких бюджетов в лиге.

Фрезер наравне с тренером «Фортуны» Сьорсом Ульте – главный двигатель схемы 4-4-2 ромб в голландской лиге. Изначально ромб был опцией для разовой подстройки под соперников, но с середины декабря Фрезер использовал ромб 6 матчей подряд. Катализатором для постоянного использования стал второй тайм с «Эмменом» («Спарта» проиграла 0:2, но оба мяча пропустила до перерыва и со сменой схемы лучше блокировала центральную ось), катализатором доверия ромбу стал разгром «Алкмара» 3:0. На результате сказалось удаление вратаря «Алкмара» в дебюте, но на коротком отрезке игры 11х11 идея ромба работала. Пара нападающих Дервишоглу-Аке перекрывала центральным защитникам линии передач на шестёрок, Копмайнерса и Мидтшо, а Сметс, игравший в вершине ромба, располагался за их спинами в полупозиции и страховал нападающих, если передача всё же пройдёт. По передаче во фланг на половину «Спарты» Сметс смещался в зону мяча за шестёркой, при длительном развитии владения туда же опускался и ближний нападающий.

Компактный ромб «Спарты» перекрывал центральную ось вместе с первой линией прессинга, направлял владение на фланги, а по передаче туда целиком смещался к активному флангу. Там игроки «Спарты» поочерёдно закрывали мяч каждому, кто его получал (обычно это делали крайний защитник, ближняя к мячу восьмёрка и Сметс). Шестёрка страховала полуфланг или сдвигалась за игроком, отскакивавшим вглубь в зону мяча, чтобы не нарушать расположение центральных защитников. Дальняя восьмёрка по эпизоду либо страховала шестёрку, либо ожидала пас с активного фланга в центр и тоже выдвигалась закрывать мяч, также по этой передаче опускался вглубь один из нападающих. Если передачи через центр отрезали ромб, на подстраховку из линии выходили центральные защитники.

Ромб был усиливающим компактность инструментом: главное отличие линейных 4-4-2 Фрезера от ромба – вместо дальнего крайнего полузащитника, который у Фрезера не должен сдвигаться по мячу со всей линией, «Спарта» получала активную в закрывании мяча десятку. Ромб успешно блокировал сильный фланг соперника (даже на фоне «Аякса»), но когда давал вылезти из-под давления через серии передач или смещение лишнего игрока в зону мяча под создание численного перевеса, получал проблемы из-за очень высокой компактности. «Спарту» ловили переводами на дальний фланг под ситуацию 1v1 и забросами за спины. Компактность усиливалась дальним крайним защитником «Спарты»: если его инсайд располагался узко и прилипал ближе к ЦЗ, он сдвигался за ним. При таком расположении забегания чужого крайнего защитника совсем не контролировались, а если соперник готовил изоляцию – возникала опасность ситуаций 1v2 до быстрого перестроения.

В линейных 4-4-2 ключевые детали «Спарты» без мяча – те же. Команда Фрезера обороняется в среднем блоке, начинает активный прессинг только по пасу назад, когда выжимает владение соперника в центральных защитников, и быстро откатывается, если соперник находит под давлением свободного игрока. Четвёрка полузащитников перемещается компактно (эту компактность может нарушать только дальний вингер, отлипающий от остальной линии). Строить позиционные атаки против «Спарты» через центр сложно – оба ЦЗ, Френдс и Матейс, резко выходят из линии, как только мяч доводится в опорную. При подачах они же хорошо зачищают вратарскую за счёт высокого роста, им помогает дальний крайний защитник, приходящий третьим в створ. Наиболее эффективный способ вскрытия обороны «Спарты» – через разворот владения и проникающую передачу между крайним и центральным защитниками.

При владении мячом у Фрезера тоже проглядываются идеи – структура 3-1-4-2 за счёт смещения шестёрки на одну линию к ЦЗ, перегруженный и подвижный центр, где смещениями вглубь помогают нападающие и вингеры при линейных 4-4-2 без мяча, активные крайние защитники в высоких позициях (по вводным это похоже на идеи Бюйса в «Гронингене»). «Спарта» разыгрывает фланговые комбинации, где фланг вместе с КЗ сдваивает или вингер, или приходящий в ширину нападающий, а полуфланг заполняется набегающей из глубины восьмёркой или десяткой. Но «Спарта» редко использует билд-ап, под прессингом играет длинными передачами. Технический уровень игроков центральной оси «Спарты» позволяет в лучшем случае сохранять мяч под давлением, но медленно и без продвижения вперёд. Поэтому быстрые атаки или атаки с подбора получаются у «Спарты» острее.

