4-4-2 ромб «Кельна» в видении Баумгарта | Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике 4-4-2 ромб «Кельна» в видении Баумгарта — Контрпресс.ру — сайт о футбольной тактике
Команды
Бундеслига
15 ноября , 16:50
15 ноября , 16:50
4-4-2 ромб «Кельна» в видении Баумгарта
Артем Исаев – с лонгридом о мини-сенсации Бундеслиги.
Содержание
01Контекст и статистический портрет
02Билд-ап «Кельна»: принципы, вариативность, создание пространства
03Развитие атак «Кельна»: создание глубины и перегрузов на флангах, размены в ромбе
04Кроссы «Кельна»: статистика, принципы, мастеркласс Модеста
05Атакующие переходы «Кельна». Коротко об организации давления

Одно из главных открытий этого сезона Бундеслиги – безумный «Кельн». Штеффен Баумгарт привил «Кельну» сверхинтенсивный стиль игры без мяча и поставил интересную и смелую структуру игры с мячом. В большинстве матчей этого сезона команда играет 4-4-2 ромб (4-1-3-2): команда интересно работает с глубиной на разных стадиях атаки и доминирует в лиге на флангах. Сейчас «Кельн» – третья команда лиги после «Баварии» и «РБ Лейпциг» по созданным xG с игры.

В этом тексте написал об атаке «Кельна»: разобрал структуру билд-апа, идеи в развитии атаки, устройство фланговых атак, а также основные детали касательно прессинга и переходов.

Контекст и статистический портрет

Баумгарт относительно известен в Германии умением ставить агрессивную атаку: его «Падерборн» также был яркой атакующей командой. В «Падерборне» были игры по 4-4-2 (практически весь триумфальный сезон 18/19, когда «Падерборн» занял второе место во второй Бундеслиге), 4-2-3-1, 4-3-3 с ложной девяткой, структурно близкие к 4-4-2 ромб, и некоторые другие варианты, в том числе эксперименты с ромбом.

Основной акцент в тексте будет именно на структуре 4-4-2 ромб, которую Баумгарт начал регулярно ставить в «Кельне». В последних матчах – частично из-за проблем в переходах в оборону (четвертые с конца по допущенным xG при шестом месте по допущенным ударам – то есть допускают убойные моменты), частично из-за трудностей игры против 3-4-1-2 (началось с 0:5 против «Хоффенхайма» – эта схема идеально накрывает 4-4-2 ромб), частично из-за вылета системообразующего опорника Схири, – Баумгарт играет достаточно самобытные 4-2-3-1, но и они в атаке схожи своими принципами, часто напоминают тот же ромб. Многие идеи в рамках 4-4-2 ромб у Баумгарта – достаточно стандартные для ромба (проговорим это ниже).

Также существенно, что лучшие матчи «Кельна» – это матчи против не самых лучших с точки зрения организации обороны команд, когда «Кельн» забирал территорию (в основном, аутсайдеры – «Бохум», «Гройтер Фюрт», «Герта», как минимум образца первого тура). Учитывая, что сам «Кельн» – команда по ресурсам так же не самая сильная (думаю, адекватно оценивать их на середину таблицы и ниже, но до зоны вылета), изучение принципов команды при высоком владении, развитии атаки, атаки штрафной – тема важная.

К тому же атакующий перфоманс «Кельна» против более организованных команд (в том числе – против 5-Х-Х: и против «Боруссии» Дортмунд, и против «Фрайбурга», и отчасти против «Униона») был вполне убедительным, особенно в контексте владения и завоевания территории, со своими идеями и подстройками внутри структуры.

Факт, хорошо иллюстрирующий специфику футбола «Кельна», передает простая статистика ударов: «Кельн» бьет больше всех в Бундеслиге среди команд с нашей планеты (132 с игры, в среднем 12 p90 – это на 1.5 за матч больше, чем у идущего позади РБ). Существенны и другие косвенные признаки доминирования и/или агрессии в атаке. Например, самый низкий в лиге PPDA (8.4, самый низкий показатель топ-5 лиг по данным Opta), со вторым в лиге количеством отборов в высоких зонах (120 возвратов владения в зоне 40 метров от чужих ворот), четвертым количеством ударов после этих отборов (18). У «Кельна» четвертая скорость атак с приличным для такой характеристики среднем временем владения (57% – четвертые в лиге, со средним временем владения 7.92, с 3.19 передач на владение – середина лиги; то же – по количеству владений из 10+ передач; данные Opta). У команды поставлены короткое владение у штрафной под давлением и выходы длинными.

«Кельн», таким образом, команда достаточно гибкая: умеет контролировать мяч и завоевывать территорию, создавать и после относительно долгих владений, и после быстрых атак после прессинга, при этом атакует быстро всегда, когда им дают возможность, умеет быстро выходить на удар, в контексте «Кельна» – в первую очередь на точки для подачи («Кельн» подает больше всех с отрывом – об этом еще будет сказано ниже). Для меня в этом смысле также показательно, что у команды мало контратак – меньше всех в Бундеслиге. Визуальное впечатление бьется с этой статистикой: «Кельн» умеет территориально прижимать соперников (даже превосходящих по ресурсам, таких как «Байер» или «Боруссия Д»), отрезками регулярно атаковать штрафную, атаковать в несколько темпов, плюс ориентирован на возвраты мяча в высоких зонах и на невероятно активный контрпрессинг.

