Обводки главных вингеров-дриблёров РПЛ через контекст. Итоги сезона-2020/21 | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Обводки главных вингеров-дриблёров РПЛ через контекст. Итоги сезона-2020/21 — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
РПЛ
20 августа , 17:54
20 августа , 17:54
Обводки главных вингеров-дриблёров РПЛ через контекст. Итоги сезона-2020/21
Исследование Сергея Титова.
Содержание
01Краткие вводные
02Данные
03Кварацхелия
04Эджуке
05Самый нетипичный контратакующий дриблёр лиги, резко поменявший профиль обводок за год
06Малком
07Ещё немного просто любопытных цифр

С момента предыдущего исследования о дриблёрах РПЛ во время коронавирусной паузы и статистические агрегаторы, и блогеры продвинулись в работе над контекстом данных – например, Wyscout теперь предлагает в отчётах количество допущенных ударов после проигранного единоборства в своей трети. Это уже прогресс на фоне данных, живущих отдельно друг от друга, но погружение в контекст пока всё ещё поверхностно. Сырые данные дают связь между зарегистрированными эпизодами, между точками, где они начинались и заканчивались, но не дают трактовки игровых ситуаций. Трактовка – это либо функционал очень долго тестированного и закрытого от всех глаз машинного обучения, либо старый добрый ручной труд.

Как и год назад, в исследовании я акцентировал внимание на дриблёрах и типологии их обводок. Контекст, собранный для материала, можно собрать и на сырых данных, за исключением одного параметра – как именно регистрировать обводку? Как улучшение позиции или как обыгрыш соперника? Контекст на самом деле сильно влияет на оценку дриблинга – у обводок этих типов серьёзная разница и в частоте, и в успешности, и в продолжении действий после обводки. Исследование во многом строится вокруг этой разницы между двумя типами дриблинга, иначе оно безнадёжно проиграло бы сырым данным.

Краткие вводные

Основная идея контекстуализации – разделение обводок на две категории: обводки-улучшения и обводки-обыгрыши. Как и в прошлом сезоне, контекстуализация проводилась на данных Wyscout, который очень мягко регистрирует обводки: например, часто отмечает просто подработку мяча на месте под рабочую ногу. Такой дриблинг набивать очевидно легче, чем пробросы мяча между ног или между двумя защитниками (и в прошлом сезоне РПЛ был профессиональный читер по таким обводкам), но мешать эти типы в кучу нелогично. Конечно, есть и пограничные эпизоды, которые решаются уже глазом оператора. В их оценке возможны погрешности, но минимально влияющие на общую картину.

Если показывать на примерах:

– уход в лицевую с пробросом мяча, не прокидывая мяч мимо траектории защитника (то есть защитник всё равно остаётся перед дриблёром) – обводка-улучшение;

– уход в лицевую с пробросом мяча и уходом мимо защитника по его траектории движения, обгоняя его – обводка-обыгрыш;

– смещение в центр, где игрок ведёт мяч, но не обыгрывает соперника, а просто уходит в сторону – обводка-улучшение;

– смещение в центр, при котором игрок обходит встречающего соперника на таком же ведении – обводка-обыгрыш.

По сравнению с прошлогодним исследованием изменена оценка движения дриблёра из зоны в зону. Каждой обводке проставлялся тег направления игрока – вперёд, в лицевую, внутрь поля, в центр, во фланг или назад. Здесь тоже есть свои нюансы: обводка «вперёд» становилась обводкой «в лицевую», как только мяч доходил до линии штрафной, под дриблингом «внутрь поля» понимались ситуации с заходом одновременно в центр и вперёд. А простые смещения в середину по траектории поперёк или чуть назад по дуге, что особенно часто делают современные вингеры, трактовались как дриблинг в центр. Но это как раз тема, осуществимая и на сырых данных.

Для изучения были выбраны вингеры команд Премьер-Лиги, отыгравшие более 800 минут с 7+ обводками р90 по данным Wyscout за прошлый сезон. Есть одно исключение, легко объяснимое контекстом – Резиуан Мирзов выходил в «Химках» номинально вторым нападающим в 3-1-4-2, но постоянно смещался налево в ширину.