Один из главных источников моментов «Спарты» – контратаки, и структура обороны повышает их эффективность. Оба нападающих отвязаны от активной работы без мяча, максимум смещаются ближе к флангу накрывать опорного, если он получает пас с фланга, и есть вероятность открытого мяча. Они не помогают при обороне в низком блоке, не держат 25-30 метров от защитников, а остаются на центральной линии, чтобы цепляться за выносы и отваливаться во фланги под вертикальные передачи. Нападающие «Спарты» помогают команде уже расположением: оставлять против них двоих ЦЗ слишком рискованно, а использование подстраховки уменьшает численность соперника в атаке.

Стратегия контратак «Спарты» менялась по ходу сезона, и переход с 4-4-2 на 4-4-2 ромб – одна из двух главных причин (вторая – трансферы Дервишоглу и Велдвейка). В первой части сезона основным способом перехода в быструю атаку были передачи верхом, сбор подбора и доводка во фланг, откуда мяч уже доставлялся в штрафную – оправданная стратегия, когда есть сочетание большого нападающего, цепляющего длинные передачи (Аке или Велдвейк), и дриблёра под ним, чувствующего точку подбора и сохраняющего мяч после подбора за счёт низкого центра тяжести (Дервишоглу). При ромбе у «Спарты» нет такой поддержки пары нападающих по флангам, как в линейных 4-4-2, так что во фланги под забросы или передачи на ход вбегают сами форварды – из-за этого после травмы Аке Фрезер использовал на передней линии двоих вингеров, Райхи и Йостена.

Ещё переход на ромб лучше раскрывал Сметса как диспетчера в контратаках – он или открывался между линиями в центральной оси и подтаскивал мяч до штрафной, где пасовал на один из углов штрафной, или с подбора забрасывал мяч во фланг на ход одному из нападающих.

Второй ключевой источник моментов «Спарты» – стандарты. Только «Аякс» бьёт после стандартов чаще, чем роттердамцы, но и попыток у них значительно больше (81-75 по нанесённым ударам, но 192-119 по заработанным угловым). И никто в лиге не подаёт угловые так продуктивно, как «Спарта» – 42,9% подач конвертируются в удары. При этом «Спарта» не использует сложные заготовки, большинство розыгрышей под любую систему защиты – навесы к линии вратарской, под которые 5-6 игроков разбегаются через заслоны. Секрет в технике подач, закручиваемых к воротам по высокой дуге и опускающихся в центре на линии вратарской, и в большой группе высоких игроков, приходящих на стандарты в атаке. Ещё любопытно, что «Спарта» не зависит от одного подающего – подача к воротам одинаково хорошего качества и у Сметса, и у Рико.

По результатам «Спарта» – главное откровение голландского сезона. Команда сделала сильный задел в начале сезона (15 очков и 5-е место после 9 туров), легко избежала борьбы за выживание, отобрала очки у «Алкмара», ПСВ и «Фейеноорда», а против «Аякса» в Амстердаме выдала очень сильные последние 20 минут, с двумя явными голевыми моментами и сейвом Лисандро Мартинеса головой в прыжке. Теневой успех Фрезера – воспитание ещё одного тренера для голландской лиги, Александра Ранковича: серб играл у Фрезера в «Ден Хаге», а до «Спарты» помогал ему в «Витессе». Фрезер делит поровну их тактическое влияние на команду, а в общении с игроками называет его «плохим полицейским» (учитывая авторитарный и конфликтный стиль работы Фрезера, такая характеристика от него выглядит устрашающе). Ранкович вернулся в Гаагу, где команду довели до состояния самой бесформенной и тактически пустой в лиге, так что не удивляйтесь, если и «Ден Хаг» в следующем сезоне будет играть в стиле «Спарты».

«Виллем II» и «Хераклес»

Эти команды я объединил в один небольшой блок: во-первых, вы точно уже устали читать, если вообще добрались до сюда, во-вторых, из подборки это наиболее близкие друг к другу команды по стилю. Обе ставят на высокий контактный прессинг, находятся среди лидеров голландской лиги по объёму единоборств и переходов владения, упрощают игру в атаке. По качеству игры они тоже очень близки. Разница между ними – в устойчивости подходов: если «Хераклес» держит планку качества футбола, результатов и рекрутинга плюс-минус на одном уровне уже 4-5 сезонов кряду, то «Виллем II» выдал сильнейший сезон в XXI веке за счёт скачка по всем направлениям.