На ряде проблем и на некоторых других сильных сторонах (помимо структуры атаки) команды мы останавливаться не будем; среди таких тем – проблемы в переходах (лучшие примеры – матч с «Баварией» и первый тайм с «Байером», а также разгром от «Хоффенхайма»), сильные стандарты; детально не будем касаться незначительных различий между 4-4-2d и 4-2-3-1, близких при владении к ромбу, но все-таки выделяющихся часто сдвоенной опорной и несколько иным распределением ролей в атакующей линии.

Данный текст также можно рассматривать в контексте возможностей схемы 4-4-2 ромб. Интерпретация ромба у Баумгарта раскрывает многие преимущества такой структуры с мячом, на разных стадиях атаки.

Билд-ап «Кельна»: принципы, вариативность, создание пространства

Структура «Кельна» в начале атак (и базовое расположение команды и при развитии атаки) – 2-3-5, а часто и вовсе достаточно четкие 2-3-3-2: первая группа с двумя ЦЗ, опорником, который располагается в центре над ними, двумя крайними защитниками и вратарем отвечает за растягивание прессинга соперника и продвижение мяча, а группа из пяти человек выше, ориентированная на центр и полуфланги, связывает 5-6 игроков соперника.

Задачи крайних защитников – держать максимальную ширину; пару раз в трансляции некоторых матчей (особенно в матче с «Лейпцигом») можно было поймать, как Хектор открывался даже за боковой линией, вероятно умышленно. Хектор (левый защитник) и Шмитц (правый защитник) находятся примерно на уровне опорного полузащитника, ориентированы на подключения выше по флангу – и есть простая опция выхода из-под прессинга передачей во фланг от ЦЗ или более сложная – переводом от вратаря, если соперник располагается узко. Конечно, оба подстраиваются под ЦЗ глубже при интенсивном прессинге соперника – даже под давлением «Кельн» достаточно настойчиво старается контролировать низом хотя бы до передачи во фланг, откуда уже может идти заброс в полуфланг или за спину по флангу.

Центральные защитники – обычно Чихос (или Хюберс) левее и Килиан (или Мере) правее – тоже расходятся достаточно широко, именно они отвечают за продвижения мяча. Если соперник не поддерживает нужный темп давления и не поднимается до вратаря, или не до конца понимает, как закрыть широкий ромб в начале атаки (вратарь, два ЦЗ, опорник), следовательно, старается просто блокировать продвижение мяча, «Кельн» может устанавливать достаточно стабильный контроль, легко выходить на открытый мяч, впоследствии по ходу матча – отодвигать соперника глубже. В нескольких матчах «Кельн» легко завоевывал территорию и контролировал мяч примерно от центральной линии или чуть ниже. В некоторых матчах «Кельн» контролировал мяч под давлением, смело переводя через вратаря, ЦЗ или опорного – было труднее отодвигать соперника, но контроль оставался стабильным. Несколько команд навязывали «Кельну» очень интенсивный прессинг, вынуждая после одной-двух передач искать длину, в первую очередь при розыгрышах от ворот.

Сложность игры против такой структуры – не просто в том, что команда оптимально заполняет все каналы и расставляется широко, плюс активно использует вратаря, но и в том, что создается глубина. «Кельн» гибко подстраивается впереди: пара нападающих, десятка и обе восьмерки перегружают центральную зону и полуфланги. Эта группа дергает линию защиты и опорных забеганиями во фланг, за спину и вглубь, связывает их, отделяя одну часть команды соперника от прессингующих игроков. Это разделение зачастую явно бросается в глаза, так что сопернику приходится так же «разрываться» на две части – чуть ниже раскроем, к чему это может приводить.

Сильные стороны «Кельна» – поставленное движение игроков, создание и своевременное заполнение глубины в полуфлангах и центральной зоне над опорным. Подробнее разберем эти аспекты.

Один из базовых вариантов – открывания вглубь восьмерок. Когда восьмерка опускается в глубину – это обычно происходит в момент, когда центральный защитник выходит на открытый мяч и готов к продвижению мяча, – образуется пространство выше, за спиной восьмерки.

Одна из идей «Кельна» – выманивать соперника, отыгрываясь через восьмерку. После передачи на восьмерку и отыгрыша обратно «Кельн» может получить вариант бить открывшиеся выше зоны – в том же полуфланге или на другой стороне поля. Если соперник старается сразу закрыть это пространство, не поднимаясь высоко, восьмерка может остаться свободной, продвижение может идти через нее.

Пример, изображенный на схеме выше.

Выше идет движение, создающее дополнительное пространство – открывания вглубь или во фланг десятки и нападающего, перегруз зоны. Например, десятка может открыться широко, заставив центрального защитника, опекающего нападающего, разрываться между вариантами. Или наоборот: нападающий может открыться широко, уведя за собой крайнего защитника и приоткрыв пространство в полуфланге. Теоретически может идти даже двойное создание глубины: за восьмеркой вглубь открывается нападающий, открывая зону для десятки; подобное можно выцепить в матчах «Кельна».

В целом это один из ключевых принципов «Кельна» с мячом: выманивая соперника, «Кельн» почти всегда сразу заполняет его зону; чаще всего это происходит на фланге. В некоторых зонах, как на фланге на чужой половине поля, это отработано на уровне жестких автоматизмов. Соответственно, когда зайдет разговор о развитии атаки, это будет еще актуальнее (и на примерах – понятнее и очевиднее).

При билд-апе таких примеров чуть меньше (есть отличия от ситуаций со вскрытием блока), но они все они системны, такое движение происходит регулярно. Структурно самый простой – сразу передача за спину восьмерки, с фланга или от ЦЗ, верхом.