Данные

Так как основная цель исследования – разбить обводки на две подгруппы и выяснить эффективность игроков в каждом из сценариев, сначала изучим частоту и успешность отдельно обводок-улучшений и отдельно обводок-обыгрышей.

Ось Х на графике – количество обводок-улучшений р90. Ось Y – процент успешности

– Наиболее часто к обводкам-улучшениям прибегает Резиуан Мирзов, и большинство из них – смещения на левом углу штрафной или рядом в центр под удар с правой. Когда его встречают вплотную, Мирзов периодически меняет стратегию – уходит в лицевую, после чего резко обыгрывает на месте обратно под правую – но если его опекают с двух сторон и/или на короткой дистанции, этот ход тоже читается.

– Отман Эль Кабир – главный читер РПЛ в набивании статистики за счёт обводок-улучшений, с их частотой выше медианы и лучшей эффективностью по выборке (95,78%). Wyscout крайне лояльно проставлял дриблинг к ситуациям, где Эль Кабир контролировал мяч слева (часто даже без скорости), затем подрабатывал под правую и грузил в штрафную. Чуть более половины таких ситуаций – 50,4% – вингер «Урала» завершал кроссами, причём с низкой точностью (13,9%).

Летом «Урал» скинул Эль Кабира – там настолько разочаровались в его эффективности, что Григорий Иванов через медиа сам сбивал ему цену – и теперь вакансию главного читера может заполнить Артём Полярус. При меньшей частоте обводок у него аналогичная высокая эффективность (93,3%) и склонность к подачам. Разница лишь в том, что Полярус – правоногий подающий с правого фланга. В «Химках» он чаще играл слева и был более разнообразен в затяжных атаках, активнее выходил на удар со смещения в центр, но в Грозном этот слот закрыт Беришей.

Ось Х на графике – количество обводок-улучшений р90. Ось Y – процент успешности

– В частоте обводок-обыгрышей Кварацхелия был самым активным дриблёром лиги ещё в прошлом сезоне до коронавирусной паузы, то есть до резкого скачка в развитии. При Леониде Слуцком он ещё чаще стал идти в явный обыгрыш (более чем в полтора раза) и сильно оторвался от остальных вингеров в этом контексте, а также поднял эффективность такого дриблинга по сравнению с прошлым сезоном.

– Отрыв Лесового в эффективности обводок-обыгрышей не должен удивлять – схожая картина была ещё по «Арсеналу» в прошлом сезоне (а его ближайшие конкуренты на тот момент, Зурико и Зиньковский, по разным причинам не попали в это исследование). Отрыв достигался качественными резкими смещениями с места или с низкой скорости внутрь поля. Опять же, это фишка игрока ещё с Тулы, и в выборке есть только один дриблёр, заходящий внутрь поля так же часто, как Лесовой.

Следующие диаграммы – это раскладки типичных эпизодов для дриблёров после обводки. Вот развитие обводок-улучшений:

– Денис Макаров как самый бьющий дриблёр РПЛ – давно не новость, но интересно, что после успешной обводки, улучшающей позицию, он выбирает удар наиболее часто из всех продолжений (в том числе реже теряет мяч, чем бьёт) – в 30,9% случаев. Только Резиуан Мирзов может конкурировать с Макаровым по нацеленности на удар после подобного дриблинга, но и у него варианты развития распределены чуть более равномерно: одинаково ударов и передач, чуть меньше потерь при обводке. Ещё в контексте сравнения интересно, что Мирзов редко навешивает в штрафную после подачи, уходя в лицевую, тогда как у Макарова кросс – второй по популярности вариант продолжения после удара.

– Ещё на подобной раскладке особенно выделяются Эль Кабир и Полярус – в дальнейшем часто будем рассматривать их в связке. Эль Кабир завершает подачами более половины своих обводок-улучшений. При этом главные зоны, где он начинает обводки и где завершает, одинаковы – левый сектор от штрафной, зона на левом фланге близко к штрафной и левая боковая зона штрафной. Очевидно, что большинство эпизодов, особенно в главной зоне, левом секторе от штрафной – это моменты, где Эль Кабир резко готовил мяч под правую ногу и подавал вторым касанием. Так было и в прошлом сезоне.

У Поляруса зоны, откуда и куда он совершал обводки-улучшения, немного отличаются, но в его ключевых зонах для дриблинга вообще нет секторов в полуфлангах и центре (у единственного в выборке).

