Сутормин – правый защитник. Насколько он хорош в этой позиции? | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике Сутормин – правый защитник. Насколько он хорош в этой позиции? — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Игроки
РПЛ
24 октября , 11:08
24 октября , 11:08
Сутормин – правый защитник. Насколько он хорош в этой позиции?
Илья Шайхалов – с разбором игры Алексея Сутормина, игрока «Зенита».
Содержание
01Сутормин впервые сыграл на позиции защитника в «Оренбурге». Всего за карьеру его пробовали на 10 разных позициях
02Игра в обороне, единоборства
03Какие качества Сутормин даёт в атаке
04Перспективы

В ожидании «Дерби двух столиц» публикуем текст об Алексее Сутормине, который продолжает раскрываться на необычной (но уже не новой) для себя позиции правого защитника в «Зените» и сборной России. Поговорим о его сильных и слабых сторонах, различиях в игре Сутормина в схемах 4-X-X и 5-X-X, а также о перспективах на позиции крайнего защитника.

Сутормин впервые сыграл на позиции защитника в «Оренбурге». Всего за карьеру его пробовали на 10 разных позициях

Алексей Сутормин переходил в «Зенит» в качестве хорошего универсала с российским паспортом. Он начинал центральным нападающим в академии «Зенита», в «Строгино» и «Волгаре» играл на фланге полузащиты, но наиболее полно универсализм Сутормина раскрылся в «Оренбурге»: Владимир Федотов использовал его левым инсайдом в 3-4-2-1, правым вингбэком в 5-4-1, нападающим и в некоторых играх даже центральным полузащитником.

В тренерском штабе «Оренбурга» отмечали, что Сутормин достаточно легко переносит изменение функций на поле. Как рассказывал Евгений Шевелев (на тот момент аналитик «Оренбурга»), в клубе изучали возможность использования Алексея в обороне: «На летних сборах в Австрии в 2018-м Федотов попросил оценить его показатели с точки зрения возможного перевода на край обороны при схеме с тремя центральными защитниками. Оказалось, он может отлично играть на этой позиции».

После трансфера в «Зенит» Сергей Семак говорил о том, что пока не видит Сутормина на позиции крайнего защитника в четвёрке: «Понимаем, что он играл справа в схеме с тремя центральными защитниками, но это игрок более атакующего плана. Сейчас рассматриваем его как игрока полузащиты. Естественно, есть форс-мажорные ситуации, будем смотреть и анализировать».

В такой ситуации «Зенит» оказался в ноябре прошлого года, когда вылетели Караваев и Дуглас Сантос – основной и резервный варианты на правый фланг. На игру с «Лацио» в ЛЧ Семак впервые поставил Сутормина в четвёрке защитников, после этого Алексей играл в старте на протяжении нескольких матчей до возвращения Караваева и выглядел там очень прилично: в Лиге Чемпионов совершил 2,59 попытки отбора p90, из них 2,22 успешных; 44,4% успешных отборов против попыток дриблинга; 3,0 прессинг-действия p90 в финальной трети (данные Statsbomb). К этому добавились одна голевая передача в ЛЧ и три – в Премьер-лиге.

«Мы рассчитывали, что Сутормин может играть справа, но в тройке. То, что он настолько уверенно играет в четвёрке, приятная неожиданность. В контрольных матчах это не удавалось проверить, был резервный вариант с Жирковым слева и Дугласом или Круговым справа. То, что появился ещё один игрок, – плюс», – сказал Семак после победы над «Спартаком» в декабре прошлого года.

С тех пор Сутормин ещё не раз использовался крайним защитником, а осенью дебютировал на этой позиции в сборной России. На октябрьские матчи Карпин остался сразу без двух номинальных правых фулбэков: в середине сентября из сборной ушёл Фернандес, травмировался Караваев. Кроме Сутормина, потенциально закрыть позицию мог Кузяев, но матчи со Словакией и Словенией в итоге отыграл Алексей.

Дальше рассмотрим качества Сутормина подробнее.

Игра в обороне, единоборства

Для непрофильного игрока Сутормин хорошо держит защитную линию и в позиционной обороне действует довольно грамотно тактически: быстро встречает соперника на фланге, при выдёргивании ЦЗ на фланг – страхует его зону, неплохо играет на дальней штанге в своей штрафной (сужает линию, когда мяч на противоположном фланге, и хорошо перестраивается, когда мяч оказывается в его зоне). В контроле дальней штанги он значительно прибавил по сравнению с весной.

Также в контексте Сутормина важно, насколько хорошо он возвращается назад. Здесь он обычно дисциплинирован, помогает хорошая дистанционная скорость. При этом, когда рядом нет игрока, активно участвующем в контратаке, и он видит, что его зона страхуется, то возвращается назад очень медленно.