Если на восьмерке висит соперник, «Кельн» может обойти блок соперника и передачей другому игроку, который опускается вглубь. Вариативность билд-апа «Кельна» раскрывается как раз в этом. Оба ЦЗ ориентированы на поиск вариантов по всей ширине – это смелый подход к владению. Если в зоне мяча (полуфланг и фланг) ЦЗ не видит продолжения, то, скорее всего, соперник нагрузил эту зону, открыв варианты шире. Дальняя восьмерка, дальний нападающий или десятка могут открываться под мяч в открытое пространство, например, в дальнем от мяча полуфланге под длинную передачу…

Желтыми стрелками показаны открывание Модеста и быстрый возврат в зону Дэвиса, который не смог помешать переводу мяча на фланг

…или перегружать центр и даже ближний к мячу полуфланг. Если восьмерка открылась и не получила мяч, то может идти обратное открывание – это опять же уводит соперника, дает защитнику опции сыграть на другого игрока. Подобные принципы работают и на стадии развития атаки.

Приведу два ярких примера. Оба эпизода почти ничем не закончились для «Кельна», но очень показательны в контексте принципов команды – это не типичные эпизоды, а наоборот немного неординарные, но в данном случае тем более ярко подсвечивающие принципы создания глубины.

Первый пример – ближняя к мячу восьмерка Тильманн опускается вглубь, но находится под давлением со спины (мы не видим этого из-за зума на защитнике с мячом). Когда ЦЗ Чихос поднимает голову, Тильманн уже начинает обратное движение выше в полуфланг – он не мог садиться еще глубже, а оставаться на месте не имеет никакого смысла, возможно даже принесет вред структуре. Одновременно с этим дальняя восемь Любичич бежит в центральную зону (отмечу, что это тут делает не десятка – в этом, на мой взгляд, и есть неординарность примера).

Открывание видит Чихос – он ищет варианты, находит Любичича и делает резкий диагональный пас. Любичич принимает и играет на Тильманна, который уже открывается выше в полуфланге и остался один. «Кельн» теряет мяч (хотя в идеале Тильманн мог бы скинуть мяч сразу же на Дуду, который открывался между ним и Любичичем и вбегал в пространство в центре), но перспективы выхода и принципы команды здесь, кажется, видны очень хорошо.

Второй эпизод – неожиданное для «РБ Лейпциг» глубокое открывание Ута. Ут играл правого нападающего, а здесь сымпровизировал и открылся в ближний к мячу полуфланг, вместо Тильманна.

Чихос отыгрался с Утом и нашел следующей передачей уже Тильманна. Сам же Ут открывался по дуге выше, чем запутал защитника, выходившего на Тильманна – ровно так же, как мы помним, было устроено открывание самого Тильманна в примере до этого. В итоге Тильманн здорово развернулся, но сделал неточный заброс во фланг на Модеста.

Но обычно передачи ближе к центру, особенно верхом, идут от крайнего защитника. Крайние защитники в целом при приеме ориентированы на длину или на заброс в центральную зону (там обычно нет времени). Выход верхом по флангу или в центр для «Кельна» очень актуален, в том числе благодаря поставленному созданию пространства и просто благодаря структуре (часто – три игрока над опорным плюс два нападающих выше, связывающие ЦЗ). Также важно, что у «Кельна» высокие форварды.

Лучшие примеры – когда у «Кельна» получается за счет структуры перегрузить опорную и разыграть на третьего, после чего искать разворот на пространстве.

Паре нападающих и/или одному из центральных полузащитников соперника важно иметь в виду и опорника «Кельна» Схири. Он почти не опускается между ЦЗ, открываясь чуть выше, и активно подстраивается под развитие атаки: двигается почти по всей ширине (кроме флангов), но особенно любит открываться в полуфланге справа – небольшой перекос туда заметен на карте стартовых точек передач. Схири – сильный разыгрывающий опорник: у него приличная техника работы с мячом, хороший пас, умение принимать мяч, разворачивать первым касанием, правильная постановка корпуса. Это умный полузащитник, который помогает команде налаживать контроль и активнее продвигать мяч – например, отлично чувствует, когда нужно играть ширину.

Оказывать на него давление не всегда удобно: выдергиваться в прессинг одному из центральных полузащитников – основа именно немецкой системы прессинга – бывает слишком опасно, потому что они связаны высокими позициями восьмерок. Эта диллема – один из главных сюжетов как раз матча «Кельна» против «РБ Лейпциг». Айдара и Кампль, игравшие пару опорных, не могли выдергиваться на Схири, который располагался слишком глубоко для них. Это создавало трудности для пары нападающих: Силву и Ольмо несколько раз издевательски легко отрезали. Самый яркий пример привел к не засчитанному, но потрясающему голу за счет структуры. Обратите внимание на движение Айдара: если бы он пошел выше за Схири, вратарь «Кельна» Хорн, вероятно, имел бы возможность довести мяч до Тильманна, который предлагает себя в полуфланге.

Проблемы команды Марша были очевидны: пришлось отказаться от регулярного высокого давления, Силва, Кампль и Айдара между собой в одной из пауз долго обсуждали, почему никто из пары опорных не может выдвигаться, а тренерский штаб «Ред Булла», в том числе Марш, чуть позже давали указания, как нужно играть Силве, опорным и некоторым другим игрокам команды. По большей части, изменения коснулись высоты блока «Лейпцига», хотя были и корректировки движения пары нападающих при прессинге (один должен был стараться закрывать Схири), а также переключений опорных, если пас в центр проходил. «Лейпцигу» удавалось поджимать «Кельн» так, чтобы команда Баумгарта в основном владела мячом низко, но и не имела полного контроля над владением «Кельна».