Следующий набор данных – раскладка развития обводок-обыгрышей:

– В целом после обыгрыша бьют значительно меньше, чем после улучшения, по многим причинам (например, из-за зон, где они происходят – перед штрафной из-за высокой плотности значительно больше эпизодов с улучшением, чем с обыгрышем). Поэтому неудивительно, что наиболее частое продолжение обводок-обыгрышей – это передачи (даже у Макарова). Исключения есть и здесь: например, Солтмурад Бакаев, Резиуан Мирзов и Андрей Мостовой после первой обводки с обыгрышем чаще лезут на второго игрока, чем ищут предложения от партнёров.

– При обводках-обыгрышах также совершается значительно больше потерь, и здесь особенно выделяются в первую очередь те, кто сохраняет мяч на таком дриблинге. В первую очередь это Малком и Даниил Лесовой, которые при обыгрыше работают больше за счёт техники, низкого центра тяжести, проворности, чем за счёт резкости и ускорений на свободное пространство. Что ещё характерно для игроков, даже если они упускают мяч: у Малкома второй в выборке процент потерь, при которых мяч всё равно вернулся команде – то есть соперник отобрал у него мяч, но выбил в аут или допустил отскок на подбор сопернику (66,7%), а у Лесового третий процент контрпрессингованных потерь в выборке (28%).

Теперь посмотрим, как именно игроки продвигают мяч после обводок:

– Очень высокий процент обводок с продвижением вперёд во многом выделяет игроков контратакующих команд. Клинтон Н’Жи много играл и активно шёл в дриблинг в «Динамо» Кирилла Новикова, а при Сандро Шварце из-за различных травм выходил редко – то есть больше обводок сделал, когда команда сидела глубже и выбегала в контратаки на большем пространстве. Кварацхелия и Макаров тащили мяч в «Рубине» Слуцкого и были особенно полезны в переходах. Вандерсон – немножко другая история, но и он часто шёл в дриблинг именно в контратаках.

– За сезон изменился профиль Бернарда Бериши именно в плане продвижения мяча при дриблинге. Ранее в последней трети он был наиболее нацелен на смещение с фланга перед штрафной и дальний удар, а при Андрее Талалаеве стал много уходить в лицевую – чаще, чем кто-либо на выборке, и чаще всего при собственных обводках. Логичное следствие – независимо от типа обводки, Бериша стал больше нацелен на пас или кросс, чем на удар. Косвенно уже раскрывали причину его трансформации в тексте про «Ахмат» в середине прошлого сезона: грозненцы, особенно на момент написания текста, были среди лучших команд РПЛ по конвертации кроссов в удары, а штрафная постоянно заполнялась 3-4 игроками, то есть даже незрячий прострел мог кончиться опасно.

Теперь рассмотрим нескольких дриблёров более детально.

Кварацхелия

Фишка Кварацхелии – дриблинг на скорости. Если его встречают не вплотную и оставляют пространство для разгона, Хвича резко пробрасывает мяч мимо защитника, резко набирает скорость, и тогда остановить его становится крайне сложно. Даже если его встречают плотнее и заставляют чуть сбить скорость, он не сбавляет темп ногами, контролируя мяч на скорости. Как следствие, он часто делает обводки сериями (ровно 2 попытки дриблинга после успешного дриблинга р90) и достаточно успешен в повторных обводках (63,4%).

При Слуцком Хвича добавил к скоростному дриблингу работу корпусом. Он стал намного сильнее прожимать соперников плечо-в-плечо, пробрасывая мяч себе на ход, и мог организовать себе ситуацию для дриблинга жёсткой игрой в корпус и помощью руками в рамках правил – вспомните гол «Ахмату» в прошлом сезоне. Он прибавил в обыгрыше защитников без приёма – то есть до получения мяча выигрывал позицию у защитника, а затем резко разворачивался от него в сторону, куда шёл мяч, и корпусом не подпускал к мячу. Визуально у него стало сложнее отбирать мяч из-за спины в момент приёма. Для крайних защитников, когда Хвича оказывался к ним спиной, стало более выгодно держать его на небольшой дистанции, без контакта, и ловить момент для перехвата передачи на него.