В недавней игре «Зенита» с «Арсеналом» туляки забили как раз в контратаке. Но вина Сутормина здесь не так очевидна: изначально он располагался широко на фланге в позиционной атаке, и поэтому Зурико был ближе к мячу имел преимущество в дистанции; кроме того, из-за позиционных ошибок игроков в центре справа осталась большая свободная зона, куда и двигался Давиташвили – у Сутормина было мало шансов его догнать.

В плотной борьбе Сутормин хорошо играет плечо в плечо и умеет оттирать корпусом. Очень здорово действует со спины: быстро поджимает, но чаще встречает не на приёме, а при последующем касании, после чего выбрасывает ногу, часто чтобы просто вытолкнуть мяч из-под ног соперника. В ситуациях со спины старается выжимать к боковой линии, если в течение нескольких секунд не получилось – отскакивает назад.

Видео: Алексей Сутормин. Игра 1 в 1

Такой стиль игры Сутормина подчёркивает и статистика:

успешные отборы р90 – 1,90 (40-й в лиге);

процент отборов с возвратом владения – 66,7% (14-й в лиге);

перехваты – 0,67 p90 (115-й в лиге);

единоборства на своей трети – достаточно мало, 1,9 р90 (106-й в лиге), но 100%-я успешность.

То есть Сутормин больше действует позиционно – в перехваты он идёт реже, чем в отбор; понимает, когда можно выдернуться и доиграть эпизод, а когда остаться в линии.

Слабость Сутормина в игре 1в1 – когда его прокидывают, что особенно было заметно по матчу со Словенией. В четвёрке Сутормину чаще приходится обороняться 1в1 против вингеров. Вербич легко обыгрывал его на пространстве: посадил на жёлтую, и Сутормин в первом тайме был близок даже к удалению. Здесь он играет так же, как в ситуациях со спины: старается вытолкнуть мяч из-под ног, положением корпуса перекрывает возможность ухода в центр, располагаясь параллельно боковой линии, плассируется и ждёт момента для движения ногой в сторону мяча. Это довольно рискованно, так как вес тела слишком сильно перебрасывается на одну ногу, и в случае неудачи очень трудно быстро перестроиться.

Без проброса мяча обыграть его достаточно сложно. Когда Сутормин находится лицом к сопернику и нет свободного пространства за спиной, лучше реагирует на обманные движения – его тяжело раскачать с места. После травмы Караваева в сентябре этого года Сутормин сыграл 7 матчей в старте, в каждой из игр против него играли сильные дриблёры: Зиеш, Алонсо, Кварацхелия, Самошников, Зиньковский, Давиташвили. Против них он сыграл очень качественно.

Сейчас правый фланг обороны «Зенита» – среди самых надёжных в лиге. На карте допуска моментов в обороне показано количество владений соперника через каждую зону, которые заканчивались ударом, относительно средних данных по лиге. Цветом выделены зоны, в которых «Зенит» лучше защищается относительно других команд РПЛ.

Теперь что касается игры Сутормина на втором этаже. Если смотреть на статистику единоборств вверху с сезона-2019/20, то здесь их совсем мало – не более 1,5 p90. Сутормин старается избегать верховой борьбы как таковой. Если позволяет момент, то стремится завладеть мячом внизу, ставя спину сопернику. Это удивительно, учитывая его высокий рост (1,88 м), но, как он сам признавался после перехода в питерский клуб, до «Строгино» никто не уделял внимания игре головой, и на тот момент у него были проблемы с оценкой траектории мяча.

С тех пор он прибавил в этом компоненте, но по-прежнему это проявляется в эпизодах, когда следует передача верхом в недодачу и нужно делать прыжок с разбега, – может прыгнуть слишком рано или пойти плечом, а не головой.

Какие качества Сутормин даёт в атаке

Звучит неожиданно, но кажется, что позиция защитника, особенно в четвёрке, лучше раскрывает атакующие качества Сутормина. Здесь он гораздо лучше продвигает мяч на дриблинге, имея больше свободных зон, а также очень полезен в контратаках за счёт хорошей скорости.

«Конечно, Лёше удобнее играть с тройкой центральных защитников, у него есть опыт на этой позиции. В четвёрке ему не так удобно. Но есть и плюсы – можно чаще принимать мяч лицом к воротам, подключаться, когда видит пространство. С мячом он работает достаточно спокойно, когда не оказывается в стеснённом пространстве при выходах между линиями. Качество передачи и дриблинга у него есть», – говорил Семак в декабре 2020-го.

Когда у Сутормина есть свободные зоны, он действительно действует гораздо смелее с мячом. Так, находясь под прессингом со стороны соперника на своей половине, Сутормин часто стремится поймать его на противоходе. Здесь ему помогает исходная позиция, когда он располагается относительно невысоко при билд-апе: соперник вынужден покрывать увеличенное расстояние на большей скорости (рывке), и ему тяжелее тут же среагировать на смену траектории движения Сутормина. Кроме этого, Алексей может уйти в центр при приёме или показывая перед смещением, что будет делать передачу по флангу.