Если выдвигаться выше всем блоком, можно рисковать зоной за спинами защитников или открыть опорную (если защита располагается чуть осторожнее). Выйти мягким забросом за спину прессингующей группе трудно, но вполне очевидно, что «Кельн» работает над разными опциями и в курсе такой возможности; забросы за спину, особенно по флангу и под возможный сброс и подбор, команда тоже рассматривает и использует.

Яркий пример – один выход «Кельна» из-под прессинга дортмундской «Боруссии». Хоть он и не привел к моменту, в контексте анализа структуры это не имеет ключевого значения (вы могли заметить, что и на примерах выше «Кельн» допускал ошибки в ключевых пасах для выхода на чужую половину или ближе к финальной трети, тогда как сама структура выхода просматривалась очень хорошо). Более простых выходов через нападающих и выигранный подбор или через длинные по флангу за спину, конечно, гораздо больше.

Возможные решения – садиться глубже, а если прессинговать, то прессинговать интенсивно, оказывая обязательное давление на ЦЗ и вратаря, вынуждая к длинным (закрывая обратный пас), не давая времени на поиск решений (например, так сделал «Айнтрахт», и подобное делали, например, «Байер» и «Дортмунд»). Этот вариант сопровождается рисками, которые может себе позволить не каждая команда: как уже говорилось, у Баумгарта есть пара высоких нападающих – Андерссон и Модест (обычно играет только один, но с ним в паре почти всегда есть адекватно цепляющийся за мячи Ут). Плюс приличный подбор из-за перегруза центральной зоны.

Пока что самый действенный план по ограничению билд-апа «Кельна» – переходы на 3-4-1-2: так сыграла «Бавария», а впоследствии «Хоффенхайм», «Дортмунд», «Унион» (впрочем, «Хоффенхайм» и «Унион» обычно так и играют), и везде у «Кельна» возникали трудности. 3-4-1-2 хорошо накладывается на структуру билд-апа «Кельна», как и на структуру развития атаки (об этом ниже). Хотя и попытки интенсивного давления на всю четверку защитников + вратаря и опорного с переключениями тоже работали неплохо – в первую очередь, у «Байера» и «Айнтрахта».

Развитие атак «Кельна»: создание глубины и перегрузов на флангах, размены в ромбе

В развитии атаки у «Кельна» работают похожие принципы создания и быстрого заполнения глубины; это основа команды в развитии и завершении атак, то есть в переходах в финальную треть и создании моментов. Структура «Кельна» просто создана для этого. Самые яркие матчи команды с большим территориальным контролем раскрыли весь потенциал команды в этом контексте, а проблемные матчи показали как определенные ограничения и интересные попытки подстроек («Хоффенхайм»), так и умение команды даже против плотности находить моменты структурно, в крайнем случае – душить в определенные отрезки матча давлением и стандартами.

Несмотря на ряд упущенных преимуществ +1 («Унион», «Айнтрахт», «Фрайбург», «Лейпциг»), стоит отдельно отметить характер команды: «Кельн» пропускал первым в матчах с «Гертой», «Гройтер Фюртом» (победы 3:1), «Баварией» и «Байером» (отыгрывались с -2, но с «Баварией» упустили ничью), долго мучился с «Бохумом» («Кельн» душил весь матч при 0:0 и забил дважды в концовке), вырвал ничью с «Унионом» при 1:2. При 0:1 с «Боруссией» Дортмунд «Кельн» был близок к тому, чтобы сравнять (и визуально, и по ожидаемым метрикам).

В структуре «Кельна» выделяется превосходная симметрия и баланс: команда много атакует обоими флангами и полуфлангами, умеет развивать атаку резко через центр, к тому же ориентирована на быстрое продвижение мяча без лишней циркуляции, и как правило изначально очень строго заполняет необходимые зоны.

По умолчанию в развитии атаки структура «Кельна» соответствует расстановке и похожа на то, что мы видели в билд-апе. Два центральных защитника расходятся широко и разыгрывают мяч из полуфлангов, опорник открывается так же, как и в билд-апе, над ними, преимущественно подстраиваясь в центре поля. Крайние защитники держат максимальную ширину и ориентируются на высокие подключения по флангу; исключение – ситуативные заходы в полуфланг Хектора слева, если по ситуации левая восьмерка, часто Кайнц, остается широко.

Восьмерки, десятка, нападающие изначально располагаются в полуфлангах и центральной зоне, нагружая опорную соперника и связывая ЦЗ.

На этой стадии атак «Кельн» также очень грамотно создает глубину – ищет ее в первую очередь на флангах.

Первый принцип – перегрузы флангов и полуфлангов. «Кельн» можно считать почти образцовой командой в этом отношении: перегрузы работают по-разному и для разных вещей.

Когда мяч у центрального, обычно соответствующий полуфланг и фланг сразу перегружаются: между линий открывается восьмерка, примерно там же – десятка, иногда также нападающий, но преимущественно выше. Важный принцип в контексте движения сохраняется – своевременные рывки в свободные зоны (за спину или во фланг), часто в связке с выманивание соперника из своей зоны.

Сила ромба «Кельна» – в гибкости движения центра, в первую очередь восьмерок и десятки. Восьмерки (однозначно в любой интерпретации ромба) опасны вбеганиями из глубины, обычно из полуфланга во фланг. По этой причине их затруднительно опекать – например, если за восьмеркой уходит центральный полузащитник, есть риск нарушить компактность блока в опорной зоне. В «Кельне» восьмерки играют очень важную роль и как вспомогательные элементы структуры, и как ключевые ее детали.