Гол «Ахмату» – Хвича прожимает защитника и прокидывает мяч себе на ход

Хвича против давления со спины в момент приёма

При этом Кварацхелия ещё может расти в дриблинге в высокой плотности, когда его встречают лицом вплотную к нему. Когда Хвича в подобных ситуациях идёт именно в обыгрыш, ему не всегда хватает дистанции для разгона – даже если он пробрасывает мяч себе на ход мимо защитника, то защитник может успеть перегруппироваться и опередить его на следующем касании или выбить мяч в подкате.

В этом плане поучительно выглядит игра Кварацхелии уже в новом сезоне против «Ракува». Когда его вплотную встречал крайний центральный защитник поляков Тудор, у Хвичи обычно не оставалось пространства для разгона – он пытался раскачивать защитника и за счёт этого съедать пространство, но с достаточно редким успехом. Однако один из лучших моментов «Рубина» в паре, во втором тайме первой игры, Кварацхелия нашёл, когда его встретил вингбэк в пятёрке, оставляя пространство за спиной, а крайний центральный защитник не поджимал пространство – тогда Хвича прокинул мяч мимо вингбэка, набрал скорость и легко зашёл в центр с ударом. В РПЛ так же плотно Кварацхелию встречал 1в1, например, Виктор Васин – и не пускал его мимо себя при недостатке скорости.

Это может натолкнуть на вывод, что Кварацхелия будет полезен только в контратакующей команде – думаю, это ложный тезис. Стиль «Рубина» очень помогает Хвиче раскрыться, но это связано не только с частотой и условиями переходов в атаку, но и с типичным владением «Рубина» при Слуцком. Казанцы долго контролируют мяч в средней трети без обострения, затем резко доводят мяч до Кварацхелии диагональю или продольным пасом от Самошникова – здесь Хвича получает ситуации 1в1 или 1в2 и может пользоваться резкой сменой темпа (например, если крайний защитник не успел перестроиться и оставил много пространства для разгона). Играя во владение на чужой половине, тоже можно создавать подобные условия для дриблёра и использовать его сильные качества. Так что здесь вопрос не стиля команды, а тактических условий, в которые Кварацхелия попадёт в новом клубе.

Эджуке

При имидже ограниченного и передерживающего мяч Эджуке – лидер на выборке топ-дриблёров РПЛ по частоте обводок, завершённых коротким пасом (29,9%). Важная ремарка: в наиболее типичных эпизодах с пасом после обводки Эджуке как раз передерживает мяч. Часто он движется из фланговой зоны в центр, смещаясь чуть назад, и в высокой плотности удерживает мяч на коротком шаге. Если защитник не открывает ему дорогу в центр, а остаётся на ногах после первого-второго шага и закрывает мяч, то Эджуке скорее ищет пас чуть назад в центр или поперёк в дальний полуфланг, когда подключается Марио Фернандес.

Явные обострения Эджуке после дриблинга возникают, когда ему дают зайти в штрафную с фланга из позиций в 5-10 метрах до линии штрафной (то есть по диагональной траектории). Входя в штрафную, он затем резко убирает страхующего защитника в лицевую и простреливает во вратарскую. Как вариант, катит в центр на 11 метров или под линию штрафной.

В таких моментах Эджуке делает движение в штрафной в линию ворот, но вообще Чиди не любит обыгрывать в лицевую, когда нужно стартовать близко к лицевой, а не из глубины. У него низкая доля подобных обводок и один из самых низких процентов успешности (51,6%, ниже только у Бакаева). У Эджуке заметно фирменное решение в подобных ситуациях – поддеть мяч правой чуть в поле и затем ей же с поддёва резко пробросить мяч мимо защитника в лицевую. Но проброс получается слишком резким и сильным, из-за чего Эджуке не успевает к мячу.

Другой компонент, где Эджуке лучший на фоне топ-дриблёров лиги – переключения после потери на собственном дриблинге. Он вступает в контрпрессинг в 30% ситуаций, когда сам теряет мяч при обводке, очень редко выключается после потери. И он не просто замыкает зону или направляет во фланг, а именно навязывает давление. Когда защитник отбирает у него мяч и выводит из зоны, Эджуке идёт в ответный жёсткий отбор. Когда вытыкают мяч из-под ног – сразу переключается на подбор и возвращает владение.

