Теперь Головин – глубинный плеймейкер сборной. И как?