Так, одна задач «Кельна» – вытянуть крайнего защитника соперника передачей во фланг и сразу бить фланг, перегрузив его забеганием из глубины.

Альтернативный вариант – открывания по флангу фулбэка, если мяч у центрального защитника, а крайний защитник соперника выдергивается на восьмерку в полуфланге.

Пример открывания фулбэка по флангу (и, соответственно, восьмерки, которая вытягивает фулбэка соперника за собой) – самый простой пример типичной комбинации команды. Яркий пример простоты этого приема – гол в ворота «Баварии». Тильманн принял пас в полуфланге, на него выдернулся Дэвис, Тильман легко отрезал его передачей во фланг на Эхизибуэ.

Подобные забегания возможны и слева, и справа, но по первым матчам сложилось ощущение, что история с забеганиями фулбэка по флангу – больше про правый фланг. Особенно явно это просматривается при переводах с левой стороны поля, когда справа на фланге много пространства.

Там же проходят простые стенки 8-10, 8-КЗ, 10-КЗ (в качестве связующего может выступать и нападающий), в том числе стенки на третьего, часто как раз после разворотов владения с левого фланга. Будет немного грубо, если просто сказать, что принцип «Кельна» – именно разворот с левого фланга на правый и резкийв вертикальный взлом напрямую на флангового игрока или через третьего, но такие комбинации у команды проходят действительно часто – значительно чаще, чем в обратном направлении.

В целом у «Кельна» в этом отношении есть достаточно жесткий принцип (атаковать глубину, перегружать фланг), но нет жестких позиций – перегруз зоны происходит по-разному, команда заточена на однотипные по своей сути комбинации с выводом игрока на подачу, но ищет разные опции для достижения цели – выхода на подачу на фланге или внутри штрафной.

Причем даже необязательно, чтобы крайний защитник соперника выдвигался из своей позиции: такие забегания происходят иногда по сложной для защитника траектории. Соперник не всегда успевает поймать момент и понять эпизод (см. например гол Модеста в ворота «Герты»). В общем, из этих примеров и примеров, которые вы увидите ниже, будет понятно, что «Кельн» довел такие ситуации до автоматизма.

Да и в целом не так важно, может пройти пас или нет: «Кельн» по умолчанию атакует глубину и перегружает фланг – Баумгарт явно этого требует от своей команды. Если открывание восьмерки во фланг и десятки в полуфланге или в пространство между КЗ и ЦЗ соперник контролирует, «Кельн» в идеале должен сразу переводить мяч на другую сторону через опорника или ближнего ЦЗ.

Примеры ниже очень показательны для понимания структуры владения и основ движения в ромбе у команды Баумгарта.

На первом «Кельн» стандартно ищет варианты слева. Андерссон предлагает себя во фланг, Кайнц открывается в полуфланге и затем по паттерну открывается во фланг (Андерссон сразу уходит из зоны ближе к центру), Дуда открывается в полуфланге. Но Хектору хорошо блокируют любой вариант, плюс блокируют разворот через опорного. Затем Схири упускают, и «Кельн» все-таки разворачивает атаку направо и доводит до опасной подачи.

На втором примере, более ярком, «Кельн» врубил все возможные алгоритмы открываний слева: Кайнц перегружает фланг, Модест открывается вглубь (не самое типичное открывание для нападающего у «Кельна», но здесь Модест так прочитал эпизод, решив вытянуть за собой соперника), Дуда открывается выше в полуфланге. Хектор не видит продолжение, поэтому смещается с мячом в центр и решает перевести игру на другую сторону. Мяч доводится до Мере, который, если бы не неплохая реакция на перевод «Бохума», мог двигать мяч в правый фланг (см. на схеме потенциал уже упомянутых выше комбинаций), но нашел нестандартный вариант с резким возвратом мяча налево – Кайнц, до этого открывавшийся широко, остался в широкой позиции и получил мяч. Перевод поддержал Хектор, выполнивший функционал восьмерки (вбежал в зону между КЗ и ЦЗ).

Еще один пример – уже матч с «Унионом». «Кельн» несколько раз переводил мяч с одной стороны на другую, в итоге размотав блок – для Хюберса после нескольких разворотов (до этого были еще полторы минуты владения от «Кельна») открылась линия передачи по полуфлангу. Удалось легко вскрыть «Унион» по флангу.

Когда мяч доводится до фланга в высокую позицию (или просто берется высокий темп и идет сильный пас/пас на ход), «Кельн» старается создавать поддержку в полуфланговой зоне. Частично такое можно было уследить на примерах выше; самый яркий – открывание Хектора в полуфланге, в примере с переводом на Кайнца. Подобные заходы в полуфланги – история в первую очередь для левого фланга, где у «Кельна», помимо перегруза, есть более креативный и техничный защитник, чем Шмитц – Хектор.

Размены важны для команды: вся атакующая тройка полузащитников достаточно гибкая. В пиковые моменты владения возможны самые разные вариации структуры, но принципы всегда сохраняются. Пример ниже – один из моих любимых в контексте атаки команды: «Кельн» буквально закружил голову защитникам «Бохума». Роли были нестандартными: Кайнц из широкой позиции довел мяч до Хектора по флангу; затем правый фулбэк Шмитц таким же образом разрезал оборону передачей на Лемперле – молодого нападающего «Кельна», классно прочитавшего этот эпизод.

Особенная роль в системе – у десятки. Ее подстройка под владение достаточно разнообразна. По ситуации она может перегрузить зону мяча, стянувшись в полуфланг и организовать треугольник с восьмеркой и крайним защитником. Такие перегрузы особенно важны, когда стандартные приемы по разматыванию фланга у «Кельна» не проходят на регулярной основе. Третий элемент может помочь команде.