Ещё Эджуке любит идти в повторную обводку после первой, улучшая позицию – по доле подобных ситуаций после дриблинга он уступает лишь Вандерсону. Это особенно проявлялось до зимней паузы в эпизодах с ударами, где в Эджуке уже увидели фаната ударов со смещения в центр. Чиди смещался в полуфланг от первого встречающего, и если встречал второй, то продолжал движение в центр чуть под себя с ударом. При Оличе эпизоды с повторными обводками чаще возникали, когда Эджуке входил в штрафную по диагонали – затем прокидывал в лицевую и искал адрес во вратарской.

Самый нетипичный контратакующий дриблёр лиги, резко поменявший профиль обводок за год

Следующий блок текста – про игрока, попавшего в топ-3 выборки по следующим показателям:

– доля обводок в контратаках

– доля обводок именно на широких пространствах (в первом параметре я также учитывал эпизоды, когда игрок начинает разгон перехода, но против контрпрессинга или встречающего защитника, а не на пространстве)

– доля обводок вперёд – вытекающий параметр из предыдущих из-за склонности набирать дриблинг в переходах

– доля ударов после обводки

Если вы угадываете в портрете Дениса Макарова… то вы, конечно, почти правы (только по доле обводок вперёд Макаров четвёртый), но есть и другой дриблёр с похожим профилем – Вандерсон из «Краснодара».

Это резкий контраст на фоне его профиля в сезоне-19/20: тогда он был одним из самых горизонтальных дриблёров лиги, превосходя только Сулейманова в продвижении вперёд по ходу обводки, и самым бьющим после смещений в центр при улучшении позиции. Резкое изменение профиля логично – тогда Вандерсона надолго перебросили налево из-за травм Классона и Кабеллы, слева ему было удобнее именно заходить в центр с ударом, плюс весь «Краснодар» был менее гибким в сценариях игры.

Справа у Вандерсона мало чистых смещений в центр с ударами (иногда ищет их, но выходит на удар с левой и бьёт слабо как по силе, так и по точности), но появляется большой набор других опций. Он много заходит в край штрафной на ведении по небольшой дуге, стартуя из разных точек – как из центра или полуфланга перед штрафной, затаскивая мяч чуть шире на более свободное пространство, так и с края. В высокой плотности он ищет передачи в центр и может сам открыться под стенку (только Хвича и Малком заходят под стенку чаще). За штрафной или в боковой зоне штрафной он может протиснуться к лицевой и прострелить во вратарскую. Ещё Вандерсон достаточно вариативен в дриблинге – изучает, как его встречает защитник, если встречает в одиночку, и подстраивается, куда именно продвигать мяч.

У Вандерсона очень мягкий, пластичный дриблинг и остаётся таким же на больших пространствах, что делает его нетипичным для игры в переходах. В отличие от многих дриблёров, эффективных в переходах, Вандерсон очень редко пробрасывает мяч себе на ход, а если пробрасывает – то на достаточно короткую дистанцию, чтобы сохранять мяч близко к ногам (и это работает даже при очень длинном ведении). Кроме того, Вандерсон очень редко идёт в обыгрыш с приёма, только в 5,1% обводок – это тоже выдаёт в нём игрока, склонного удерживать мяч.

Ещё одна черта, характерная для Вандерсона в переходах и нетипичная в целом для контратакующего вингера – стремление тащить мяч ещё по ходу разгона внутрь поля, а не через фланг по прямой. Характерно, что Вандерсон в топ-3 выборки как по доле обводок вперёд, так и по доле обводок с заходом внутрь поля, и половина подобных ситуаций – его ускорения со своей половины. Уже после смещения в центр Вандерсон может играть во фланг, но также любит тащить мяч самостоятельно уже через центр (и передерживает в подобных ситуациях).

Из-за травмы «Краснодар» надолго потерял Вандерсона. Если Виктор Гончаренко не получит новичка на позицию, первой опцией будет Алексей Ионов – в плане техники он уступит Вандерсону, но сохранит его эффективность в переходах и добавит к качествам Вандерсона открывания за спину.