Правда, у него есть периодические проблемы с обработкой и последующим контролем мяча. При движении с мячом в центр Сутормин может отпустить его слишком далеко от себя. То же, но в меньшей степени, характерно при удачном перехвате со спины. Усложняет ситуацию то, что в таких моментах он не оценивает положение соперника за спиной и почти не закрывает мяч корпусом, как следствие, оппоненту проще отобрать мяч.

Гораздо увереннее Сутормин принимает верховые мячи. Обычно он позволяет мячу опуститься на высоту примерно метра от земли и ловит его на развёрнутую стопу. Если видит рядом свободного партнёра, может мягко скинуть ему в касание и тут же ускориться по флангу.

Сутормин не так хорош в дриблинге, как это могло показаться из слов Семака выше. Он практически не обыгрывает 1в1, обычно это обводки-улучшения – смена направления на скорости, пробросы мяча под сильную ногу (чаще в центр) и ложные замахи. Он не владеет силовым дриблингом, когда при движении мяч укрывается корпусом, и не обыгрывает с места, да и в целом чувствует себя неуютно при отсутствии свободных зон. Возможно, в том числе и поэтому ему не удаётся закрепиться на позиции выше. На ограниченном пространстве, в том числе под прессингом, Сутормин старается не рисковать и очень часто отдаёт назад.

Он больше старается выйти на пространство за счёт партнёров: сыграть в стенку и зайти в центр или подключиться по бровке – ворваться в пространство между крайним и центральным защитниками или забежать по внешней траектории.

В плане комбинационной игры Сутормин выглядит действительно сильно. При передачах по флангу стремится отдавать в ноги, после чего часто заходит внутрь. Когда двигается в полуфланг с мячом сам, то ищет диагональной передачей низом партнёров вблизи штрафной, обостряет игру. По данным Wyscout, у Сутормина наибольшее количество отданных deep completions (передач, за исключением кроссов, которые были получены в радиусе 20 метров от линии ворот соперника) среди фланговых игроков в этом сезоне РПЛ – 2,06 p90.

В прошлом сезоне «Зенит» справа часто разыгрывал мяч в треугольнике Малком-ЦП-Сутормин, и комбинацию начинал один из фланговых игроков: Сутормина выводили на подачу, когда он оставался в широкой позиции, или на забегание в лицевую – Малком, который часто действует в полуфланге и оставляет бровку для подключения Сутормина, очень здорово чувствует момент для передачи за спину линии обороны.

По качеству подач Сутормин уступает Караваеву: не обладает стабильным кроссом, для него характерны подачи по слишком высокой траектории (нередко перебивает штрафную). Здесь дело не в том, что он не оценивает положение партнёров, а скорее именно в техническом исполнении самих передач. Также у него есть склонность затягивать с решением: когда ему выкатывают на подачу, он далеко не всегда подаёт, часто делает ещё несколько касаний и ищет варианты поперёк или назад.

Ситуации с забеганиями для него более комфортны, Алексей выглядит опаснее непосредственно вблизи штрафной, где может прострелить или пробовать завершить сам.

Сутормину также следует прибавить в выборе оптимального типа передачи – может сделать кросс, когда нужно прострелить, и соответственно наоборот. В моменте матча с «Мальмё» Сутормин хорошо открылся за спину (у шведов линию сломал один из ЦЗ), посмотрел в штрафную, но вместо кросса прострелил на ближнюю.

Если сравнивать карты передач (данные – xGLab) двух фланговых защитников «Зенита», видно, что Сутормин в финальной трети более вариативен по сравнению с Караваевым (в сезоне-2021/22 у него меньше количество передач, но сонары прошлого сезона носят очень схожий характер).

Перспективы

Если смотреть на минуты Сутормина на позициях в атаке «Зенита», видно, что полных матчей у него практически нет – Сутормин-защитник ближе к игре в основе.

В то же время универсальность не позволяет точно определить, при какой схеме можно наиболее полно использовать качества Сутормина. С одной стороны, игра в четвёрке лучше раскрывает его атакующие навыки, но подсвечивает проблемы 1в1 на пространстве. С другой – позиция в схеме с пятью защитниками даёт меньше свободных зон в начале атаки, но лучше маскирует описанную слабость при игре 1в1, так как эффективнее работает подстраховка.

Против «Ювентуса» с первых минут вышел выздоровевший Караваев, и, вероятно, так же будет и со «Спартаком». В атаке Сутормин выглядит лучше, и если удастся подтянуть некоторые недостатки в обороне, то сможет получать ещё больше игрового времени, в том числе с первых минут. И в этом есть уверенность – он уже доказал, что способен обучаться и прогрессировать.