Десятка также ловит передачи в центре, открывается в зону между центральными защитниками. Потенциал таких открываний очевиден, особенно в резких атаках и когда нападающие растягивают центр защиты.

Пожалуй, последняя важная деталь в контексте структурных деталей владения команды на чужой половине в контексте фланговых атак – резкие переводы. Выше мы уже видели один пример – когда «Бохум» забыл про Кайнца. Это, кстати, вполне типичная для него история, он невероятно активен без мяча. Но переводы у команды происходят не только когда забыли про Кайнца. Принцип вполне стандартный: если зона мяча перегружена, идет перевод в свободную зону. Иногда наоборот: в зоне мяча нет вариантов, а вот перевод на другую сторону потенциально опасен. Пример ниже показателен: перевод Чихоса на Тильманна создал удобную для «Кельна» ситуацию на правом фланге. Забегание Шмитца за спины не проконтролировали, и «Кельн» забил.

В целом система открываний на флангах у «Кельна» развита очень хорошо, потому что вариантов может быть масса. Особенно если «Кельн» полностью территориально доминирует над соперником. Из всего разнообразия, которые вы могли увидеть на примерах выше, важны не столько конкретные комбинации и игроки, сколько принципы – надеюсь, у меня получилось их донести цельно.

После разбора фланговых атак стоит немного поговорить и об атаках через центр. В силу трудности взламывать центр, здесь нет такой же гибкой, отточенной системности, многое завязывается на чистой импровизации (в отличие от комбинации импровизации и принципов или даже явных жестких автоматизмов на флангах).

В основном эта история про решения центральных защитников и опорника при разворотах владения. Если соперник готовится к взлому фланга, иногда возникает пространство в опорной или полуфланге у штрафной. За счет структуры (узкие восьмерки или одна восьмерка, пара нападающих и десятка) иногда удается находить адресат.

Как заблокировать «Кельн»? Одну из лучших идей против «Кельна» предложила «Бавария», но чуть показательнее это на примере «Хоффенхайма». Счет 0:5 – слишком жестоко, «Кельн» убили по классическому немецкому сценарию, в переходах; но проблемы «Кельна» в создании моментов и контроле были очевидны – с точки зрения xG это худший матч команды, с нолем в графе ударов в створ, с проигранным (пусть и всего в один процент) владением (всего второй раз в сезоне, первый – против «Баварии»). «Хоффенхайм» вышел по 3-4-1-2 (команда обычно так и играет) – такая схема зеркально накладывается на «Кельн» как при прессинге, так и при блоке; условно свободной остается только десятка, особенно когда открывается вглубь (либо одна из восьмерок).

В итоге частым сценарием были владения «Кельна» у центральной оси, но без продвижения: нападающие и десятка загоняли развитие во фланг, где готовился мощный блок, пробить который по флангу было невозможно. Если и получалось, то это были заходы в слишком широкую позицию на фланге (куда не шел КЦЗ), плюс продолжения такие атаки не получали.

Однако и против такой плотности «Кельн» находил идеи; в контексте билдапа – получалось разбивать через перегруз центральной зоны, плюс растягивать прессинг в начале атаки. Крайние защитники поднимались высоко, уводя за собой вингбэков, а ЦЗ, вратарь и опорник (или пара опорников, учитывая эксперименты с близкой к 4-2-3-1 структуре) разыгрывали большинство, отодвигая соперника глубже.

В развитии атаки против пятерки один из лучших способов вскрыть блок – выманивать крайних центральных защитников: при перегрузе последней линии или перегрузе конкретной зоны можно вынуть КЦЗ и сразу атаковать открывшуюся зону. В матче с «Хоффенхаймом» так пришел один из самых опасных моментов «Кельна», который, на мой взгляд, должен был завершиться голом – Андерссон принял плохое решение, легко проходил пас низом на Ута. Отмечу отдельно нагрузку на ЦЦЗ «Хоффенхайма» сразу двумя игроками.

После разговора о принципах создания моментов, попробуем детально, но коротко разобрать главное оружие «Кельна» – убойные кроссы.

Кроссы «Кельна»: статистика, принципы, мастеркласс Модеста

«Кельн» – самая подающая команда лиги: по данным FBref «Кельн» делает в среднем за матч 16.4 кросса, на 2.3 больше, чем ближайший «Хоффенхайм», при средней разнице по лиге всего 0.51 (максимальная разница между ближайшими командами без учета разницы между «Кельном» и «Хоффенхаймом» – 0.81). В топ-5 лигах уровень и превосходство «Кельна» в кроссах можно сравнить только с «Манчестер Сити» (те же 16.4 p90 с отрывом в 1.9) и «Барселоной» (так же 16.4 за игру, но с не таким большим отрывом от «Реала»). Понятно, что речь идет о разных ситуациях, разных по типу кроссах, разных контекстах (например, «Барса» страдала от этого, а «Сити» атакует очень разнообразно и много, оттого и набивая такие числа). «Кельн», таким образом, выделяется в топ-5 лиг именно своей агрессивной направленностью на кроссы (никто в топ-лигах не доходит и до 15 p90), и тем, что из такого подхода они извлекают.

Кроссы естественным образом выделяются, если мы посмотрим на главные источники угрозы команды. С начала сезона в контексте обостряющих передач «Кельн» выделялся по всей лиге именно эффективными фланговыми атаками (https://t.me/Ivan_xG/572). Лучшие связки в команде в контексте обострения (так грубо говоря мы можем описать термин EPV value – ценность владения, в контексте продвижения мяча в более опасные точки, аналог non-shot статистики) – Шмитц и Модест, Хектор и Модест, Кайнц и Модест, Шмитц и Андерссон.