Малком

Малком – далеко не самый яркий, но самый командный дриблёр РПЛ. По склонности улучшать позицию, а не обыгрывать, бразилец ближе к читерам Эль Кабиру и Полярусу, чем к самым обводящим игрокам лиги. Но контекст его обводок – совершенно другой. Малком чаще всего лезет в дриблинг из правого полуфланга перед штрафной, в финальной трети вообще не склонен обыгрывать широко во фланг или в лицевую, а вторая зона по частоте, куда он продвигает мяч на дриблинге – центр перед штрафной. В РПЛ больше нет дриблёров, настолько часто при обводке заходящих в середину с очень высоким процентом успеха (91%).

В высокой плотности Малком тоже нацелен скорее на подыгрыш, чем на индивидуальные действия. У него одна из лучших долей продолжения дриблинга через пас или кросс – 47,2% (уступает опять же только Эль Кабиру и Полярусу) и самый низкий процент чистых потерь при обводке – 20,8%. Точность подач после обводки у Малкома хромает, как и у всех дриблёров, зато в комбинациях он хорошо находит нападающих в створе перед штрафной, в глубине – подключает поперечными передачами дополнительных игроков в атаку. Затаскивая мяч с фланга в центр, Малком может дождаться открывания за спину защитнику, пошедшему за ним, и отдать скрытый пас на ход.

У Малкома есть ещё одна фишка, подчёркивающая его командность и высокую сложность дриблинга. Вингеры-дриблёры в целом не склонны к игре в стенку, но даже самые командные обычно идут под стенку после успешной обводки – пользуются тем, что ранее за счёт дриблинга стянули на себя игроков и освободили пространство, и после паса могут врываться в это пространство. Тогда как Малком, наоборот, любит сначала заходить внутрь поля, разыгрывать стенку, открываться в очень насыщенном пространстве и уже там идти в обводку, часто на центрального защитника (и тоже достаточно успешно – это может заканчиваться или выходом на ударную позицию без давления, или как минимум заработанным фолом).

Всё это подкрепляется высокой эффективностью обводок-обыгрышей – 57,4%. Как и Вандерсон, Малком любит удерживать мяч в ногах на ведении, а не отпускать и подбирать его, но не отказывается от пробросов мяча в лицевую. Малком чаще обыгрывает с приёма (12,5% ситуаций в прошлом сезоне), причём в большинстве подобных ситуаций он пользуется очень грамотной постановкой корпуса перед защитником, а не просто резкостью: выигрывает позицию, дожидается мяч в ногах и разворачивается внутрь поля, держа защитника на плечах.

К такому эффективному дриблингу Малком добавляет лидерство в лиге с отрывом по метрике продвижения мяча EPV (Expected Possession Value – очень грубо говоря, влияние на вероятность забить гол решениями на поле, передачами и ведением) без учёта стандартов и 6-е место по итогам прошлого сезона по xA p90 с игры, уступая из полузащитников только Миранчуку, Мостовому и Ерохину. Это профиль безусловно сильнейшего атакующего игрока лиги, которого до сих пор нелепо оценивают через ценник и высокую травматичность.

Ещё немного просто любопытных цифр

– Игрок со склонностью чаще остальных идти в дриблинг с приёма – Андрей Мостовой: в прошлом сезоне исполнил так 20,6% обводок. При этом их эффективность не очень высока (36,8%).

– Мостовой же – игрок с наименьшей долей обводок, сделанных в контратаках (только 8,7%).

– У Резиуана Мирзова самая низкая доля потерь, после которых мяч возвращался его команде – 26,8%. Вероятно, связать можно с тем, что Мирзов часто получал ситуации 1v1 и смещался в центр без активной поддержки вокруг. Если он терял мяч, то мяч редко уходил в аут или на угловой, партнёры редко успевали включиться на помощь, а сам Мирзов пассивно реагировал на потерю.

– Кстати, о реакции на потерю. Игрок с самой низкой долей потерь, после которых он или партнёры (но с его активной помощью) включились в контрпрессинг – Отман Эль Кабир: давление при потере происходило только в 6,4% случаев. При этом игрок, наиболее часто отказывавшийся от контрпрессинга (встававший, апеллировавший к арбитру) – Мирзов с 9 подобными ситуациями на сезон при 13 включениях в контрпрессинг.

**

Если у вас есть идеи, как можно было бы развить подобное исследование и что ещё изучать в контексте дриблинга – пишите здесь в комментах под текстом, а также в наших соцсетях: тут и тут.