«Хераклес» – главный филиал немецкого футбола в голландской лиге (логично для маленького города рядом с Германией). С весны 2018-го с командой работает Франк Вормут, бывший помощник Йоахима Лёва и организатор тренерских курсов в Германии. Через него прошли все ведущие молодые немецкие тренеры, и после работы с Нагельсманном и Тедеско Вормут отмечал, что получил больше знаний на курсе от них, чем они от него, и только помогал с работой в поле. Перейти от теории к практике Вормуту помогла мысль, что на его надгробной плите будет только надпись «Организатор курсов DFB», а не что-то более значимое (в интервью он вообще очень много рассуждает о жизни после смерти, функционировании умирающего человеческого мозга).

Мысль Вормута, что Эредивизия – более эффективная площадка для развития молодых немецких игроков, чем любая из Бундеслиг, привела «Хераклес» к скаутингу в Германии с традиционным для клуба методом: строить дом из палок, найденных в самых неожиданных местах. Если в предыдущие годы «Хераклес» собирал игроков в голландских командах U19 и низших лигах, иногда заглядывая в другие страны – так в третьей лиге Чехии нашли Ярослава Навратила, – то при Вормуте немецкий рынок стал для «Хераклеса» вторым по важности после голландского. Так в команду из молодёжки «Шальке» попал Циборра, уже проданный в «Аталанту» и повторивший путь Гозенса, из третьей Бундеслиги – главный мотор полузащиты Киомурцоглу, из четвёртой лиги – основной центральный защитник Россманн.

Как бывший теоретик, Вормут очень дотошен в поисках тактических решений. В «Хераклесе» он использует схему 4-2-3-1, для которой давно составил 14 способов прохождения первой линии прессинга соперника. По работе со сборной Германии U20 Вормут отмечает: игроки и так знают эти способы, но в стрессовых условиях их можно забыть, если не отрабатывать до механического выполнения. Другой участок, где Вормут максимально дотошен – розыгрыши с центра поля: «Хераклес» почти их не повторяет. Команда использует три базовых варианта (первый пас назад и движение группы игроков в чужую треть под длинную передачу и подбор, первый пас на левый фланг под ускорение крайнего защитника, первый пас вперёд с продвижением группы игроков вперёд), но варианты подстраиваются под слабости стартовой расстановки соперника и всей структуры – например, куда под длинную бежит группа игроков. Кроме того, Вормут следует стратегии «я знаю, что они знают, что мы знаем» и после удачного розыгрыша не повторяет его в следующем матче, ведь соперник уже готов и подстраивает под это собственную структуру.

Стиль игры «Хераклеса» – трибьют Бундеслиге второй половины 2010-х, из всех элементов игры команды прессинг наиболее отлажен. «Хераклес» комбинирует высокий прессинг до чужой штрафной с использованием компактного шестиугольника над центральной линией, перекрывающего центр, со стартом активного давления только по пасу во фланг или внутрь прессинг-блока. Главная реакция на пас, отрезающий одного из прессингующих – сдвижка ближайшего игрока к мячу в ущерб компактности, при проигранных подборах также важно вернуть мяч как можно быстрее большой группой игроков, а не сесть глубже.

Такой стиль требует огромного объёма работы без мяча от крайних защитников и центральных полузащитников – они чаще остальных реагируют на эпизоды, где кто-либо из игроков «Хераклеса» отрезается через пас. Если крайние защитники, Циборра/Хардевельд и Бройкерс, выполняют одинаковые задачи в обороне (персоналить вингера соперника и накрывать в момент приёма), то в центре поля «Хераклеса» играют стилистически разные восьмёрки.

Киомурцоглу сочетает резкость и быстрое переключение с сильным чтением игры, за счёт чего очень часто возвращает владение перехватами и подборами ничейных мячей. Он лидирует в Эредивизии по перехватам р90 (8,63), значительно опережая всех центральных полузащитников лиги, ближайшего конкурента, Беро из «Витесса» – на 1,67 перехватов. Меркель более заряжен на единоборства и отборы, чем на перехваты, и тоже является одним из самых объёмных полузащитников лиги в своём компоненте: его опережает только Льонк из «Виллема II», стилистически похожей команды. Стиль Меркеля объясняется меньшей резкостью – он часто не успевает накрыть соперника до приёма, поэтому ведёт борьбу уже после. При владении Киомурцоглу и Меркель тоже дополняют друг друга: если Киомурцоглу недостаточно технично работает с мячом, при первых признаках давления разворачивается назад и совсем не рискует, то Меркель более агрессивен в продвижении мяча, вырезает диагонали и проникающие передачи во фланг на ход.