Источник (telegram-канал Roaming Playmaker)

На графиках, кроме этого, можно отследить принципы владения, которые я отмечал выше: акцент на чуть более сложных комбинациях и передачах по флангу, а также на переводах на левом фланге; чуть более вертикальная и быстрая игра справа – посмотрите, например, на эти характерные передачи в полуфланги, под возможные быстрые стенки или с выводом на пространство в билд-апе. Или на те же характерные для «Кельна» вертикальные передачи по лицевой (чаще всего на открывающуюся во фланг восьмерку). И, естественно, видим разнообразие всевозможных кроссов с флангов.

Подачи «Кельна» действительно разнообразны: это и катбэки, и сильные подачи примерно в зону 11 метров, и сильные прострелы к ближней. Но легко выводятся тренды. Подачи и прострелы Шмитца справа идут примерно с одной зоны – зона 30 на графике ниже. На графике мы видим остроту передач «Кельна» в контексте среднего по лиге; если число отрицательное, «Кельн» здесь выглядит хуже среднего, положительное – лучше. Первое число показывает нам значение EPV (острота, продвижение в опасные зоны, ценность передачи), второе – количество таких передач (все – по сравнению со средним по лиге). Активность на всем фланге завершается как раз зоной 30, где «Кельн» выглядит очень солидно.

Зоны 27 и 21 тоже могут показывать подачи Шмитца и Хектора соответственно – они подают и из более глубоких точек. Достаточно типичная история – подачи сразу после сбросов с фланга. Например, идет заход широко во фланг типичным открыванием из полуфланга, и затем сброс обратно под подачу с ходу.

Но также они характерны, и даже в большей степени характерны для Кайнца. Его любимый прием – сильные приходящие подачи, причем он хорошо подает с обеих ног. Именно Кайнц – лидер по подачам в «Кельне» (всего 38 против 34 у Шмитца и 28 у Хектора).

Отдельно стоит проговорить нагрузку штрафной и движение игроков. Существуют определенные принципы.

Ключевой – включения из глубины, особенно в переходах (см. первый гол «Бохуму»; эта атака началась после успешного контрпрессинга на чужой половине). И десятка, и восьмерки вбегают в штрафную, вторым темпом или вылетая с дальней на ближнюю (или скорее из глубины на ближнюю), остаются на дальней под перелеты – кстати, нередко это помогает сразу организовать второй темп атаки. Нередко «Кельн» создает ситуации 4в4 и 3в3, просто нагружает штрафную четырьмя-тремя игроками атаки. Причем расставляется грамотно – обычно есть и подбор (второй темп), и ближняя, и особенно центр штрафной.

Такая мощная нагрузка штрафной – главный инструмент давления на штрафную и источник основной опасности.

Важно, что нападающие почти всегда ждут в штрафной, изначально располагаясь либо между защитниками (особенно если команда нестрого разбирает 1в1), либо связывая защитников так, чтобы от них удобно было отклеиться. Например, резко вбежать на ближнюю (первый пример), либо плавно и одновременно уйти в отвал, заставив дальнего от мяча ЦЗ ориентироваться только на ближнего к мячу нападающего. Достаточно часто оба нападающих располагаются на одной линии, относительно близко друг к другу – это автоматически создает угрозу.

Часто «Кельн» на большой скорости набегает в штрафную, когда идет быстрый взлом блока – такие ситуации особенно опасны, сопернику труднее ориентироваться, возникает большее динамическое преимущество у атаки. Можно вспомнить хорошую атаку «Кельна» с «Бохумом», изображенную на одной из схем выше (и на самом деле оба гола пришли в подобной ситуации – вылетающих из глубины игроков на подачу просто оставляли одних).

Невозможно обойти стороной лучшего бомбардира команды Модеста. Он сейчас в огненной форме, но в штрафной он всегда был сильным нападающим. Помимо элитного движения, Модест превосходно ведет борьбу за позицию (гол «Герте»), оказывая давление на слабые зоны – например, любит открываться между дальним от мяча ЦЗ и фулбэком (очень опасная зона, см. например гол в ворота «Баварии») или просто оставаться с крайним защитником (пример – гол в ворота «Фрайбурга»). Вести с ним борьбу трудно: он высокий, активно помогает себе руками, плюс задает себе динамическое преимущество, за счет чего часто продавливает.

Кроме того, Модест обладает удивительным ударом головой (посмотрите, например, все тот же голевой удар против «Фрайбурга», или в целом любой его гол головой в этом сезоне). 63% его голов забиты головой: среди лучших 20 игроков по xG в лиге нет ни одного, кто перешагнул бы отметку в 50% (ровно половина у трех человек); у 11 из 20 вообще нет голов головой, у 5 – 25% и менее. Что, естественно, указывает и на специфику команды. При этом он бьет с поразительной точностью: при 0.63 xG его xGOT – 0.57 (седьмой в лиге и там, и там; по данным Opta). И при всем этом он перебивает свои xG на данном отрезке – 0.79 гола за игру, пятая конверсия в лиге.

Это существенный фактор: даже если нет оптимальной нагрузки штрафной, «Кельн» просто может искать голову Модеста.

Атакующие переходы «Кельна». Коротко об организации давления

Коротко разберем принципы «Кельна» без мяча в контексте атаки – это интенсивные прессинг и контрпрессинг, которые провоцируют опасные переходы (и во многом важны команде не только как ограничители владения соперника, но и как дополнительное оружие в атаке). Подробнее на игре без мяча останавливаться не буду: «Кельн» – во многом классическая немецкая структура давления, выделяющаяся на фоне лиги прежде всего уникальной интенсивностью и очень смелой структурой, которая приводит как к ограничению контроля соперника (низкий PPDA плюс приличные числа по собственному владению), так и к огромным проблемам при провалах давления.

Организация высокого прессинга «Кельна» – классическая система немецкого давления по 4-4-2 (4-1-3-2). Пара нападающих загоняет билд-ап во фланг, организует давление до вратаря при обратной передаче. Десятка в ромбе (как это делает, например, одна из шестерок в 4-2-2-2, 4-4-2/4-2-3-1 в подобных системах прессинга) закрывает опорного соперника, либо реагирует между двух опорных по ситуации. Получаются узкие 4-1-3-2, либо собственно тот же ромб – большой разницы, как это называть, тут нет, важнее принципы. Разница разве что в том, что восьмерки иногда выдвигаются в давление из изначально достаточно узких и глубоких позиций. Также серьезная отличительная черта «Кельна» в том, что если другие подобные системы прессинга все-таки основываются на паре опорных (где один выдвигается выше и помогает в организации прессинга), то «Кельн» в своей базовой модели игры иногда даже ближе скорее к тройке нападающих; только с недавнего времени мы могли видеть попытки балансировать структуру игрой по 4-2-3-1, а в первых матчах были переходы на 4-4-2 только когда команда теряла интенсивность и высоту блока (обороняться в среднем и низом блоке ромбом практически невозможно).

Если удается не просто помешать выйти со своей половины, заставить играть длинную или отобрать мяч без опасного перехода, а получить переход, то на схеме выше мы видим потенциал. Обратите внимание, в какой позиции, например, находится десятка (номер 10 на схеме, в том матче и обычно по сезону Дуда), дальняя восемь. Это стандартная ситуация для немецкого прессинга. В случае отбора в любой зоне есть шанс быстрой доставки мяча в опасную зону, чем «Кельн» и пользуется. Алгоритм быстрых атак прост: искать десятку или восьмерку в центре или в полуфланге, быстро нагружать штрафную. Последнее особенно важно: 3-4 человека могут значительно перегрузить штрафную, если «Кельну» удается быстро доставить мяч на подачу (так забили второй гол «Герте»).

У «Кельна» 120 (~6.7 p90) высоких возвратов владения по данным Opta, что является вторым результатом в лиге, с приличной доводкой до ударов – 18 (больше ударов у «Баварии», «Лейпцига», «Дортмунда», причем у всех лучшая конверсия), но всего одним голом. Отчасти влияет все-таки сильная ставка на кроссы – результатом перехода может быть не удар и даже не касание в штрафной, а просто давление на штрафную через подачу. Наконец, прессинг «Кельна» так или иначе не самый устойчивый – несмотря на низкий PPDA, «Кельн» регулярно пропускает именно быстрые, в несколько передач, атаки на свои ворота, в первую очередь через опорную зону.

***

Несмотря на то, что «Кельн» выдал самые яркие матчи на старте сезона против команд схожего или более слабого по ресурсам и организации игры уровня, команда Баумгарта – мини-сенсация в Германии. Другие матчи у «Кельна» выдались на команды, более сильные по ресурсам (возможно, кроме «Фрайбурга», вероятно, также кроме «Униона»), но везде были удачные отрезки, хотя бы в контексте владения (даже с «Хоффенхаймом» – в первом тайме, пока команду не прибили). «Кельн» много был на мяче в высоких позициях во всех своих матчах (кроме игры с «Баварией», хотя и там сумел дать бой), постепенно разматывая структуру соперника или во всяком случая постоянно находясь в поисках вариантов внутри своей структуры.

Существенно, что такой изматывающий и команду, и соперника стиль игры высоко оценивается атакующими метриками – на сегодняшний день «Кельн» действительно обладает одной из лучших организаций игры в лиге, особенно в контексте атаки: доводки до моментов, в том числе до хороших моментов, в контексте давления (прессинг, удары, владения), в контексте контроля территории и силы структуры. По многим показателям «Кельн» – вторая-четвертая команда Бундеслиги.

Интересно, что финальное действие у «Кельна» почти всегда кроссы, однако для создания ситуаций под кроссы (выход на подачу, нагрузка штрафной) устроены сложным и, на мой взгляд, идеально отточенным образом. Опять же, это подтверждает статистика. «Кельн» сейчас – уникальная стилистически команда в топовых лигах. Пример «Кельна» – отличное совмещение автоматизмов и интерпретации в рамках структуры, чисто немецкой интенсивности без мяча с очень смелой, нестандартной для нетоповой команды структуры владения и ставкой на владение, и при этом очень простым по своей сути завершением атак.

Если Баумгарту удастся сохранить подобный настрой команды и уровень физической подготовки, чуть наладив баланс, обойтись без серьезных потерь, то мы вполне можем рассчитывать на уверенное место «Кельна» в середине таблицы и даже выше. Однако именно баланс этой структуры (на мой взгляд, многовато допущенных и маловато выхлопа в атаке из такой интенсивности), а также заточенность на кроссы (но разнообразные и хорошо подготовленные – это способно давать результат), без системных альтернатив (кроме стандартов) при таком большом владении – те аспекты, в которых команда еще способна добавлять.

P.S.: также напоминаем, что у нас проходит конкурс авторов. Времени до дедлайна осталось немного, но если у вас есть желание, вы можете успеть заявиться. Вся информация здесь (вк) или здесь (тг).