Атака «Хераклеса» устроена на базовом для 4-2-3-1 уровне – один из флангов постоянно насыщается десяткой, там строятся комбинации между 3-4 игроками, где готовится либо подача в штрафную, либо смещение внутрь поля и проникающий пас через центр на ход Дессерсу. Центральный нападающий «Хераклеса» выглядит нападающим без слабых мест для голландской лиги – он цепляется за длинные передачи, что позволяет развивать атаки через фланги с подборов под Дессерсом или после его скидок, любит прилипать к одному из центральных защитников и резко отскакивать в пространство между ними, быстр для контратак и качественно завершает подачи и прострелы, в первую очередь рывками на опережение.

«Виллем II» – проект, стоящий на ногах пока не так крепко, но собранный управляющий состав добивается результата уже второй сезон: год назад «Виллем» выходил в финал Кубка, теперь пробился в Лигу Европы через чемпионат. Наравне со вкладом тренера команды Адри Костера важна работа Пита де Виссера, одного из главных скаутов в истории футбола, «Виллем II» подбирает состав по его рекомендациям. Прошлой зимой он предложил арендовать у Дортмунда Александра Исака, забившего 12 мячей в первых 12 матчах Эредивизии, а летом отыскал почти всех лидеров новой команды (из старых остался только Льонк) – Хольмена, Ндайишимийе, Кёлерта, Нуннели и Павлидиса.

Как и у «Хераклеса», сильнейшее качество «Виллема II» – также игра без мяча на верхних двух третях поля, и между подходами Костера и Вормута к позиционной обороне можно выделить только два серьёзных отличия. Первое: «Виллем» активнее комбинирует стандартные 4-4-2 с десяткой в первой линии и структуру, где первую линию составляют нападающий и вингер, приоткрывающий один из флангов. Приоткрытый фланг обычно страхуется крайним защитником, а не шестёркой, и если соперник выбирает альтернативный вариант выхода из-под прессинга, он быстро возвращается в линию и восстанавливает четвёрку сзади. Второй момент – реакция на ситуации, когда прессинг разбивается неожиданно, не через приоткрытый фланг: «Виллем II» более склонен к откату или сдвижке линии в зону мяча, чтобы сохранить структуру, чем к перестроению ближних игроков по мячу в ущерб структуре.

В остальном идеи Костера те же, что и у Вормута. Использование высокого прессинга и обороны средним блоком с шестиугольником, расположенным вокруг центрального круга или над ним, чередуется и подбирается под соперника. Центр и полуфланги очень компактно перекрываются, а если следует передача внутрь блока, игроки центральной оси и крайние защитники накрывают в момент приёма. Это как раз причина, почему в системе «Виллема II» так сильно раскрылся Себастьян Хольмен, даже номинированный на приз лучшему игроку прошедшего сезона Эредивизии: чтение игры – его главное качество, и в системе, где требуются регулярные выходы из линии под перехват или отбор в момент приёма, он очень эффективен.

В атаке «Виллем» предлагает ещё меньше идей, чем «Хераклес», и реже проникает в штрафную – команда Костера в low-4 лиги по касаниям внутри штрафной и передачам в глубокие зоны. Основные источники моментов команды Костера – переходы, под которые подходит быстрая атакующая тройка Кёлерт-Нуннели-Павлидис и умение Павлидиса сканировать пространства между защитниками под передачу после возврата владения, и стандарты. Позиционные атаки «Виллема II» строятся через фланги, где смещения вингеров под удар комбинируются с подачами. При этом Павлидис, играющий на острие – подходящий завершитель навесов только в карманы между защитниками или на ближнюю штангу, где требуется игра на опережение, в верховой борьбе он слабоват и внутри штрафной, и за её пределами.

Пример «Виллема II» доказывает сильное влияние новых тенденций голландского футбола, заданных тен Хагом и Куманом. По ходу сезона «Виллем» побеждал «Аякс», «Алкмар» и ПСВ, и на пресс-конференциях тен Хаг, Слот и ван Боммел приходили к одной мысли – соперник с гораздо меньшей силой состава и платёжкой снизил их качество игры тактическим планом с компактной обороной центральной оси. Пример «Виллема II», а также других голландских команд со ставкой на выстраивание защиты и компактность, может привести Эредивизию к том же, к чему в последние годы приводили тактические тренды Бундеслиги и РПЛ – важность организации без мяча сильно вырастет относительно игры с мячом.